Страсти по поводу статучета

Как  сообщили в Министерстве труда и социальной защиты, по состоянию на 1 мая 2013 года «возможность условного трудоустройства» составляет 269%. В апреле количество вакансий увеличилось на 1,2 тысячи и, по мнению министерских, еще увеличится.

Простая публика, а вместе с ней и лица компетентные, задались вопросом – что же происходит на рынке труда, как обстоят дела с занятостью и безработицей. Естественно, что проблема деликатная, политическая и обоюдоострая для властей и их критиков. Поэтому высказывались в том числе и резкие оценки. Например, босс профсоюза РЭП Геннадий Федынич, высказал недоумение по поводу такой оптимистической статистики и низкого уровня безработицы. Если все так хорошо, то «куда делся миллион трудоспособных белорусов? Уехал на заработки в Россию, Польшу и еще дальше за границу…».

Дался всем эта пропавшая «армия труда», численный состав который не поддается измерению. Представляется, что не четко определены предметы для измерения. Хотя еще детишек учили, что разные результаты получаются при измерении разными предметами. Удавы имеют разную длину, измеренные в попугаях, мартышках и слонёнках. Не важно, что в большинстве стран, допустим, привыкли измерять длину в попугаях. Но в других можно и в мартышках. Главное, чтобы единица измерения оставалась неизменной, тогда результаты пересчитываются в другую систему с помощью коэффициентов.

Но не всегда при расчетах используются элементарные и общепринятые измерители и методики. Иногда эта технология усложняется. Потому, например, статистики специально усложняют систему. В такой ситуации даже главный над всеми специалист может выглядеть профаном.

Например, три года назад Сергей Сидорский, тогдашний премьер, проводил производственное совещание по развитию малых и средних городов и возмущался, что правительство представляет ему не реальные, а «гламурные» цифры.  Мол, «половина предприятий уже ходит на короткую неделю, а министра труда (тогда Владимир Потупчик. – К. С.) ничего не видит, у него безработица 1%». Бардак, короче, что в правительстве, что на предприятиях. Но ведь Сидорский был председателем.

Тогдашний председатель Комитета госконтроля подкрепил выводы Сидорского уточнением: «Вся беда в том, что министерство в основном ориентируется на статданные, а не на реальные результаты». Замечание Ломатя можно считать принципиальным: статданные – это так, для потребления доверчивой публикой.  А среди своих к чему лукавство. Тут надо говорить правду. Хотя бы премьер-министру.  Однако на это замечание существует не более принципиальное возражение: хотя  Минтруда сам готовит статистику рынка труда, полного представления о его состоянии она иметь не может.

Как и в большинстве других стран, учет населения в Беларуси осуществляется с необходимым участием. В ходе регулярных переписей населения выясняется как ситуация в целом, в тенденциям и в подробностях. На основе этого базового уровня ежегодно, до следующей переписи, вносятся соответствующие изменения. Поэтому нельзя сомневаться в достоверности статистики народонаселения. Родился, умер, выехал из страны на ПМЖ, все эти последствия имеют непосредственные экономические последствия. Кому платить пособие, кому еще продолжить выплачивать пенсию. За этим тщательно следят.

Достаточно точно подсчитывают население в трудоспособном возрасте, исключая из этого количества неработающих инвалидов І и ІІ групп. Еще одну многочисленную группу образует экономически активное население (рабочая сила) – часть населения, охарактеризованная как товар специфического свойства, формирующая предложение на рынке труда, в результате чего выполняются работы и услуги. Коль речь о рынке, то за предложением следует спрос, возникает стоимость товара, формируются цены – в виде заработной платы. 

Таким образом отношения усложняются, в дело вмешивается политика. Поэтому отметим, что к экономически активному населению относятся занятые и безработные. Важно, что безработные ищут работу самостоятельно, или с помощью органов по трудоустройства. В противном случае они не безработные.

Официально безработными у нас считаются только те, кто регистрируется в службе занятости в случае потери работы по причинам, которые дают право на получение пособия. Каким бы ни бы нищенским не было пособие, за получением его люди обычно приходят. Хронические безработные (более года) составляют 17% от общей численности официальных безработных. Льготное обслуживание в органах труда и социальной защиты получают выпускники общеобразовательных школ, профессионально-технических училищ, колледжей и вузов, их численность составляет 2,1% общей численности.

Классическими безработными, которые становятся жертвами кризисов, можно считать только высвобожденных при ликвидации организаций или по сокращению их штатов.  Именно для защиты этой категории работников выплачиваются пособия.

Как ожидалось, в Беларуси будут осуществлены структурные реформы в экономике, в ходе которых массовая безработица станет отрицательным эффектом созидательного процесса в целом. Поначалу реформы начались довольно бойко, появились и первые признаки массовой безработицы, но после 1994 года Лукашенко запретил массовые увольнения. Стали применять тактику, если можно так сказать, «выдавливания» работников из организаций. Пожилых людей отправляли на пенсию, а молодых на это место не принимали. С этой же целью была утверждена тотальная система срочных контрактов для всех без исключения работников.

Все эти и множество более мелких ухищрений были придуманы для того, чтобы свести до минимума заинтересованность и даже возможность людей, теряющих работу, претендовать на пособие по безработице. Министерство труда занимается проблемами явления в целом, а дело до устройства занятости каждого гражданина в отдельности не доходит. Конкретный мониторинг занятости оно отслеживает только на крупных организациях, имеющих ведомственную подчиненность. Безработный-индивидуалист может попасть в статистику только в том случае, если лично обратится за регистрацией в службу занятости. Не надо объяснять, что большинство таковых за помощью в службы занятости не обращаются.

И что в итоге? По официальным данным, численность занятого населения составляет 4 539,8 тыс. населения, из них в крупных и подведомственных организациях работают 3 337,8 тыс. человек (73,5% общего количества занятых). В малых и микроскопических организациях занято 1 202,0 тыс. человек, или 26,5% общей численности занятости.

Ничего себе мелочь. Про таких раньше говорили – бизнес малый, дела большие. Главное в данном случае, что в этот сектор дорожка для Минтруда закрыта. Сколько там занятых, какая это занятость? На кого эти люди работают, где и сколько получают? Ответа на эти вопросы Минтруд не имеет.

Но не все известно и о состоянии официального сектора, который Минтруд якобы курирует. Например, в январе-марте т.г. здесь  по разным причинам в среднем ежемесячно увольнялось без малого по 60 тыс. человек, а в органах по трудоустройству регистрировалось намного меньше половины.

Подводя итог, можно сказать, что у Минтруда нет необходимости «облагораживать» статистику безработицы, поскольку нет таких причин, которые могут спровоцировать взрыв официальной безработицы. Разгорись самый страшный кризис, у большинства безработных не возникнет необходимости регистрации на «бирже труда». Органы труда и социальной защиты задумывались для проведения активной политики занятости, но не для раздачи горячей пищи оголодавшим беднякам.

Не получилось активной политики, не вышло с благотворительностью, зато сформировалась система, которая всегда показывает «ясно», независимо от погоды.