Допинговый тупик

В Палате представителей Национального собрания Республики Беларусь прошло первое чтение нового Закона «О физической культуре и спорте». Зампредседателя постоянной комиссии ПП НС по здравоохранению, физкультуре, семейной и молодежной политике Вадим Девятовский заявил, что «в законе не будет норм, являющихся основанием для внесения поправок в Уголовный кодекс за распространение допинга в спорте. То есть уголовного наказания в виде лишения свободы за такие действия пока не будет».

Через несколько дней стало известно о двухгодичных дисквалификациях за применение запрещенных препаратов четырех белорусских тяжелоатлетов – Дарьи Почобут, Виолетты Сечко, Ольги Дрыло и Ивана Клима. Трое из них в декабре минувшего года стали призерами юниорского чемпионата континента. Теперь медали придется вернуть: Почобут останется без золота, Сечко – без серебра, Дрыло – без бронзы. 

Благие намерения

Чтобы понять, что происходит, нужно вернуться хотя бы к 4 февраля 2013 года, когда на заседании коллегии своего ведомства министр спорта и туризма Александр Шамко назвал «важной задачей» введение уголовной ответственности за незаконный оборот стероидных препаратов и принуждение к употреблению допинга. Тогда же он сообщил, что готовятся соответствующие изменения в законодательство.

Через месяц в интервью газете «Прессбол» помощник президента по вопросам физкультуры и спорта Максим Рыженков, отвечая на вопрос о проблеме допинга, сказал: «Эта проблема президентом тоже четко обозначалась. И в первую очередь в контексте работы с резервом. Закалывание юных спортсменов, форсирование подготовки скоро будет рассматриваться как уголовное преступление. Резерв должен расти планомерно, естественно, по спортивным, а не фармакологическим методикам. Предложение будет содержаться в качестве единого законодательства. В разрезе уголовной ответственности речь прежде всего о принуждении к применению…».

И уже совсем недавно, 17 апреля, тот же Шамко, отвечая на вопросы депутатов во время представления в первом чтении законопроекта «О физической культуре и спорте», сообщил о том, что планируется ввести административную и уголовную ответственность за применение и принуждение к применению допинга несовершеннолетних.

Подобная риторика важных государственных сановников, казалось бы, призвана подготовить общество к введению жестких законодательных мер за принуждение к употреблению допинга. Ан нет! Тут же Девятовский сообщил, что в законопроекте ничего такого не предусмотрено! Не странно ли?

Практика жизни

Кроме благих намерений, существуют жизненные реалии. У нас они таковы. В большинстве случаев спортсмены употребляют допинг по рекомендациям тренеров и врачей, которые, конечно же, объясняют своим подопечным, для чего это делается и как следует себя вести.

Когда случается допинговый прокол, проводится обязательная процедура расследования, которая нередко носит характер фарса. Атлеты берут всю вину на себя, не называя тех, кто пичкал их запрещенными препаратами. В обмен на молчание они получают поддержку – материальную, моральную, организационную, а также обещания продолжить сотрудничество по истечении срока дисквалификации.

Как правило, эти обещания выполняются. С одной стороны, никому не хочется, чтобы молодые люди сообщали миру неприглядную правду, с другой – тренеры в самом деле не желают терять физически одаренных ребят. Спортсмены, тренеры, врачи, функционеры в таких случаях действуют как сообщники. Разбить это сообщество чрезвычайно трудно, практически невозможно. Ибо все они связаны единой целью – показать высокий результат и заработать материальное вознаграждение.

Уговорить юных спортсменов принять допинг не так уж сложно  Тренеры обещают своим воспитанникам, что их результаты резко пойдут в гору и благодаря этому они попадут в такие-то сборные на такие-то соревнования. А это в свою очередь автоматически влечет за собой постановку на учебно-тренировочные сборы, нередко выездные (у кого-то и заграничные) и участие в соревнованиях высокого ранга. И все это за казенный счет. А требуется немногое: быть послушными.

Между Сциллой и Харибдой

Введение уголовной ответственности за понуждение к применению допинга сразу ударит по тренерскому цеху. В стране появится новая «группа риска»: сотни, а может и несколько тысяч специалистов, которые безнаказанно пичкают спортсменов допингом, вмиг превратятся в потенциальных преступников. Причем, в их число попадут и высокопоставленные спортивные чиновники, которые требуют достижения высоких результатов любой ценой.

Это совсем не значит, что выйдет закон, и спортсмены сразу начнут «сдавать» тренеров. Даже при желании это сделать непросто: как доказать, что спортивный наставник или врач склонял ученика к принятию запрещенных препаратов? Да и по вышеизложенным причинам ждать этого нереально.

А медали-то нужны! Мы же «спортивная держава»! Кто их будет завоевывать, если тренеров поставят под удар?

В то же время Международный олимпийский комитет, Всемирное антидопинговое агентство, ЮНЕСКО наседают, требуют соблюдения международного антидопингового кодекса и ужесточения национальных законодательных норм. ВАДА и международные спортивные федерации сделали допинг-контроль более интенсивным и глубоким. Методика выявления допинга постоянно совершенствуется. Поэтому белорусские атлеты все чаще становятся «героями» допинговых скандалов и все чаще вынуждены возвращать с трудом завоеванные награды. Напомним, кроме упомянутых в начале статьи Дарьи Почобут, Виолетты Сечко и Ольги Дрыло, в прошлом году вернули медали толкательница ядра Надежда Остапчук (олимпийское золото!) и штангист Михаил Авдеев (европейскую бронзу).

Фактически наши спортивные власти зажаты в тиски. Пока они просто тянут время и мучительно ищут выход из допингового тупика. Тому свидетельство – многочисленные обещания введения уголовной ответственности за принуждение к использованию допинга и незаконный оборот стероидных препаратов, которыми прикрывается реальное бездействие. А ведь это еще и бизнес, на котором кое-кто неплохо греет руки…