Рост цен на нефть как бомба для фундамента белорусского чуда

Нефтепродукты как основа экспорта

Среди факторов экономического роста экономисты зачастую выделяют первоначальные условия. Действительно, наличие развитой промышленной базы, обученной рабочей силы, а также инфраструктуры имеет большое значение для темпов и направления экономического развития, особенно т.н. восстановительного роста.

В этом смысле Беларусь выгодно отличалась от большинства постсоветских республик. В советское время она была развитой индустриальной страной. При этом одной из наиболее ценных составляющих советского наследства явились два относительно новых нефтеперерабатывающих завода. Они были построены в 80-х годах, имеют развитую инфраструктуру и неплохую технологическую основу. Белорусское руководство быстро поняло, что успешное и стабильное развитие этих заводов может приносить значительную прибыль бюджету и стране, а также неплохие дивиденды чиновникам, курирующим нефтепотоки. С этой целью в заводы постоянно вкладываются инвестиции, причем большинство инвестиционных конкурсов по привлечению иностранного (российского) капитала проваливаются, поскольку, в принципе, «не очень-то и хотелось». В том смысле, что для привлечения иностранного инвестора надо делиться властью и деньгами, а делать это нужно лишь в крайнем случае.

По мере роста цен на нефть и нефтепродукты на мировом рынке изменилась модель развития внутреннего рынка. Так, потихоньку поменялась схема поставок нефти для переработки. Ушли в прошлое давальческие схемы, когда перерабатываемая нефть считалась российской, как и получаемые нефтепродукты. Поставлять нефть могут теперь только белорусские резиденты, соответственно, российские поставщики должны были обрасти белорусскими партнерами. Концерн «Белнефтехим», выполняющий функции отраслевого министерства, подчиняется непосредственно Совету министров. Он поменял несколько руководителей и постепенно, вместо выполнения просто регулирующих функций, стал полностью государственным предприятием, так сказать, «вещью в себе». Российская нефть для поставок на переработку должна пройти через процедуру тендера. Выиграть тендер, естественно, составляет особое искусство.

Соответственно, изменилась и структура белорусского экспорта. Если 10 лет назад доля минеральных удобрений (т.е. в основном нефтепродуктов) составляла 12% белорусского экспорта, 5 лет назад – 23%, сегодня это 35,4% от всего белорусского экспорта. Десять лет назад экспорт в страны «вне СНГ», т.е. на Запад, составлял около 20% всего белорусского экспорта. Сегодня экспорт только в страны ЕС составляет 47% белорусского экспорта, причем 60% этого экспорта занимают минеральные продукты (в Россию, соответственно, мы экспортируем уже менее 35%). 

На чем делаются деньги

Подписание протокола о создании Союзного государства Беларусь использует на все 100%. Причем наибольшую ценность для нашей страны и ее руководства представляют огрехи и многочисленные «белые места», которыми изобилует этот документ. Например, согласно белорусско-российским договоренностям, при поставках нефти из России в Беларусь российские компании не уплачивают экспортную пошлину в российский бюджет. А какой должна быть белорусская пошлина на нефтепродукты и в чей бюджет она должна уплачиваться, ни в каком документе точно не прописано. Соответственно, имея экономию в 160-180 долл. на тонне сырой нефти (российская экспортная пошлина) Беларусь устанавливает экспортные пошлины на нефтепродукты на уровне значительно ниже российских, и поступают они, естественно, исключительно в белорусский бюджет.

Для того чтобы показать, насколько низкие цены на нефть важны для Беларуси, приведем несколько цифр. Примерно 3,5-4 млрд долл. составляет экономия Беларуси на импортных ценах на сырую нефть. Сама переработка нефти дает еще 2-3 млрд долл. прибыли. Для сравнения: белорусский ВВП – 30 млрд долл. в год, объем экспорта – 16 млрд долл., доходы бюджета – 2,46 млрд, объем прибыли, создаваемой в экономике, – чуть меньше 11 млрд долл. в год.

Естественно, что и российские поставщики не остаются без прибыли. Во-первых, цены на нефть для поставок в Беларусь выше внутрироссийских. Внутренняя цена России на нефть составляет примерно 21-22 долл., импорт в Беларусь идет по ценам около 32 долл. за баррель, экспортная цена России без пошлины установлена на уровне 30 долл. Т.е. поставлять нефть в Беларусь выгодно. Во-вторых, скорее всего, не все, сэкономленные Беларусью деньги, остаются здесь же. Наверняка кто-то с кем-то делится. Соответственно, г-н Греф может долго и упорно говорить о бюджете и интересах России, однако узкие частные интересы в самой России могут активно противостоять желанию высших чиновников упорядочить или кардинально изменить схемы поставок нефти в страну.

Исчезающие факторы роста

О том, что всё белорусское чудо держится на административном ресурсе, дружбе с Россией и благоприятной внешней конъюнктуре, специалистам и всем интересующимся давно известно. Понимающие люди из правительства пытаются иногда инициировать внедрение каких-то реформ или хотя бы дискуссии об их необходимости, однако все эти попытки обречены на провал. Во-первых, реформы должны носить комплексный характер, во-вторых, они должны быть взаимоувязаны с политическими изменениями (в смысле функций, обязанностей, прозрачности, открытости процесса, возможности делегировать полномочия и отвечать по принятым обязательствам и пр.), в-третьих, на самом верху нет понимания неизбежности конца работающих сегодня факторов роста. В том составе и качестве, которое есть сегодня, от правительства или парламента не приходится ждать «жесткого разговора» ни с самими элитами внутри страны, ни с населением, ни с бизнесом.

Однако проблема не только в них. Проблема и в альтернативных политических и экономических элитах. Люди, демонстрирующие сегодня желание прийти к власти и начать осуществление реформ, должны уметь общаться с электоратом на понятном ему языке. И, соответственно, уметь объяснить каждому – от сельской учительницы до тракториста, от слесаря до инженера госпредприятия, почему в стране нужны реформы.

Люди действительно воспринимают тот золотой дождь, что сейчас проливается на Беларусь вследствие дешевых энергоносителей и высоких цен на несколько стратегических для экспорта групп товаров, как само собой разумеющееся и вечное. Не их вина, что у них отсутствуют источники информации о слагаемых этого успеха.

Однако альтернативные элиты и лидеры должны уметь не только говорить об отсутствии демократии и нарушении прав человека, но и о том, что волнует сегодня большинство людей – об их материальном благополучии и будущем их детей и внуков. Значит, нужно всячески распространять информацию о том, что в Беларуси успешно работают только 20 предприятий, что всё дотируется и субсидируется, что никогда у нас не будет хорошо, пока частная собственность не станет доминирующей, поскольку она по определению эффективнее государственной. Что демократическое правление «меньшинства и для меньшинства» лично им в долгосрочной перспективе приносит лишь риски и убытки. Что белорусская продукция все больше теряет конкурентоспособность, что многие белорусские товары становятся почему-то дороже, чем украинские или российские. О том, что в стране не созданы механизмы в виде законов и страхующая прослойка в виде частного бизнеса на случай, если у 10 крупнейших госэкспортеров изменятся условия торговли (экспортные или импортные цены) и пр.

То есть нужно научиться объяснять людям, что никакого чуда нет, есть везение, благоприятная ценовая и политическая конъюнктура и 10 заводов, построенных еще в советские времена. Причем прибыльно работать они могут только в особых ценовых, таможенных и прочих льготных условиях. Все остальные успешно «запущенные» заводы работают вхолостую. И чтобы убедиться в этом, достаточно сходить в магазин и на рынок.

Метки