Секс как работа: «счастливый союз» капитализма с патриархатом?

На сегодняшний день женщины являются активными участницами трудового процесса. С одной стороны, это стало залогом их эмансипации, экономической независимости. С другой стороны, женщины как рабочий ресурс попали в «ловушку» эксплуатации и дискриминации. И речь здесь идет не только о неравенстве в сфере оплаты и гендерной сегрегации на рынке труда, но и об использовании женщин, точнее их тел и сексуальности, в определенных сферах.

Секс как работа: «счастливый союз» капитализма с патриархатом?

Проституция как следствие гендерного неравенства

Распространение женской проституции связано напрямую с культурными нормами, которые представляют женщину как неравную и подчиненную мужчине. Проституция – это красноречивый симптом гендерного неравенства в обществе, где женщины не получают достаточного доступа к ресурсам, образованию, трудовой сфере. На эти культурные нормы работает и экономическая система, превращая женское тело в выгодный товар купли-продажи. Другими словами, проституция как социальное явление есть следствие доминирования двух систем – патриархатной идеологии и капиталистической экономики.

Дискриминация на рынке труда [1] проявляется в существовании четкого деления на «женские» и «мужские» профессии, «стеклянного потолка» для женщин, феминизации безработицы.Для женщины тело и сексуальность становятся теми ресурсами, которые способствуют выживанию.

В интервью порталу vitebsk.biz одна работница сферы сексуальных услуг так обозначила причины прихода в эту сферу: «Как всегда, все дело в жизненной ситуации – развелась с мужем, на руках остался маленький ребенок. И сразу появилась мысль: как жить дальше? Мне тогда было 20 лет, особых перспектив в будущем не предвиделось. Потому решила стать путаной, тем самым исключив вопрос отсутствия денег (…)на заработанные деньги купила ребенку «памперсы». В то время жила на пособие по уходу за ребенком, которое было всего 70 тысяч. Выбора большого не предстояло: я думала, что купить – подгузники или сок ребенку…» [2].

При этом женщины оцениваются по их физической привлекательности в большей степени, чем по их способностям и достижениям. Так, например, газеты и Интернет ресурсы изобилуют объявлениями типа «высокооплачиваемая работа для привлекательных девушек в возрасте 18-25 лет». Культурные нормы подталкивают женщин к использованию своего тела в достижении тех или иных социально значимых позиций или ресурсов. Именно поэтому также широко распространены в отношении женщин не только проституция, но и такие явления как сексуальные домогательства на рабочем месте и другие формы сексуального насилия.

При этом количество Конкурсов Красоты и откровенно сексуализированной рекламы растет с каждым годом. Чуть ли не в каждой рекламе неотъемлемым атрибутом является полуобнаженное или обнаженное женское тело. Даже политики и общественные деятели регулярно подчеркивают особую важность внешности для женщины.

Какие существуют модели защиты прав работниц сферы секс-услуг?

В различных странах актуализируется проблема необходимости оказания непосредственной помощи женщинам, уже включенным в секс-индустрию, и в частности защиты их прав. Замалчивание проблемы проституции, ее осуждение в итоге приводят к высоким рискам для женщин, для их здоровья. Исследователи [3] выделяют несколько основных подходов/ дискурсов, которые влияют на политику в отношении секс-работниц в той или иной стране:

Секс как работа: «счастливый союз» капитализма с патриархатом?

Проституция в Европе [4] 

В первую очередь можно обозначить аболиционизм и запретительный подход. Данные подходы ориентированы на снижение уровня проституции и в итоге ее уничтожения как социального явления. Но если аболиционизм связан с феминистским дискурсом и соответственно определяет проституцию как насилие в отношении женщин, то запретительный подход связывает проституцию с моральными категориями и способствует криминализации данного явления.

Аболиционисты настаивают на запрете любой формы продажи женского тела и предлагают принимать законодательные меры не против проституток, но против сутенеров и клиентов. Так, например, в 1999 году в Швеции, а позже в 2009 году в Норвегии и Исландии были приняты законы о криминализации ответственности клиентов.

Секс как работа: «счастливый союз» капитализма с патриархатом?

В серии граффити о проституции художница Микаэла процитировала высказывания женщин о своем опыте из исследования Натальи Ходыревой «Современные дебаты о проституции» [5]

В большинстве же стран постсоветского пространства в основном преобладают запретительные меры, это значит, что проституция не только нелегальна, но и криминализирована (например, в Грузии, Туркмении). Более того проблематика сферы секс-услуг связывается с «моральным разложением» общества, демографическим кризисом, падением семейных ценностей. Соответственно причина проституции видится в «деградации общества», но не в гендерном социально-экономическом неравенстве.

