Инфляция vs девальвация

Недавно я уже писал о том, что нашу «уникальную» экономику очередная девальвация не спасет. В то же время в других странах разумное ослабление национальной валюты считается действенным способом повышения конкурентоспособности собственного производителя. Вот, к примеру, США постоянно критикуют Китай за заниженный курс юаня и даже грозят санкциями, если ситуацию китайские власти не изменят. Ведь заниженный курс юаня по отношению к доллару делает американские товары неконкурентоспособными по отношению к китайским даже на американском рынке. В чем же разница между нами и китайцами?

Создается такое впечатление, что наши экономические власти часто путают инфляцию с девальвацией. Или, что вероятнее, на практике не умеют отделять один процесс от другого. Да, инфляция и девальвация часто происходят одновременно. Инфляция очень часто становится причиной девальвации, но все же это не одно и то же. Поэтому для начала пару определений из «Википедии».

Девальва?ция (лат. de – понижение; лат. valeo – иметь значение, стоить) – уменьшение золотого содержания денежной единицы в условиях золотого стандарта. В современных условиях термин применяется для ситуаций официального снижения курса национальной валюты по отношению к твердым валютам в системах с фиксированным курсом валюты, устанавливаемым денежными властями. Девальвация – продиктованное экономической политикой снижение реального валютного курса (термин используется в научно-исследовательских работах Международного валютного фонда).

Инфля?ция (лат. Inflatio – вздутие) – повышение общего уровня цен на товары и услуги. При инфляции на одну и ту же сумму денег по прошествии некоторого времени можно будет купить меньше товаров и услуг, чем прежде. В этом случае говорят, что за прошедшее время покупательная способность денег снизилась, деньги обесценились – утратили часть своей реальной стоимости.

То есть, при чистой девальвации, без инфляции, цены на товары собственного производства и зарплаты в национальной валюте не меняются, валюта лишь ослабляется по отношению к другим валютам. Поэтому большинство граждан относится к такому ослаблению достаточно спокойно, они практически ничего не теряют. Да, при этом растут цены на импортные товары, но это благо для собственного производителя, он становится конкурентоспособнее на внутреннем рынке. А цены на отечественные товары в иностранных валютах, наоборот, снижаются, что опять же благо, поскольку национальный производитель становится конкурентоспособнее на внешних рынках.

К примеру, если килограмм говядины стоил 5 долларов, а автомобиль «Форд» – 20000 доллар, то они так и будут стоить вне зависимости от ослабления доллара к иене, скажем. А вот японские автомобили и японский клейкий рис для суши в долларах подорожают, если девальвировать доллар к иене.

То же и с японцами, к примеру. Допустим, они ослабили иену по отношению к доллару, чтобы поддержать экспортеров. В случае чистой девальвации, на внутренних ценах в иенах это никак не скажется, разве что импортные американские товары подорожают. Зато цены на японские автомобили в долларах на американском рынке снизятся.

Или, если вернуться к Китаю, то тот факт, что курс юаня, по мнению американцев, занижен, прямо на ценообразование в Китае не влияет. Соответственно и китайцев, которые в большинстве своем импортными товарами и услугами не пользуются, заниженный курс юаня волнует мало. Их больше волнует как бы этих юаней было побольше.

У нас не так, у нас даже незначительное ослабление национальной валюты обязательно сопровождается гораздо более масштабным ростом цен. К примеру, сейчас «фантик» ослабел только на 3% примерно, цены же за тот же период успели вырасти от 5 до почти 80% (если взять, скажем, сахар и пшеницу). С 2009 года курс белорусского рубля снизился по отношению к доллару примерно в четыре с 4,5 раза, а при этом цены выросли чуть ли не на порядок. То есть инфляция очень сильно обогнала девальвацию, и стоимость наших товаров даже в долларовом эквиваленте сильно выросла. Соответственно должна была так же сильно снизиться конкурентоспособность наших товаров, и она-таки действительно снизилась. Разве что за исключением очень короткого периода в 2011 году, когда «фантик» очень быстро рухнул почти в 3 раза, а цены догнали его только через некоторое время. Но они не только догнали, но и серьезно обогнали. В этом случае, несмотря на ослабление национальной валюты, конкурентоспособность национального производителя падает и на внутреннем и на внешних рынках. Поэтому народ и паникует и «не понимает» главу Нацбанка… Народ как раз понимает главное – что денежные власти проводят ослабление национальной валюты неправильно, во вред стране и экономике, а не во благо.

Да, и в США, и в ЕС тоже есть и инфляция, пусть и несопоставимая с нашей. Соответственно и цены немного растут (хотя и не во всех странах того же ЕС). Но с колебаниями курсов в связке доллар/евро это напрямую не связано. Девальвации-ревальвации в этой связке происходят по другим причинам. В любом случае, внутреннее ценообразование там строится не на основе соотношения национальной валюты к доллару, а на основе других факторов, в первую очередь реалий внутреннего рынка, внутренних инфляционных процессов и т.д. У нас же любое колебание курса рубля автоматически приводит к скачку цен, причем всегда строго в одном и то же направлении – вверх. Можно даже, лишь немного утрируя, сказать, что реальной валютой у нас в стране является доллар, а не «фантик». Поэтому снижение курса рубля не приводит к повышению конкурентоспособности наших экспортеров. Цены все равно отслеживают долларовый эквивалент, а не рублевый.

И вот же, на фоне девальвационных ожиданий на рынках при расчете стоимости товаров в местной «валюте» уже берут курс доллара 9500, а то и выше иногда. Даже власть при любом изменении курса белорусской «валюты», тут же подтягивает рублевые, регулируемые государством, цены к привычному долларовому эквиваленту.  И не просто подтягивает, а в большинстве случаев и «перетягивает». То есть разгоняет инфляцию. Поэтому наши девальвации почти всегда и бесполезны.