Почему офисы БКК оказались пророссийскими?

Скандальный развод «Уралкалия» с белорусским партнером по калийному альянсу по сути обескровил Белорусскую калийную компании (БКК), которую белорусская сторона решила сохранить в качестве трейдера «Беларуськалия». 

Российские менеджеры БКК получали зарплату в «Уралкалии»

Пока БКК представляет собой грустное зрелище. Мало того, что представители «Уралкалия» сразу провели «чистку» компьютеров минского офиса БКК, но и спешно переоформили ряд контрактов БКК на «Уралкалий-трейдинг» даже на тех суднах, которых уже находились в море.

Самое главное, компания в одночасье лишилась большинства опытных менеджеров не только в головном офисе, но и в зарубежных офисах. Весь персонал «Уралкалия» (а он составлял большинство ключевых менеджеров БКК) одновременно уволились из компании и покинул Минска. Как только было озвучено известное заявление российского акционера, практически каждый специалист из офиса написал заявление в «Уралкалий», подтвердил генеральный директор ОАО «Беларуськалий» Валерий Кириенко на пресс-конференции в Солигорске 19 августа. «Российский менеджмент БКК уехал так спешно, что даже оставил все вещи в своих квартирах и теперь почему-то боится сюда приезжать», – сказал он.

Несколько менеджеров-белорусов, которые могли быть востребованы сейчас в БКК, заранее были переведены руководством «Уралкалия» из БКК в московский офис «Уралкалий-трейдинга». «К сожалению, в том виде БКК оказалась компанией с российским менеджментом, все ее офисы оказались пророссийскими, проуральскими, хотя ее гендиректора и назначали с нашей стороны», – признал В. Кириенко.

Почему же так случилось, что паритетное участие в БКК после ухода одного акционера оставило белорусскую сторону на пепелище?

Один из нюансов сложившейся ситуации В. Кириенко пояснил. Оказывается, в обосновании создания БКК в 2005 году было сказано, что российский менеджмент компании в течение года обучит белорусских специалистов. Но этого не случилось, признал гендиректор «Беларуськалия». И в результате ключевые позиции в БКК заняли российские менеджеры. Которые, кстати, львиную долю своей зарплаты получали не в своей компании в Беларуси, а в России – от «Уралкалия».

Что шокировало гендиректора «Беларуськалия»

В истории калийного бизнеса совместно с российским компаниями это не первая разразившаяся «война».

В 1992-2005 годах Беларусь торговала калийными удобрениями через Международную калийную компанию. Это был альянс трех производителей калийных удобрений бывшего СССР: «Беларуськалия» и российских «Уралкалия» и «Сильвинита». Он был создан в целях избежания нездоровой конкуренции на международных рынках. Все учредители имели равные доли в уставном капитале МКК.

В 1997 году МКК впервые стала крупнейшим экспортером калийных удобрений на мировом рынке, опередив главного конкурента – канадскую группу Canpotex. Однако спустя некоторое время этот калийный альянс стал трещать по швам. В 2000 году из-за внутренних противоречий из состава МКК фактически вышел «Уралкалий» и принялся самостоятельно продвигать удобрения на внешних рынках. «Беларуськалий» же еще несколько лет в тандеме с российским «Сильвинитом» использовал трейдерскую сеть МКК.

Однако в феврале 2005 года А. Лукашенко жестко потребовал от правительства и руководства «Беларуськалия» отказаться от услуг трейдера – МКК, исключив из экспорта калийных удобрений, по его слова, необоснованных посредников, из-за чего бюджет теряет до 100 млн. USD в год. Белорусский президент обвинил Международную калийную компанию чуть ли не во всех смертных грехах. Тем не менее, разрыв этого калийного альянса проходил очень цивилизованно. Российский партнер, как признал в ходе пресс-конференции 19 августа В. Кириенко, фактически создал для «Беларуськалия» подушку безопасности.

В течение 3 месяцев МКК направляла своих сотрудников из Москвы в Минск для налаживания делопроизводства, учила специалистов и т.п. Этот шаг бывшего трейдера В. Кириенко объяснил ответственным поведением опытного игрока, не желавших какими-либо резкими действиями обвалить мировой калийный рынок, вследствие чего могли пострадать и покупатели, и продавцы.

Неизвестно, были ли такие нормы поведения были заложены в соглашении о создании МКК. Независимо от этого, игрок действовал весьма корректно, не желая «насолить» и своему оставшемуся партнеру – компании «Сильвинит», которая продолжала продавать хлоркалий через МКК еще много лет – вплоть до ее объединения с «Уралькалием». (В 2011 году «Беларуськалий» под давлением «Уралкалия» продал свои 33% акций в МКК примерно за 8 млн. USD).

Но уже известно, что при создании БКК юридическая процедура выхода акционеров из компании предусмотрена не была. Об этом сказал В. Кириенко на пресс-конференции 19 августа. Он не стал скрывать, что в заявлении недавнего партнера более всего ошеломило не то, что «Уралкалий» перестал торговать через БКК. Шоком для гендиректора «Беларуськалия» стала новая стратегия продаж «Уралкалия» (объем приоритетней цены, хотя до этого все игроки калийного рынка придерживались обратной стратегии).

