Вместо приватизации: переговоры и еще раз переговоры

Из условий кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС исчезла приватизация. Или, вернее, она негласно трансформировалась в условие реализации 5 интеграционных проектов России и Беларуси. Речь идет о создания холдинга ОАО «Росбелавто» на базе МАЗа и КАМАЗа, проектах ОАО «Российская электроника» ГК «Ростехнологии» и ОАО «Интеграл», ОАО «Минский завод колесных тягачей» и российского оборонно-промышленного комплекса, Роскосмоса и ОАО «Пеленг», ОАО «МХК «ЕвроХим» и ОАО «Гродно-Азот».

Поскольку 5 интеграционных проектов по сути инициировал российский премьер Дмитрий Медведев, то правительство РФ держит их под контролем. И хотя сторонам удалось их более-менее конкретизировать, они по-прежнему далеки от финиша. Это стало очевидно еще 12 апреля, когда в Москве состоялся очередной их «дедлайн» с участием первого вице-премьера Беларуси Владимира Семашко и российского вице-премьера Александра Дворковича.

О результатах этих договоренностей белорусская сторона умолчала. А вот пресс-служба правительства РФ скупо сообщила, что стороны «отметили позитивную динамику взаимодействия в области радиоэлектроники, а также обозначили основные направления интеграции в сфере машиностроения, химической отрасли».

Этот дипломатический язык означал, что стороны фактически еще на старте увязли в подходах и движения по проектам нет. В свою очередь отсутствие результатов на интеграционной ниве предопределило и судьбу нефтяного баланса – был снова подписан квартальный контракт на поставки нефти в Беларусь, хотя белорусские чиновники рассчитывали подписать годовой баланс.

Вслед за этим глава Минэнерго РФ Александр Новак сообщил, что следующий дедлайн, когда стороны должны будут рассматривать вопрос подписания нефтяного баланса, – 15 июня. То есть, Россия продолжает использовать нефтяной рычаг для продавливания интеграционных процессов.

Отметим, что пока видимого конфликта между Москвой и Минском по причине отсутствия годового нефтяного баланса нет. Белорусские НПЗ работают со 100-процентной загрузкой, недостатка в сырье не испытывают (во втором квартале, как и в первом, Беларусь может импортировать 5,75 млн. т российской нефти – исходя из ожидаемого годового объема в 23 млн. т).

Однако, видимо, понимая, что скорый прогресс в реализации 5 проектов невозможен, первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко еще в начале апреля поспешил заявить, что Россия в третьем квартале поставит в Беларусь нужные 5,75 млн. т нефти. Заметим, что о возможном подписании нефтяного баланса он ничего не сказал.

Впрочем, и раньше было очевидно, что приватизация таких крупных предприятий как «Интеграл» или «Гродно Азот», несмотря на проявленный к ним интерес российских компаний, требует длительной подготовки и согласований. В то же время приватизацию МЗКТ можно было форсировать, но только, конечно же, в крайнем случае – если официальный Минск почувствовал крайнюю нужду в деньгах. Пока такого нет, в Минске с продажей важного для оборонного комплекса России актива спешить не будут.

Другое дело, что Кремль расcчитывал на скорое завершение сделки по созданию холдинга ОАО «Росбелавто» с участием ОАО «КАМАЗ» и ОАО «МАЗ», ставшей своего рода лакмусовой бумажкой интеграционного процесса. Но, похоже, и она пока терпит фиаско, о чем 19 апреля заявил А. Лукашенко, выступая с ежегодным посланием народу и парламенту.

«Я спрашиваю (у потенциальных акционеров. – прим. ред.): сколько вы вложите в модернизацию МАЗа, коль вы сюда пришли? Но у них денег нет. К тому же меня начинают информировать, что за ними стоят иностранцы из Германии и Америки, которые просто будут заинтересованы в том, чтобы МАЗ опустить, закрыть», – заявил А. Лукашенко. Как было сказано, «я на эту бандитскую акцию не пойду».

По словам А. Лукашенко, «сейчас нас не надо наклонять» по поводу приватизации, так как «рынок находится в самом низу». «МВФ, Запад, Евросоюз, да уже и Россия сегодня все в одну дуду дудят: давай приватизацию, продавай госпредприятия. Я ответил на этот вопрос: мы не против любое предприятие продать. Но платить надо нормальную цену. И не надо нас сильно наклонять, особенно наши партнеры, наши родные братья этого делать не должны», - заявил А. Лукашенко.

Очевидно, что белорусский президент смело отодвигает в сторону даже почти финиширующий проект – что называется, символ самой интеграции. И его, как видим, не пугает, что результативность приватизационных проектов завязана на поставках нефти в Беларусь. Устами анонимного источника в газете «Известия» Москва уже предупредила официальный Минск о возможном сокращении поставок стратегического для Беларуси сырья.

Вероятно, белорусское руководство уверено, что Кремль не пойдет на резкое обострение отношений в таможенной «тройке» на важном этапе строительства Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Напротив, недавно Минск дипломатично напомнил Москве о том, что надо выполнять договоренности в ЕЭП. В этой связи аноним из госуправления 26 апреля заявил агентству «Интерфакс-Запад», что Минск считает недопустимой увязку поставок нефти из РФ с вопросами приватизации.

Белорусский чиновник через Интерфакс напоминает Кремлю, что руководство Минэнерго РФ в апреле заявило о готовности подписать годовой нефтяной баланс с Беларусью до 15 июня, но, по его словам, «в околоправительственных российских СМИ появляется информация о возможном сокращении поставок нефти в связи с паузой в диалоге по приватизации».

Чтобы избежать возможного обострения отношений в нефтяной сфере, «белорусские и российские профильные компании предлагают вернуть переговорный процесс на прежние рельсы, то есть на уровень, определенный соглашениями по созданию ЕЭП», подчеркнул источник.

Белорусская сторона неслучайно напоминает Москве о необходимости выполнять свои интеграционные обязательства в рамках ЕЭП именно сейчас. Дело в том, что к 1 мая 2013 года президенты стран ТС поручили своим правительствам разработать план создания ЕАЭС. И если все процедуры не пройдут согласованно, то будет очень трудно в апреле 2014 года вынести проект договора на заседание Совета ЕЭК.

Так что на этапе выполнения дорожной карты по созданию ЕАЭС у Кремля связаны руки. Посмотрим, как он будет пытаться их освободить.