Перспективы взаимодействия Республики Беларусь с КНР

«Уход Лукашенко на Запад», наметившийся после произошедших кризисов в российско-белорусских отношениях на протяжении 2004-2007 гг., ознаменовал переход политического руководства Беларуси к «реальной» многовекторной внешней политике. Развитие международных отношений со странами дальнего зарубежья имело две цели – экономическую и политическую. С одной стороны, А.Г. Лукашенко было необходимо найти новые источники финансирования экономики и обеспечить энергетическую безопасность Беларуси, а с другой – легитимизировать существующий политический режим в глазах мирового сообщества.

С 2005 г. начинается активизация отношений с Китаем, первоначально в сфере экспорта-импорта товаров, а в последующем стали совершаться регулярные визиты, развивалось инвестиционное, культурное сотрудничество, были созданы совместные предприятия[1]. Развитие отношений с Китаем идет в русле обозначенной президентом РБ концепции внешней политики: «двух векторов – условно говоря, восточного и западного – для эффективной политики недостаточно. Мы должны расширить число «опорных точек» на международной арене за счет наращивания «дальней дуги» союзников и партнеров» [2].

С 2010 г. в рамках партнерства Республики Беларусь и КНР в Смолевичском районе Белоруссии реализуется совместный проект стран по созданию особой экономической зоны, развитию высоких технологий и емких производств. Преимущественными отраслями должны стать новые материалы, электроника, машиностроение, биомедицина.

Китайская народная республика уже имеет опыт создания подобных совместных предприятий: проект Китайско-сингапурского парка в г. Сучжоу оказался рентабельным и оправдал возложенные на него ожидания:за время его существования было реализовано 6 проектов с объемом инвестиций USD 1 млрд. каждый, и более 100 проектов, в рамках которых было инвестировано USD100 млн. и более [3].

Для Республики Беларусь данный тип сотрудничества является новым, но, судя по амбициозности и масштабности проекта, а также исходя из заявлений белорусского правительства, довольно перспективным в плане инвестиций в белорусскую экономику. По словам А.Г. Лукашенко, «Китайско-белорусский индустриальный парк позволит Беларуси получать дополнительно до 50 млрд. долларов. Это инвестиции ведущих компаний мира, которые сегодня работают в Китае. Это кредиты Китайской Народной Республики. Благо, что валютных резервов в Китае достаточно. Их надо, конечно же, куда-то инвестировать» [4]. Кроме того, проект позиционируется как фундамент для сближения политических позиций Белоруссии и Китая на международной арене.

Однако,хотелось бы отметить, что перспективы белорусско-китайского сотрудничества представляются довольно туманными. Если говорить конкретно о Китайско-белорусском парке высоких технологий, то данный проект скорее выгоден КНР, чем Республике Беларусь. Более того, его реализация для Белоруссии сопряжена с рядом определенных трудностей, среди которых стоит назвать экологическую проблему, миграционную, экономические трудности (отрицательное сальдо во внешнеэкономической торговле с Китаем [5], снижение налоговых поступлений в бюджет за счет создания свободной экономической зоны на территории парка), рост оппозиционных настроений, ухудшение российско-белорусских отношений (в связи с нарушением договоренностей по Евразийскому экономическому пространству) [3].

В долгосрочном, стратегическом отношении белорусско-китайское сотрудничество, несмотря на заявления сторон о достигнутом «беспрецедентно высоком уровне отношений»[1] и «высокімузроўнiсупрацоўніцтва» [6], взаимоотношения стран представляются малоперспективными.

Во-первых, основная проблема, подталкивающая А.Г. Лукашенко к сотрудничеству с Китаем – экономические трудности Белоруссии. Бюджет Беларуси, являющийся дефицитным и зависимым от инвестиций и объемов экспорта, нуждается во вливании денежных средств извне. По состоянию на 1 октября 2012 года государственный долг Беларуси составил USD32,966 млрд.[7], сальдо внешней торговли остается отрицательным [5]. В то же время, специфика ведения деятельности китайскими предпринимателями и инвесторами такова, что реализация достигнутых договоренностей, как правило, осуществляется по «китайскому сценарию». Кроме того, Китай предпочитает давать «связанные кредиты», проводя в мире политику экономической экспансии. «Просто давать деньги китайцы не склонны», – отмечает политолог Андрей Федоров[8]. Китай, представляющий собой быстро развивающуюся в экономическом плане страну и в политическом отношении претендующий на лидерство в Азиатско-Тихоокеанском регионе и готовый заявить о себе в качестве глобального игрока, не нуждается в Беларуси в геополитическом плане, рассматривая ее исключительно с точки зрения реализации своих ресурсов и расширения рынков сбыта. В этом отношении у Китая, как и у Великобритании, «нет вечных врагов и верных друзей, но есть вечные интересы».

