Победителей в Беларуси не судят

Назначение старого «нового правительства» в Беларуси во главе с прежним премьером не вызвало сколько-нибудь значительного резонанса в общественном мнении страны и в СМИ. Причина в общем-то очевидна: при президентской форме правления роль правительства всегда вторична по сравнению с администрацией президента, а при слабом парламенте оно вообще превращается в технический инструмент управления исключительно экономикой. Внешнеполитическая деятельность и контроль над силовыми структурами, как правило, тоже находится за пределами его реальных полномочий. А. Лукашенко, который по своему характеру не готов делиться ни властью, ни популярностью, низвел эту роль правительства до крайности: последнее не может принять ни одного серьезного решения без предварительного положительного заключения экономического управления администрации президента. И роль помощника президента по экономическим вопросам г-на Ткачева в определении экономической политики страны, пожалуй, будет поважнее, нежели, скажем, куратора экономического блока правительства вице-премьера г-на Кобякова. И вполне сопоставима с влиянием на экономические решения премьера г-на Сидорского.

Но, с другой стороны, глава правительства – это второе лицо в административной вертикали страны после президента. В целом успешное завершение предыдущей пятилетки – 2001-2005 гг. – автоматически «присваивает» нынешнему премьеру статус умелого менеджера, способного управлять таким сложным экономическим механизмом, которым является народнохозяйственный комплекс Беларуси. А следовательно, он вполне может при определенных условиях оказаться претендентом на первую роль в стране.

В этой ситуации замена как премьера, так и ключевых министров, была бы не совсем понята всей вертикалью. А если бы еще кто-то из них, особенно сам г-н Сидорский, вдруг примкнул бы к оппозиции или, точнее, сам возглавил ее (в меньшем для него и всей оппозиции нет смысла), то это стало бы для А. Лукашенко весьма серьезной проблемой. Особенно если учесть связи Сидорского в российском истеблишменте.

Поэтому для А. Лукашенко гораздо выгоднее было оставить старое правительство с прежним премьером и «нагрузить» его такими задачами, которые по определению не могут быть успешно решены в Беларуси. А затем, когда его неспособность выполнить в полном объеме популистские обещания президента станет очевидной, отправить в отставку. Со скандалом или без оного. В зависимости от конкретной ситуации. Затем, если премьер сумеет молча проглотить обиду, дать ему достаточно высокий и почетный пост. Как, например, это было проделано с г-ми Лингом и Новицким. Или как с нынешним министром обороны г-ном Мальцевым, который молча «отсидел» свой срок в опале после публичного оскорбления. Как офицера это его, конечно, мало украсило, но не будем забывать, что у советских военных всегда было «особенное» отношение к чести.

Что же касается задач, которые придется решать нынешнему правительству во главе с г-ном Сидорским, то среди всего их обилия нужно выделить в первую очередь те, на которых «сломаются» любые, самые талантливые управленцы. Первая – быть может, не самая сложная, но социально чувствительная – это реализация программы повышения коммунальных тарифов и цен на тепло- и электроэнергию, которую правительство начало осуществлять с апреля т.г.

Само по себе увеличение указанных цен и тарифов невелико – около 7-10% – и растянуто во времени аж до августа. Но если принять во внимание, что по состоянию за 2005 год 12,7% белорусских семей имели среднедушевой доход ниже бюджета прожиточного минимума БПМ, а еще 52,1% имели его в размере 1-2 БПМ, то проблемы могут возникнуть весьма серьезные. Прежде всего, рост задолженности за коммунальные услуги – многие семьи просто перестанут их оплачивать. А это уже чревато перманентными социальными конфликтами. Кроме того, повышение коммунальных тарифов и цен достаточно инфляционно по своей природе. В апреле т.г. инфляция уже «подпрыгнула» до 0,9% против 0,2% в марте, и похоже, что она будет продолжать нарастать даже в летние месяцы. Хотя, как правило, в прошлые годы именно весной и летом она была минимальной. Тем самым под угрозу ставится достижение одного из ключевых макроэкономических параметров – снижение инфляции до 7-9% в 2006 году. А это уже очень серьезный минус для правительства.