Секс как работа: «счастливый союз» капитализма с патриархатом?

«Арест проститутки», Братья Гао

Другие подходы можно отнести к разрядурегулирующих, которые ориентированы на легализацию и декриминализацию проституции. Секс-услуги принимаются как социальное явление и в данном случае легализация преследует цели контроля и мониторинга того, что происходит в сфере секс-услуг.

Попытки регулирования сферы сек-услуг могут преследовать разные цели. К примеру можно обозначить следующие:

(1) подход «снижения вреда», ориентированный на охрану здоровья (“harmreduction”)

Основная цель сводится к снижению или уничтожению проблем, ассоциирующихся с проституцией, а именно распространение наркотиков, венерических заболеваний и ВИЧ-инфекции. Соответственно государственные и общественные организации в разных странах проводят консультации, раздают информационные материалы, шприцы, презервативы, аптечки, предлагают различные медицинские услуги.

Например, в Австрии в 1989 году была легализована мужская (гомосексуальная) проституция, основным мотивом чего послужила борьба с распространением ВИЧ-инфекции. Во многих странах работницы сферы секс-услуг получают медицинский сертификат, в который каждую неделю вносятся пометки о состоянии здоровья.

(2) подход в русле прав человека

В центре внимания оказывается стигматизация и дискриминации работниц сферы секс-услуг в обществе. Защитники прав человека ориентированы на приравнивание прав работниц сферы секс-услуг к правам всех работающих граждан. Ярким примером данной идеи стала Голландия, где они платят налоги, имеют медицинское и социальное страхование, право на отпуск, пенсию и социальное обеспечение.

Секс как работа: «счастливый союз» капитализма с патриархатом?

«Права секс-работниц = права человека», Марш красных зонтов

Считается, что это не только предоставляет доступ к социальным гарантиям, но и предотвращает насилие и жестокость. В случае нелегального статуса женщины не могут обратиться в правоохранительные органы или в суд с жалобами на жестокое обращение со стороны клиентов, они оказывается вне юридической защиты.

(3) контроль над денежными ресурсами

Секс как работа: «счастливый союз» капитализма с патриархатом?

Важным мотивов легализации проституции становятся те выгоды, которые получают разнообразные акторы этого процесса, государство в том числе. В частности речь идет о тех денежных потоках, которые в случае нелегальности «протекают мимо» государственной казны. Соответственно легализация проституции становится важным ресурсом пополнения государственного бюджета. Так, например, доход от проституции составляет 7% от ВВП в Болгарии, в Германии – это 4-5%, в Голландии – 5%.

Следует отметить, что в большинстве своем на практике меры регулирования не решают проблемы насилия, рисков для здоровья и т.п. Все эти и другие негативные явления все еще широко распространены как на легальном, так и на нелегальном уровнях. Регулирующие методы способствуют поддержанию дискриминации женщин на рынке труда. Никакие ни запретительные, ни разрешительные методы без связки с предотвращением социально-экономического и гендерного неравенства не способны существенно изменить положение женщин в сфере секс-услуг.

Борьба «за нравственность» в Беларуси

Секс как работа: «счастливый союз» капитализма с патриархатом?

Советский плакат «Стой! Ночная панель», Объединение художников-реалистов, 1929.

Общественные дискуссии в отношении проституции в Беларуси чаще связываются с понятиями «морального разложения» и «кризиса института семьи», нежели с анализом гендерного порядка в обществе и социально-экономического положения женщины, которые стимулируют распространение такого явления. Также практикуются в большей мере наказательно-запретительные методы.

По законодательству за занятие проституцией предусматривается административная ответственность в виде штрафа (от 6 до 20 базовых величин или от 30 до 50 – в случае повторного задержания в течение года) или административного ареста (статья 17.5). Таким образом, женщины, вынужденные идти на занятие проституцией по экономическим соображениям, получая огромный штраф, попадают в еще более безвыходную ситуацию. При этом в стране нет общественных или государственных организаций, которые бы целенаправленно занимались бы такой группой женщин, помогая в поиске работы, получения образования и т.п.

Кроме того данный вид правонарушений относится к разряду нарушений общественного порядка и нравственности. Подобная моральная риторика сильна и в позиции общественных акторов.

