Барахтанье как способ государственного управления

Действия нашего правительства по управлению страной вызывают все больший интерес у стороннего (и заинтересованного) наблюдателя. Какую цель ставят перед собой наши высшие управленцы? Какими методами они пытаются этой цели достигнуть?

Про достижение показателей социально-экономического развития все еще говорится, но преимущественно с приставкой «неудовлетворительное». Конечно, все еще остается два года до окончания очередной пятилетки, но, судя по всему, верят в то, что показатели удастся наверстать, лишь наиболее оторванные от реальности чиновники.

К середине сентября так и не появилось принятого сценария социально-экономического развития на 2014 год, хотя правительство уже несколько раз собиралось и для обсуждения плана, и для обсуждения бюджета на будущий год. Единственный показатель текущего года, выполняющийся более-менее уверенно – это рост доходов населения, да и тот, опережающий «в разы» производительность труда, внушает сомнения в своей устойчивости и грозит еще больше «накренить» баланс платежей и пирамиду рублевых депозитов.

Другая проверенная временем задача, вдохновляющая наших управленцев, – это «сохранение statusquo», известная под разными названиями, от «сохраним все лучшее, что было в Советском Союзе» до «у нас своя уникальная модель развития». Задача, которая реализуются все с большим трудом и вступающая во все большее противоречие с окружающей действительностью и мировыми процессами. Поступающих извне средств для сохранения в нетронутой форме и производственной, и социальной модели уже не хватает, поэтому наблюдаем попытку срочной модернизации первой и урезания второй.

Как и любые поспешные, непродуманные толком действия без четкого осознания, КАК (при помощи каких механизмов) это будет происходить, наша модернизация/десоциализация напоминает известный интернетовский мем по поводу бизнес-планов, уходящий корнями в замечательный сериал «Южный парк»:

1. Делаем что-то

2. ?????

3. Профит

Схема приложима к любой области государственной политики в Беларуси:

1. Закупаем новое оборудование на некоторые госпредприятия.

2. ?????

3. Профит!

Когда профита (повышения производительности, роста экспорта, повышения прибыли/снижения потребности в дотациях) не происходит, начинаются лихорадочные поиски, чего бы в пункте два можно было бы подкрутить. Запретить увольняться с этих предприятий? Или наоборот, всех уволить и набрать новых (где?). Обязать руководителей предприятий выполнять показатели под страхом счесть невыполнение «грубым нарушением трудовых обязанностей»?

1. Приказываем бороться с коррупцией.

2. ??????

3. Профит!

Через некоторое время выясняется, что не только профита (снижения коррупции) не происходит, но ей охвачены целые отрасли, а те, кому по должности положено бороться с коррупцией, «сдают» мелких сошек для отчетности, а с крупными образуют «кланы».

При таком уровне планирования судьба мелкого и среднего бизнеса (по Программе социально-экономического развития – главных производителей будущего экономического роста к 2015 году) вообще незавидна. Какое тут бизнес-планирование, когда ни НДС на будущий год не просматривается, ни кредитная ставка.

Правительство свои планы не разъясняет, и вообще рекомендует без специального экономического образования в экономические вопросы не вникать. «Не заморачиваться».

При всем нежелании правительства проводить реформы в социально-экономической политике, какие-то процессы однако все же идут, судя по высказываниям наших высших чиновников, и несмотря на рекомендацию «не заморачиваться», народ пытается угадать их назначение, «дальний прицел».

Правительство внезапно обнаружило в стране полтора миллиона «тунеядцев», которые будучи в трудоспособном возрасте, не участвуют в легальной экономической деятельности, и, следовательно, не платят налоги. Премьер-министр озвучивает намерение обложить тунеядцев налогом, и, судя по поступающим сведениям, подготовка к этому уже ведется. Что за люди составляют эти полтора миллиона, почему они не работают и как они могут отреагировать на введение налога – не сообщается, и непонятно, интересовался кто-нибудь из чиновников этим вопросом или нет.

