«Площади». Спонтанность и закономерность

Новый всплеск «революционной активности масс» в разных странах заставил обратить внимание на некоторые параллели и закономерности «площадей».

В первую очередь обращает на себя внимание спонтанность протестов. В Турции протесты начались всего лишь из-за намерения властей построить торговый центр на месте парка. У нас такие «уплотнения» происходят сплошь и рядом – и ничего, а там народ не стерпел и начал протестовать. Правда, если бы турецкие власти повели себя адекватно, ситуацию можно было бы разрешить относительно безболезненно. Ведь сначала протесты были исключительно мирными и требования касались только судьбы зеленых насаждений. Но Эдорган повел себя практически так же, как и белорусский «батька» 19 декабря 2010 года. «ОМОН», спецназ, слезоточивый газ, водометы, истерия с причислением к «врагам народа» и «шпионам». В общем, по стандартному для авторитарных лидеров сценарию. И протесты сразу перешли в политическую плоскость. Но тактически Эдоргану все же удалось одержать победу, вернее пока удалось. Массовые протесты подавлены, наиболее активные протестующие арестованы. Народ перешел к протестам в формате «молчаливых акций», но и с ними, как показывает белорусский опыт, власти, в конце концов, должны справиться. Победа? Это с какой стороны посмотреть.

Стратегически турецкая власть проиграет, как проиграла стратегически и белорусская власть «19 декабря». Углубление раскола общества теперь просто неизбежно в Турции, точно так же как это произошло и Беларуси. И у нас власть расколола общество на «чэсных» и «врагов народа» ради тактического выигрыша, но тем самым проиграла стратегически. И этот раскол обязательно аукнется и у нас, и в Турции.

Взять, к примеру, неизбежные экономические потери. Мало кто обратил внимание на тот факт, что уже через несколько месяцев после 19 декабря 2010 г. в стране разразился широкомасштабный кризис с трехкратной девальвацией, сахарным ажиотажем и прочими, всем памятными «прелестями». Правда, можно списать это на случайное стечение обстоятельств. В Турции прямая связь между «площадью» и состоянием экономики прослеживалась гораздо четче. Турецкая лира упала до самого низкого показателя за последний год; банковские акции заметно упали после того, как премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган предупредил демонстрантов и резко выступил с заявлениями против финансовых спекулянтов, которые пытаются получить прибыль от акций протеста против его правительства. Плюс, вероятнее всего, Турция потеряет определенное количество туристов в этом году. А еще и забастовки солидарности. В общем, удар по экономике получается серьезный. В принципе, это закономерно, потрясения на «площадях» всегда приводят к потрясениям в экономике.

Как и в случае с Беларусью, у турецких властей начали портиться отношения с Западом. Если до недавнего времени Турция серьезно говорила о возможном вступлении в ЕС, то теперь о таких планах можно забыть надолго. Представители Германии заблокировали новый этап переговоров о вступлении Турции в ЕС. Берлин обеспокоен протестами в Турции. По словам дипломата из Германии, рассматривая вопрос о вступлении Турции в ЕС, стоит принять во внимание жесткое подавление протестов в стране турецкими властями. Ранее Евросоюз призвал власти Турции провести полномасштабное расследование действий полиции, применившей излишнюю силу при разгоне демонстрации в Стамбуле, с целью привлечь к ответственности виновных, сообщает «Росбалт». Власти Турции среагировали строго в духе нашего «батьки» – выдали в адрес канцлера Германии Ангелы Меркель серию звучных эпитетов. Соответственно германский МИД вызвал посла Турции Хусейна Авны Карслыоглу, чтобы выразить протест в связи с высказываниями одного из турецких министров в адрес А. Меркель, сообщает агентство АП. И эта пикировка не приблизила Турцию к членству в ЕС, как видимо, полагают турецкие власти. Так что, как минимум, еще один из итогов своей «площади» Турция, похоже, уже получила. Да, конечно, потом, как и в нашем случае, последует потепление отношений. Эволюции Турции по иранскому или даже египетскому сценарию в ЕС не хотят. Но время будет упущено, а пока об интеграции в ЕС можно будет забыть.

Казалось бы, как просто и быстро все можно было уладить в самом начале. Стоило только отменить вырубку парка – вскоре все бы и закончилось. Ведь никаких политических требований поначалу не было, как и агрессии со стороны протестующих. Насилие, причем абсолютно неадекватное, первым применил местный «ОМОН». Впрочем, авторитарные правители не могут договариваться и идти на компромиссы – в этом специфическая особенность таких правителей и их основная слабость. Хотя они свою «ненаклоняемость» они всегда провозглашают силой – и это тоже их слабость.

В недемократических государствах оппозиция находится под жестким контролем спецслужб, а в демократических – заседает в парламенте. Поэтому от «штатной» оппозиции трудно ожидать чего-то экстраординарного и спонтанного. Но даже в таких государствах возможны и происходят, как мы видим, спонтанные народные выступления.

В Бразилии протесты тоже начинались спонтанно. Это характерно для «революций» нашего времени. И реакция властей поначалу была сходной с реакцией турецких властей. «ОМОН», слезоточивый газ, водометы. И, как и в Турции, такая реакция властей только усилила протесты. Но Бразилия – не тоталитарное государство. Поэтому уже вскоре власти пошли на компромисс, удовлетворили все требования протестующих, начали переговоры и пообещали реформы здравоохранения, социальной сферы, а также гарантировали усиление борьбы с коррупцией.

Так что, посмотрим чья тактика в конечном итоге окажется более выигрышной. Тактика диалога и компромиссов бразильского президента или «ненагибаемость» президента турецкого.