Администрация президента: итоги полугодия

Данная публикация осуществлена в рамках программы «процессуализации» «Белорусского ежегодника».

По итогам 2012 года в деятельности Администрации Президента (АП) были выявлены следующие тенденции:

  • нерешительность АП как в окончательном отказе от модели социально ориентированного государства, так и признании де-факто формирующегося государственно-олигархического капитализма в Беларуси;
  • идейная пустота и отсутствие комплексного плана по развитию страны в качественно новых условиях; имитация дискуссий о реформировании, имеющих какие угодно цели, кроме проведения реальных реформ;
  • начало постепенной изоляции АП как структуры, всё в большей степени не отвечающей интересам населения, бизнеса и номенклатуры.

По итогам первой половины 2013 года можно констатировать, что АП так и не смогла окончательно ни отказаться от модели социально ориентированного государства, ни признать факт формирования в Беларуси государственно-олигархического капитализма. Так, продолжилась практика «накачивания» экономики необеспеченными деньгами. По данным Национального статистического комитета РБ, в январе-мае 2013 г. реальные располагаемые денежные доходы населения по сравнению с аналогичным периодом 2012 г. выросли на 20,6%. Номинальная начисленная среднемесячная плата работников в январе-мае 2013 г. составила 4694,6 тыс. рублей, а в январе-июне она увеличилась до 4770,9 тыс. рублей. Непосредственно за июнь она составила 5159,9 тыс. рублей, что превышает не только пресловутые 500, но и «сверхнормативные» 600 USD. Все это происходит на фоне заявленного А. Лукашенко курса на модернизацию экономики. Сам термин «модернизация» глава государства разъяснил через слово «обновление», что косвенно подтверждает отсутствие у высшего руководства страны некоей новой стратегии ее развития.

Рост заработной платы происходит с сокращением государственных расходов в ключевых бюджетных сферах. Так, в сфере образования ставка для учителей была повышена с 18 до 20 часов в неделю, предложено «провести оптимизацию», обещанное в феврале А. Лукашенко при посещении 28 января 2013 г. НРПЦ неврологии и нейрохирургии«шевеление» в сфере здравоохранения свелась к лозунгам ужесточить требования для медиков. Ухудшение условий труда отражается даже в официальной статистике: так, чистый отток специалистов из сферы образования по итогам I полугодия составил 15635 человек, из сферы «производство и распределение электроэнергии, газа и воды 4658 человек, здравоохранения – 6660 человек, из промышленности – 19151 человек, из сферы «предоставление коммунальных, социальных и персональных услуг – 4058 человек.

В структуре ВВП в 2012 г. расходы на образование составили 4,9%, что является почти минимальным (за исключением 2011 г.) показателем за период с 2005 по 2012 гг. Такая же тенденция зафиксирована и в доле расходов на образование из средств консолидированного бюджета – 5,1% в 2012 (ниже – только в 2011 – 4,8%). Тоже самое касается и здравоохранения – 3,8% (ниже – 3,5% - только в 2011 г.). Таким образом, из всей «социально-ориентированной» политики де-факто остается только несоразмерный росту производительности труда рост зарплат, невысокий уровень цен на услуги ЖКХ и риторика высших должностных лиц.

Из блока реформ, щедро обещанных международным кредиторам, особенно Антикризисному фонду ЕврАзЭС, в первом полугодии 2013 г. реально была проведена лишь реформа системы государственного управления. Как и предсказывали многие эксперты, реформа закончилась фактическим провалом. Механическое сокращение численности госслужащих не позволило сэкономить какие-либо значимые средства, заработная плата госслужащих практически не выросла. Сокращение численности госаппарата произошло преимущественно за счет сокращения количества отделов, то есть, вопреки пожеланиям Александра Лукашенко, не «вверху побольше, внизу поменьше», а ровно так, как и прогнозировали эксперты – за счет чиновников низшего звена. Зато существенно выросли объемы работы чиновников, так как степень вмешательства государства в социально-экономические и общественно-политические процессы не уменьшилась.

По ряду сфер в результате реформирования наблюдается своеобразное «размывание» вертикали власти. Объединение в одной структуре идеологической, молодежной и культурной политики, безусловно, снизит качество работы вертикали на местах, а сами вертикали (идеологическая, культурная и молодежная), по существу, размываются. Этот процесс будет усугубляться также в связи с нерешенностью вопроса с бюджетным финансированием этих сфер, которые финансируются из разных статей.

Схожая ситуация складывается с физической культурой и образованием. Ранее физическая культура в целом ассоциировалась с идеологической работой, что опять же свидетельствует о некотором ослаблении идеологической вертикали в результате реформирования. Не ясен вопрос с ведомственным и бюджетным регулированием этих сфер. Аналогичная ситуация может сложиться и в сфере ЖКХ и энергетики в Минске, где эти направления, курируемые разными ведомствами, будут объединены одно структурное подразделении.

Таким образом, сокращения затронули в основном нижнее чиновничье звено, на которое приходилась основная часть работы; бюрократичность системы государственного управления, по-видимому, только усилится;может произойти ослабление ряда государственных или окологосударственных структур. В некоторых случаях это ослабление продиктовано необходимостью экономии денежных средств, в некоторых других можно предполагать, что оно вызвано усилением борьбы внутри белорусской номенклатуры в свете предстоящих в 2015 г. президентских выборов.

В целом, исходя из структурных особенностей «реформирования», можно заключить, что оно не снизит вмешательство государство во все сферы общественной жизни, а в ряде сфер даже ухудшит его качество.

Неожиданным для многих аналитиков стал тот факт, что сокращения затронули и саму Администрацию президента, откуда реально было уволено около 25% сотрудников. В некоторых структурных подразделениях остались только начальники и их заместители. Конечно, чиновники такого уровня, как сотрудники АП не ушли «в никуда». Многие из них успешно устроились в околопрезидентских структурах, вытеснив оттуда своих менее удачливых конкурентов. В настоящее время сложно оценить, насколько изменилась эффективность работы АП в результате сокращения, однако уже сегодня можно утверждать, что реформа прошла совсем не по лукашенковскому сценарию.