Во-вторых, сближения Республики Беларусь с КНР не допустит Российская Федерация. Россия, обратившаяся к Востоку в поисках сотрудничества сравнительно недавно, последовательно и прочно в течение нескольких лет обозначает азиатский вектор в своей внешней политике в качестве приоритетного, и последовательно укрепляет отношения с Китаем. Об этом свидетельствует российская политика в отношении КНР: в 2005 г. был окончательно урегулирован вопрос о русско-китайской границе, увеличивается товарооборот между странами, в дипломатическом отношении позиции России и Китая сближаются – обе страны выступают за открытость и многополярность мира, о чем свидетельствуют заседания Совета Безопасности ООН.

И, наконец, тесное сотрудничество Беларуси с Китаем в рамках строительства Китайско-белорусского индустриального парка предполагает ряд льгот для китайских инвесторов, объем и сроки которых уже согласованы с белорусским правительством. В то же время, ряд из них наносит удар по существующим ранее белорусско-российско-казахским договоренностям в рамках строительства Евразийского Союза и формирования единого экономического пространства (ЕЭП). В частности, данный район будет освобожден от ряда налогов, в том числе на обязательную продажу валютной выручки вплоть до 2027 года. Однако, уже к 2017 году Белоруссия, Россия и Казахстан договорились ликвидировать все свободные экономические зоны (СЭЗ) на своих территориях, не производить продажи валютной выручки. Более того, развитие проекта китайско-белорусского индустриального парка (КБИП) предполагает создание совместных акционерных китайско-белорусских предприятий, нацеленных в своем производстве на экспорт товаров, преимущественно в страны СНГ и в том числе, с выходом на ЕЭП. Российская Федерация уже выказала свое неодобрение касательно данной идеи, поскольку во-первых, приход китайских товаров в зону ЕЭП нарушит принцип Таможенного Союза и равноправных возможностей его участников, а во-вторых, создаст потенциальную угрозу для развития российской автомобильной промышленности: сейчас активно обсуждается вопрос о сборке китайских легковых автомобилей «Джилли», объемом более 120 тысяч машин в год [8].

Попытки официальной пропаганды преподнести белорусско-китайские отношения как стратегическое партнерство, предпринимались еще задолго до установления отношений данного статуса в дипломатическом протоколе, что вызывало справедливое недоумение у китайской стороны [9]. В настоящее время возможности белорусско-китайской дружбы также сильно преувеличены. Эксперты центра BISS дают следующий прогноз развития отношений: «в ближайшей перспективе Беларусь не выполнит ни одной из задач, поставленных в отношениях с Китаем: торговый баланс будет оставаться глубоко отрицательным, значимых китайских кредитов поступать не будет»[8].

Основными мотивами разыгрывания «китайской карты» белорусским правительством является политический эффект от сотрудничества: легитимация режима А.Г. Лукашенко на международной арене, попытка избежать международной изоляции, своеобразная гарантия сохранения суверенитета Беларуси (согласно подписанным договорам, Беларусь признает целостность Китая, т.е. не признает отделение Тайваня; КНР и Республика Беларусь выступают против вмешательства во внутренние дела государства, будут способствовать сохранению суверенитета)[1].

--------------

1.На новую ступень отношений // «Белорусская Нива» 16.07.2013г.

2.О Беларуси и тех вызовах современности, которые существуют в мире // Послание президента Республики Беларусьбелорусскому народу и Национальному собранию. 2012г.

3. Заяц Д. Белорусско-китайский индустриальный парк – кот в мешке // Портал Naviny.by.

4. Китайско-белорусский индустриальный парк позволит, по словам Лукашенко, решить больной вопрос для Беларуси // Ежедневник.

5. В отношениях Минска и Пекина назревают серьезные проблемы // «Белорусский Партизан».

6. Лукашэнка прыспешвае з Кітайска-беларускіміндустрыяльным паркам // «Наша Нива».

7. Экономика Белоруссии// Свободная энциклопедия «Википедия».

8. КласковскийА.От Поднебесной белорусы не дождутся манны небесной // Naviny.by.

9. Елисеев А.Поспешили. Беларусь – Китай: теперь настоящее стратегическое партнерство// Naviny.by.

---------------------

Информация об авторе.

Горбелева Екатерина Андреевна, Российская Федерация, г. Барнаул. Историк, международник. Окончила Алтайский государственный университет по специальности «Историк. Преподаватель» в 2012 году, в настоящее время – магистрант 2 года обучения направления «Международные отношения». Сфера научных интересов: российско-белорусские отношения, имиджи в международных отношениях, политические процессы на постсоветском пространстве, интеграционные процессы, Евразийский Союз.