Эту проблему можно было бы частично решить путем продолжения практики прошлых лет, принуждая предприятия повышать номинальную заработную плату. Но, как свидетельствуют последние данные статистики, все возможные и невозможные резервы белорусских предприятий в этом направлении уже исчерпаны. Заработная плата и начисления на нее в Фонд социальной защиты составляют в производственных издержках предприятий уже около 22-24%. Дальнейшее их повышение уже не может быть компенсировано за счет снижения других производственных издержек (например, затрат на покупку импортных комплектующих за счет повышения обменного курса белорусского рубля, что практиковалось в предыдущие 1-2 года). Следовательно, любое повышение номинальной заработной платы так или иначе отразится на темпах инфляции, т.е. его эффект будет сведен к минимуму.

Но вдобавок пострадает рентабельность предприятий, повышение которой в нынешнем году названо одной из ключевых задач правительства. По данным за первый квартал т.г., она уже упала до 13,3% против 14,6% за аналогичный период прошлого года. Это очень много, и если ситуацию не удастся несколько поправить, то правительство получит еще один серьезный минус в свой актив. Сделать это ему вряд ли удастся, поскольку для повышения рентабельности необходимо как минимум затормозить рост внутренних затрат на производство, включая такие действия, как замораживание заработной платы (кто отменит задачу повышения реальных денежных доходов населения в 2006 г. на 7-8,5%?), снижение ценообразующих налогов (чем компенсировать выпадающие доходы бюджета?), банкротство хронически убыточных предприятий (как предотвратить нарастание безработицы, которая уже в начале текущего года начала расти?). Кроме того, повышение рентабельности невозможно без серьезных инвестиций в техническое и технологическое обновление. Внутренних источников для этого явно недостаточно, а внешние инвесторы белорусскую экономику по известным причинам игнорируют. За первый квартал т.г. чистое поступление иностранных инвестиций составило всего лишь 66 млн долл., или менее 2% от всех инвестиций за этот период.

Поэтому добиться какого-то равновесия между ростом рентабельности, заработной платой и избежать при этом вспышки гиперинфляции – это не под силу белорусскому правительству. Как, впрочем, и любому другому в схожей ситуации.

И, наконец, третья нерешаемая в принципе задача – это сохранение российских дотаций белорусской экономике через поставку последней дешевых энергоносителей, без которых «белорусское экономическое чудо» может очень быстро превратиться в «белорусское экономическое пугало». Сложность этой задачи прежде всего в том, что она чрезвычайно политизирована, а белорусское правительство – это чисто технический орган, выполняющий установки администрации без права на политические торги.

Цена по поставкам российского природного газа в Беларусь, скорее всего, будет окончательно определена на 2007 год не ранее конца декабря т.г. До этого будут идти непростые переговоры и политический торг между лидерами обоих государств.

В определенной степени заключение контрактов на поставку и на транзит газа в Европу будет развиваться по украинскому сценарию начала т.г., хотя, в отличие от Украины, Беларусь обладает рядом преимуществ.

Во-первых, через Беларусь осуществляется транзит преимущественно в Калининградскую область РФ, Литву и частично в Польшу. Т.е. не затрагиваются напрямую экономические интересы европейских «грандов». Поэтому несанкционированный отбор не вызовет такого резонанса в Западной Европе, как это было в украинском случае.

Во-вторых, для Украины, стремящейся в ЕС, «воровство» газа и ее недоговороспособность были в определенной степени «потерей рыночного лица», и она не могла себе позволить большее упорство.

И, наконец, в отличие от президента Украины, глава Беларуси может не опасаться потери персонального уважения, поскольку ему уже отказано в приеме в приличных домах Европы. И Беларусь вполне способна на длительный несанкционированный отбор газа из магистрального газопровода.