Например, не так давно на СТВ один из выпусков ток-шоу «Такова судьба» [6]был посвящен вопросу легализации проституции в Беларуси. Дискуссия в итоге получилась очень поверхностная и свелась к обсуждению вопроса стоимости сексуальных услуг и социально-психологического портрета проститутки. В завершение Елена Диковицкая, депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь, высказалась следующим образом:

«Получилось так, что заметила знакомых девочек, за которых очень болела душа, девочки из сельской местности. Девочки были неплохие, но заметила, что девочки выходят на эту трассу. Куда бежишь – к родителям. И какое было мое удивление, когда родители стали защищать своих детей. Они говорят: «А как же, она кормилица наша. Она деньги приносит». Вот где страшно, ценности семьи рушатся на наших глазах».

Подобный дискурс игнорирует реальные причины распространения проституции, проблемы с которыми сталкиваются женщины в сфере секс-услуг. В апреле-мае 2011 года было проведено исследование [7] в отношении женщин секс-бизнеса. В исследовании приняли участие 136 женщин в возрасте от 18 до 40 лет. У 77% опрошенных женщин первый секс за вознаграждение состоялся в возрасте 19 лет и младше. При этом у 34,5% опрошенных первый сексуальный контакт был насильственным. Большинство указали материальные проблемы как основную причину занятия проституцией (82,5%). При этом широко распространено насилие со стороны клиентов, в различных формах ему подвергались практически все (98,5%) опрошенные женщины:

Секс как работа: «счастливый союз» капитализма с патриархатом?

52,5% опрошенных женщин в случаях насилия не обращались за помощью ни к кому. Хотя все случаи насилия являются правонарушениями, в милицию за помощью обращались только 9,1% женщин, с которыми случаи насилия происходили.

Гендерная исследовательница и феминистка Ирина Соломатина, анализируя ситуацию в Беларуси, отмечает: «Во всех этих публичных разговорах о проституции присутствует такой моральный аспект: хорошим или плохим, непристойным или пристойным занятием занимаются люди, вовлеченные в секс-индустрию. Однако юридическое определение непристойности или аморальности весьма субъективно …Важнейшим моментом тут является то, что для поиска правовых подходов к этой теме нужно оставить сферу нравственности в стороне и перейти в сферу властных отношений. Проституция – это, прежде всего, не моральная, а гендерная проблема, то есть проблема, связанная с распределением власти и ресурсов» [8].

В культуре, согласно патриархатной логике, женщина определяется как вещь, товар и вся ее ценность сводится к качеству ее внешнего вида. Сексуальность становится средством подчинения. Проявляется это и в «невинных» рекламных постерах и роликах, новогодних календарях, которые эксплуатируют женское тело на благо традиционного порядка и экономической выгоде, и в уже не столь «невинных» случаях насилия, жестокости в отношении женщин и распространении секс-индустрии. Все эти явления суть дискриминация женщин в обществе. Соответственно решение проблемы сексуальной эксплуатации женщины невозможно без качественных изменений гендерного порядка и экономической системы.

Примечания:

[1] Щурко Т. Дискриминация женщин на рабочем месте // Наше мнение, 3 октября 2012.

[2]Проститутка Витебска: «За первый заработок я купила ребенку «памперсы»/ Интервью брал Антон Супранович // Vitebsk.biz, 2 ноября 2011.

[3] Regulating Sex for Sale. Prostitution, policy reform and the UK / Edited by Jo Phoenix. The Policy Press, 2009. P.13-14. The Politics of Prostitution. Women’s Movements, Democratic States and the Globalisation of Sex Commerce / Edited by Joyce Outshoorn. Cambridge University Press, 2004. P.1-20. Encyclopedia of prostitution and sex work / edited by Melissa Hope Ditmore. Vol. 1, 2. Greenwood Press, 2006.

[4]http://commons.wikimedia.org/wiki/File%3AProstitution_in_europe_corrected_2.svg

[5]Борщ и яйца как политическиежесты. Молодые художницы рассказывают о наболевшем// Русский Репортер, 20 марта 2013, №11 (289).

[6]http://www.ctv.by/новости/хотят-ли-белорусские-проститутки-выйти-из-подполья-мнение-экспертов-работниц-и-клиентов-секс.

[7]Поведенческий риск женщин секс-бизнеса, употребляющих инъекционные наркотики / Программа развития ООН в Республике Беларусь, РОО «Белорусская ассоциация клубов ЮНЕСКО».

[8] Соломатина И. Продажная «любовь» на пользу государства? // Новая Европа, 20.06.2012.