В два раза увеличивается стаж, необходимый для получения трудовой пенсии. Правительство сообщает, что у нас «аж» три тысячи людей, который получают пенсию, не сделав никаких отчислений в фонд социальной защиты. Поскольку пенсионеров в Беларуси уже более двух с половиной миллионов, эти три тысячи человек составляют чуть более тысячной процента. Почему именно сейчас понадобился пересмотр критериев? Может быть, ожидается, что скоро таких людей станет гораздо больше – начнут выходить на пенсию те, чья трудовая жизнь прошла в основном уже после Советского Союза с его стопроцентной занятостью?

Тогда возникает вопрос – какова долгосрочная цель этой политики? Один из вариантов, судя по осуждающему тону зам. министра труда и социальной защиты Ковалькова – наказать «тунеядцев», которые «за всю жизнь и пяти лет не отработали». Пусть справедливость восторжествует, но окажемся ли мы как общество в лучшем положении, если даже несколько тысяч людей окажутся без каких-либо средств к существованию, пусть даже целиком и полностью по собственной вине?

Хотелось бы верить, что разработчики этого указа провели необходимые исследования и твердо уверены, что те, кому не хватает стажа, успеют найти подходящую работу и наверстать упущенное. И что уплаченные ими отчисления в ФСЗН перекроют расходы государства на их трудоустройство – а то ведь они могут и на бюджетные места устроиться, на которые средства из бюджета как раз расходуются. Интересно было бы на эти расчеты посмотреть.

Интересным образом в пункте 2. ?????? нашего правительства почти никогда не подразумеваются действия, направленные на работу с человеческим капиталом, который, как известно, является одним из главных факторов экономического роста. Государственная политика редко включает в себя такие этапы, как переподготовка, переобучение, социально-трудовая реабилитация. Создается впечатление, что получение трудовых навыков нашими чиновниками понимается только на уровне «послешкольного» образования один раз на всю жизнь. То, что человек может получить востребованную профессию в зрелом возрасте, сменить профессию на более востребованную, наконец, не иметь никаких трудовых навыков в зрелом возрасте по жизненным обстоятельствам (даже пусть и по своей вине) – остается за пределами государственной политики.

Если судить по заявлениям высших чиновников, какого-либо осознанного планирования в этой области не ведется. А ведь это должно стать главной задачей правительства в стране, производственная модель которой почти себя исчерпала на фоне нарастания долговых обязательств.

Нехватка рабочей силы признается уже и на уровне руководителей страны, которые потихоньку планируют завозить строителей (холодильников) из Вьетнама и ткачей из Бангладеш. Вероятно, следующим шагом станет «завоз» из этих стран врачей, потом учителей, потом... надо полагать, госслужащих. Сам по себе план ничем не хуже других с экономической точки зрения, если, конечно, это план. Если государственные органы и службы будут подготовлены к регулярному прибытию значительных количеств мигрантов, которым потребуется ассимиляция в общество, обучение белорусскому и русскому языку, жилье, специальные классы для только что прибывших детей мигрантов в школах, переводчики в поликлиниках, ЖЭСах, судах... В общем, спросите у любой страны со значительным притоком мигрантов.

Возвращаясь к попытке анализа задач и целей государственного управления в Беларуси, приходится заключить, что единой цели не существует. Вероятно, существует несколько когорт чиновников, каждая из которых преследует свои цели: сохранить текущее положение (в том числе свое), создать видимость деятельности по достижению поставленным политическим руководством целей (зачастую противоречивых либо заведомо невыполнимых), либо попытаться в рамках своих полномочий повысить текущие бюджетные доходы и сократить издержки (без какого-либо продуманного плана).

К сожалению, результат этой разноголосицы все мы можем наблюдать – деятельность правительства по разработке государственной политики либо парализована, либо ориентирована на решение текущих краткосрочных задач, зачастую противоречащих одна другой. Впрочем, емкое определение этой лихорадочной, малопродуктивной и хаотичной деятельности недавно прозвучало с самого верха государственной власти в Беларуси – «барахтанье».