Кроме того, надо учитывать влиятельное пробелорусское лобби в России, а также явную невыгодность разрушения белорусской экономики для Кремля и фактическую ликвидацию союзного государства. Зато параллельно, в ходе торга по газу, Россия сможет косвенно доказывать Западу, что она не дотирует белорусскую экономику, а следовательно, не способствует укреплению недемократического режима А. Лукашенко.

Исходя из этого можно предположить, что цена газа для Беларуси не превысит на 2007 год 90-100 долларов за 1000 куб. метров. Т.е. будет установлена на уровне цены для Армении, которая является не менее верным союзником Москвы. Что, однако, меньше рекламируется по причинам политического характера (непотухший конфликт последней с Азербайджаном).

Наиболее очевидными последствиями для белорусской экономики при цене на природный газ на уровне 100 долларов за 1000 куб. метров будут следующие:

во-первых, исходя из того, что затраты на топливо и энергию в настоящее время составляют примерно 10-11% всех затрат, а доля газа в совокупном энергобалансе составляет около 70%, повышение цены на газ до указанного уровня приведет к общему росту производственных издержек на производство при прочих неизменных условиях примерно на 10-12%;

во-вторых, некоторое разовое ускорение темпа роста цен приблизительно на 6-8% за 2007 год, что в совокупности с прежними факторами инфляции даст около 15-17% роста цен за год;

в-третьих, большинству предприятий придется ради сохранения рентабельности пойти на повышение цен при продажах на экспорт, что в определенной степени отрицательно повлияет на их конкурентоспособность. Как следствие, замедление экономического роста до 2-4% в 2007 году (при прочих равных условиях);

в-четвертых, снижение рентабельности до 9-11% в 2007 г. будет все же неизбежным, а удельный вес убыточных предприятий может достичь 40-50% (в т.ч. в промышленности – до 55-60%);

в-пятых, ухудшение финансового положения предприятий и, кстати, доходной части бюджета, приведет к замедлению роста реальных доходов населения (в лучшем случае – до 3-5% за год, в худшем – останется неизменным или снизится на 2-3%) и ухудшению его социального обеспечения. Для сокращения расходов бюджета правительство будет вынуждено отказаться от строительства объектов непроизводственного назначения (типа известной библиотеки).

Можно также ожидать существенного увеличения безработицы – до 3-4% от экономически активного населения против нынешних 1,6-1,7%.

С другой стороны, правительство, безусловно, постарается минимизировать последствия удвоения импортной цены на газ за счет снижения или отмены некоторых внутренних ценообразующих налогов, например чрезвычайного, а также понизив на 1-2 пункта НДС. Заменив, в свою очередь, выпадающие доходы бюджета увеличением ставок акцизов на импорт и таможенных платежей. Полностью их компенсировать вряд ли удастся, и поэтому придется сокращать расходную часть бюджета или идти на увеличение его дефицита без гарантированных источников его покрытия. Одним из шагов может стать действительное применение процедур банкротства в отношении безнадежно убыточных предприятий, а также поощрение частного бизнеса к созданию новых рабочих мест. Но, учитывая, что результативность последних рыночных действий не так быстра, положительный эффект от них скажется не ранее 2008-2009 гг.

Тем не менее, цена в 100 долл. за 1000 куб. метров вряд ли вынудит белорусские власти отказаться от нынешней экономической политики и пойти на более или менее значимую либерализацию экономики.

