Государственная кадровая политика: полугодовой обзор

Анализ назначений в руководящем составе органов государственного управления республики Беларусь за два квартала 2013 года показывает, что текущая кадровая политика определяется двумя факторами. Во-первых, ведущую роль продолжает играть долгосрочный «фактор 19 декабря 2010 года» и связанный с ним кризис доверия внутри правящей группы. Вторым фактором является начавшаяся в 2013 году реформа государственного аппарата, которую следует рассматривать как один из эффектов указанного кризиса.

См. также Обзор кадровой политики в Беларуси за I квартал 2013

Как следствие этих двух факторов, наибольшая кадровая активность наблюдается в Министерстве иностранных дел, и связана она с переориентацией его руководства на новое направление работы: Азия и Ближний Восток. В свою очередь, на этом фоне отчетливо наблюдается тенденция возвращения в команду президента Лукашенко влиятельных чиновников из прежней команды, а также попытка сосредоточить решение актуальных для государства внешнеэкономических вопросов в ближнем кругу президента, вплоть до круга семьи.

Эти факторы и тенденции задают рамки текущей кадровой политики правящей группы и накладывают ряд ограничений на внешнюю и внутреннюю политику республики. В частности, снижается вероятность очередного «диалога с Западом» – прежде всего по причине нехватки соответствующих кадров для ведения ответственных переговоров. Также усиливается экономическая неопределенность в связи с новым приоритетным направлением внешней торговли в странах Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока и в Китае.

Наконец, сокращение управленческого аппарата в Беларуси объективно приводит к сужению сферы ответственности властей, что повышает социальные и экономические риски для населения и соотв. политические риски для правящей группы во время ближайшей президентской кампании. Позитивным фактором для властей является отсутствие активного сопротивления со стороны увольняемых подчиненных, которые пока терпеливо следуют воле авторов реформы госаппарата.

Фактор 19 декабря: «либералы» против «резервистов»

Предположение о кризисе доверия, который произошел внутри правящей группы во время последней президентской кампании, позволяет выдвинуть достаточно стройную политическую версию происходящих с тех пор событий. Упрощенно базовая гипотеза выглядит так:

1. В период 2008-2010 гг. в Беларуси была предпринята попытка модернизировать действующую политэкономическую систему по условному «либеральному» (западному) канону. Однако, скандальный провал этого проекта заставил президента Лукашенко обратиться к методам жесткого ручного управления страной и нейтрализовать влияние той элитной группы, которая несла ответственность за проект либерализации и утратила доверие президента. Имеется в виду условная «группа Макея-Мартынова», которая руководила контактами с ЕС и США.

2. В результате кризиса доверия, в секторе высшего государственного управления образовался элитный вакуум, который нужно было кем-то заполнять. Сразу после разгона демонстрации на площади Независимости этот вакуум по инерции заполнили силовики, однако для более эффективного управления страной президенту понадобилась команда доверительных помощников с опытом государственного управления. Поэтому, после преодоления финансового шока в 2011 году, уже в 2012 году начался процесс перестройки высших элит (подробнее см. здесь).

3. Перестройка элит продолжается до сих пор, и реформа государственного аппарата является одним из ее эффектов. Политическая цель сокращения госаппарата заключается в приведении размеров госаппарата в соответствие с резко сузившимся кругом доверительных помощников президента. С натяжками это решение Лукашенко можно сравнить с решением царя Ивана IV, который в свое время в ответ на боярский заговор поделил страну на опричнину (ближний круг силовиков и контролеров казны) и земщину (все остальные сословия).

4. Видимым проявлением этого процесса сужения государства является последовательная замена условных «либералов» в руководстве страны на условных «резервистов» – проверенных временем чиновников, которые сохранили доверие президента. Для демонстрации достаточно перечислить вот эти фамилии: Макей, Мартынов, Румас с одной стороны и Шейман, Прокопович, Котковец – с другой.

Азиатская ссылка для «либералов»

Кадровая политика в Министерстве иностранных дел во втором квартале текущего года подтверждает выводы, сделанные по итогам первого квартала. Внешнеполитическое ведомство активно нагружается работой по направлению, которое нельзя назвать профильным для его нового руководства. Говоря упрощенно, президент переориентирует профессиональных «западников» (министр Владимир Макей, его заместитель Валентин Рыбаков) на работу в Юго-Восточном и Азиатском направлении.

В частности, после внушительного турне президента по странам Юго-Восточной Азии Владимир Макей был наделен полномочиями для ведения переговоров по ряду соглашений с властями Индонезии, Сингапура, ОАЭ, Китая, Лаоса, а также Армении и Нигерии, а его заместитель Валентин Рыбаков кроме прочего теперь курирует переговоры с Монголией об отмене виз. Такие полномочия вполне ожидаемы для руководства министерства, если не учитывать, что профильным направлением для Макея и Рыбакова являются страны ЕС и США, а также влиятельная международная переговорная площадка ООН.