Оказывается, в июне 2013 года партнеры по БКК достигли компромисса по всем ключевым вопросам совместной работы в рамках ЗАО «БКК» и зафиксировали договоренности соответствующим протоколом. В протоколе июльской встречи было прямо записано, что в случае развода или выхода из совместной компании акционеры будут действовать очень аккуратно и ответственно, – обе стороны гарантируют друг другу в течение года плавный развод. Но эти договоренности не были выдержаны, возможно, потому что не имели юридической силы.

Пока белорусская сторона собирается привлечь к ответственности российских менеджеров БКК за то, что они от лица БКК без согласования с «Беларуськалием» отправлялись письма о том, что компания расторгает ранее подписанные контракты. Эти действия «Уралкалия» заслуживают правовой оценки, – сейчас группа юристов рассматривает «эти вопросы в рамках устава и международного права», отметил В. Кириенко.

По логике, правовой оценки могли бы заслуживать также действия партнера, который в одночасье разрушил прежние договоренности и тем самым нанес ущерб другому акционеру. Но это было бы возможно, если бы такие соглашения предшествовали созданию белорусско-российского калийного альянса.

Как правило, при подписании такого рода ключевых документов, затрагивающих интересы не только двух субъектов, но и государства, стороны оговаривают, что партнер должен заранее предупредить о выходе из соглашения (к примеру, в нефтяном российско-белорусском соглашении участники должны предупредить о выходе из него за полгода). Приходилось слышать разные версии, почему документы о создании БКК были подписаны, минуя серьезную правовую экспертизу, вследствие чего имеющиеся документы о создании альянса по сути лишены юридической силы. Один из собеседников – профильный чиновник – заметил, что белорусская сторона на то время не имела необходимого опыта.

Однако, похоже, были и другие причины скорого создания альянса, разрыв которого чреват для Беларуси серьезными экономическими потерями.

На волне эйфории

В начале 2005 года А. Лукашенко, одержимый желанием поскорее избавиться от посредника в торговле основным отечественным валютным товаром, очень торопил правительство поскорее создать национальную компанию. В апреле 2005 года Минский горисполком зарегистрировал ОАО «Белорусская калийная компания», учредителями которой стали РУП «Беларуськалий», доля которого в акционерном капитале составляла 98%, и ОАО «Гродно Азот» (2%).

По замыслу, БКК должна была стать альтернативой Международной калийной компании (МКК), через сбытовую сеть которой Беларусь до этого торговала удобрениями на мировом рынке.

Но самостоятельная работа БКК продолжалась недолго. Уже 2 ноября 2005 года Александр Лукашенко одобрил план вхождения в состав БКК российской компании «Сильвинит». Однако буквально на следующий день, 3 ноября, после в Минск визита председателя правления «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева, сценарий создания БКК принципиально поменялся. И сразу же первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко сообщил, что недавно ОАО «Уралкалий» выкупило 50% акций БКК, и теперь у компании два учредителя с равными долями – ОАО «Уралкалий» и «ПО «Беларуськалий».

Такая спешка в создании совместного игрока вызывала немало вопросов, в том числе ключевой: каким образом «Уралкалий» мог столь стремительно преодолеть все процедурные вопросы для вхождения в БКК? Ведь еще до 2 ноября 2005 года 98% акций в БКК принадлежало «Беларуськалию», еще 2% – «Азоту».

В то время основной акционер «Уралкалия» Д. Рыболовлев своим спешным приездом в Минск сумел опередить своего конкурента – компанию «Сильвинит». «Беларуськалий» очень хотел, чтобы в альянс вошел третий игрок в лице «Сильвината» – это позволило бы лучшим образом сохранить баланс интересов. Но тогда между российскими компаниями существовали серьезные противоречия, в том числе и в подходах по созданию калийного альянса. А спустя несколько лет в России грянул передел калийного рынка, – в 2011 году под патронатом Кремля произошло объединение «Уралкалия» и «Сильвината».

Пойдет ли урок впрок?

Самое любопытной в этом скандальном разводе то, что «Уралкалий» по-прежнему остается акционером БКК. Решение о его выходе из БКК не принято и будет ли принято вообще, – неизвестно. «Этот вопрос обсуждается», – лаконично заметил В. Кириенко в ходе пресс-конференции.

Эта коллизия, между прочим, не исключает возможных скандалов в дальнейшей работе БКК. Гендиректор «Беларуськалия» настроен категорично в отношении возможного возобновления альянса. «Я лично никогда больше не пойду на союз с «Уралкалием» на тех условиях, которые они предлагают. При такой политике – ни в коем случае», – заявил он. При этом он не исключил, что при другом собственнике «Уралкалия», «если там все будет по-другому», подобный альянс возможен. «Если будет выгодно, почему бы не рассмотреть такое предложение?» – сказал В. Кириенко.

Время покажет, научит ли чему-нибудь белорусское руководство «соленый» опыт создания второго калийного альянса с российскими акционерами.