При повышении цены до 145 долл. за 1000 куб. метров, что, на наш взгляд, все же маловероятно, последствия для белорусской экономики будут теми же, но более ощутимыми. Так, рост ВВП, скорее всего, упадет до нулевой отметки, а при ухудшении некоторых внешних условий (стабилизация цен на нефть на мировом рынке) может стать и отрицательным – до минус 1-3%. Совокупная инфляция составит около 20-22%, средняя рентабельность в экономике упадет до 5-7%, удельный вес убыточных предприятий может достичь 50-60%, в т.ч. в промышленности – до 75%. Реальные денежные доходы населения приобретут устойчивую тенденцию к снижению – до 5-7% за год (в первую очередь за счет роста коммунальных тарифов и тарифов на тепло- и электроснабжение). Дефицит бюджета – не менее 6-8% при условии, что появятся внешние источники его покрытия (кредиты России, в т.ч. банков на рыночных условиях).

Правительству придется приступить к непопулярным рыночным реформам, безработица может составить до 5-7% от экономически активного населения.

Но, тем не менее, основные черты белорусской экономической модели, основанной на тотальном государственном регулировании, останутся неизменными.

При повышении цены на газ до 200 долл. за 1000 куб. метров уже в 2007 году, что маловероятно, белорусская экономика окажется в состоянии глубокого экономического кризиса, и уже через 2-3 месяца придется принимать радикальные действия во всех сферах экономики – от бюджета до денежно-кредитного сектора, в плане приватизации, в отношении частного бизнеса и пр. Фактически придется искать дополнительные источники денежных средств для оплаты поставок газа на сумму примерно в 3 млрд. долл., что сопоставимо со всей прибылью белорусских предприятий в 2005 году. Нынешняя власть к этому не готова.

Тем не менее, повышение цен на газ для Беларуси, которого настойчиво требует ОАО «Газпром», и которое, по всей видимости, будет активно поддерживаться в Кремле, – это только видимая часть усиления экономического давления на Беларусь, преследующая, как представляется, более далеко идущие цели.

Первая – вынудить нынешнее белорусское руководство «расстаться» с наиболее привлекательными для российского бизнеса предприятиями на разумных условиях. Вторая – доказать несостоятельность белорусской экономической модели и тем самым оправдать рыночные реформы в России. Третья – побудить А. Лукашенко уйти в отставку или же вынудить его демократизировать политическую жизнь в Беларуси хотя бы до российских стандартов, что будет поставлено в заслугу В. Путину в Европе и США. Четвертая – приступить к созданию единого экономического пространства России, Казахстана и Беларуси (возможно, и других участников – Армении и некоторых среднеазиатских республик) на российских условиях и с российским рублем при сохранении внешнего политического суверенитета качественно новых союзников.

Поэтому диалог Москвы с Минском по поводу цены на природный газ будет долгим и напряженным, причем не исключено применение Россией иных экономических рычагов (нефти, транспортных тарифов и т.п.) для приведения А. Лукашенко к «общему знаменателю».

Вполне очевидно, что при развитии событий по указанному сценарию, а также с учетом невыполнения в 2006 г. задач по повышению реальных денежных доходов населения и рентабельности отечественных предприятий, глава государства постарается найти виновников вне стен своего кабинета и президентской администрации. Наиболее удобными кандидатурами для этого станут руководители правительства, включая премьер-министра и его заместителей, курирующих социально-экономические блоки правительства. Они с шумом изгоняются, на их место приходят такие же бесправные чиновники, облеченные в блестящие мундиры, но без права решающего голоса. Президент делает несколько эффектных заявлений, возможно, получает денежные кредиты в России, продает кое-какое наиболее ценное имущество страны (Белтрансгаз, один или оба нефтеперерабатывающих завода и т.п.). За счет этих денег увеличиваются зарплаты бюджетникам, предоставляются дотации валообразующим предприятиям реального сектора, и за счет роста внутреннего спроса несколько выправляется экономическая ситуация.

Если нынешние руководители правительства молча снесут все «оплеухи» (честолюбивые люди среди них уже давно не просматриваются), то через некоторое время получат приличные посты.

Зато спаситель Беларуси останется, как всегда, один, и никаких конкурентов на эту роль он не допустит. Вопрос только в одном: а не просчитается ли он?

Метки