Столь демонстративная смена направления работы руководства МИД позволяет предположить, что бывших кураторов проекта «либерализации» 2008-2010 годов намеренно блокируют. Это косвенно подтверждается необъясненной отменой запланированного визита министра Макея в Нью-Йорк для участия в заседании Генеральной ассамблеи ООН в мае. Вместо Макея в заседании принимал участие Валентин Рыбаков, что все-таки понизило уровень представительства Беларуси и наверняка ограничило круг обсуждавшихся вопросов.

Таким образом, следует снова откорректировать популярное в экспертных и политических кругах Беларуси мнение о том, что режим Лукашенко готов снова «повернуться лицом к Западу». Во-первых, прежние кураторы такого поворота сегодня нагружены работой в противоположном направлении внешней политики. Во-вторых, после смены руководства Администрации президента внешнюю политику страны определяют уже другие люди, для которых направление ЕС и США не является профильным.

В этой связи следует напомнить, что после перевода Валентина Рыбакова в МИД с должности помощника президента по вопросам внешней политики Лукашенко назначил себе уже двух помощников с «евроазиатской» специализацией: бывшего посла РБ в Казахстане Валерия Брылева и бывшего советника по экономическим вопросам посольства РБ в КНР Кирилла Рудого. Очевидно, что сегодня евроазиатское направление является для правящей группы более приоритетным, чем «западный вектор». И наоборот, отсутствие в руководстве Администрации карьерных «западников» означает, что для нового диалога с Западом попросту не найдется переговорщиков.

Контуры новой опричнины

Кризис доверия заставил президента Лукашенко обратиться к проверенным временем кадрам. Поэтому с конца 2012 года мы наблюдаем новый головокружительный виток карьеры Петра Прокоповича, который шаг за шагом вытеснил «либерала» Сергея Румаса из многочисленных советов и государственных комиссий высокого уровня. Из последних демонстративных назначений: в апреле Прокопович стал управляющим от РБ Международным банком реконструкции и развития, Многосторонним агентством по гарантиям инвестиций и Международной финансовой корпорацией – должность, которую ранее занимал Румас. Тогда же Прокопович вытеснил Румаса с поста председателя Межведомственной комиссии по развитию финансового рынка РБ.

Вероятно, что все тот же кризис доверия заставил президента назначить Виктора Шеймана руководителем Управления делами президента. Жесткая кадровая политика в УДП говорит о том, что Шейман сохранил доверие Лукашенко. Очевидно, что при прежнем руководстве в УДП сложилась определенная система неформальных отношений и контрактов, которую новый начальник отказался принимать. Поэтому в течение полугода Интернет полнился правдоподобными слухами о попытках суицида среди бывших руководителей управления и директоров коммерческих предприятий, которые подчиняются УДП. Еще одним признаком доверия президента служит то, что Шейман открыто набирает собственную команду: в январе его первым заместителем был назначен бывший заместитель начальника тыла по строительству и расквартированию войск ВС РБ полковник запаса Николай Селиванов, а в июле заместителем Шеймана стала вернувшаяся из Москвы бывший начальник Департамента агропромышленной политики ЕЭК Надежда Котковец.

Наконец, кульминацией «антикризисной» кадровой политики можно считать назначение старшего сына и помощника президента по национальной безопасности Виктора Лукашенко вместе с председателем КГБ Валерием Вакульчиком кураторами белорусско-российской комиссии по вопросам работы Белорусской калийной компании. Президент специально подчеркнул, что вводит в комиссию «очень влиятельного куратора» по личной просьбе крупнейшего акционера «Уралкалия» Сулеймана Керимова.

Вызов для «резервистов»

Тем не менее, сужение круга чиновников, которые пользуются доверием президента Беларуси и связанное с этим сужение социальной ответственности государства не решает главной проблемы поиска ресурсов для поддержания стабильности. Другими словами, не очень понятно, где узкий круг президентских соратников будет искать деньги: кредиты, инвестиции и в конечном счете зарплаты и пенсии.

Вполне возможно, что условная группа «либералов» справилась бы с этой задачей более успешно. По крайней мере, это было продемонстрировано в 2009 (кредит МВФ) и в 2011 году (кредит АКФ ЕврАзЭС). В свою очередь, условная команда «резервистов» такого умения пока не демонстрирует (обещанных в декабре прошлого года кредитов от России и Китая не просматривается), зато уже несет формальную ответственность за провал переговоров о судьбе БКК.

Сложившаяся в Беларуси ситуация с 20%-м ростом реальных зарплат за полгода при 2,6%-й производительности труда не может продолжаться долго. Поэтому в ближайшие месяцы президент будет вынужден принять решение о балансе интересов этих двух условных групп влияния. Возвращение «либералов» крайне маловероятно и противоречит описанной выше долгосрочной кадровой тенденции на ограничение их влияния. Следовательно, правящая группа будет ждать, пока условные «резервисты» научатся вести успешные переговоры с иностранными кредиторами и инвесторами. Оплачивать этот кадровый эксперимент, скорее всего, придется белорусским гражданам.