Лукашенко заговорил о культурной политике

Лукашенко заговорил о культурной политикеВ Беларуси отсутствует определенная, ясная, четкая и последовательная культурная политика. Ее, стратегию, заменяют отдельные тактические движения в разных секторах культуры и бестолковая госпрограмма «Культура Беларуси» на 2011-2015 годы. 19 апреля, во время своего ежегодного послания а-ля «Urbietorbi», Александр Лукашенко непосредственно обратился к тематике культурной политики. Какие задачи поставил президент, посредством чего их будут решать, к чему это приведет и что нужно делать дальше?

Задачи культуры: патриотизм и зарубежный имидж

Лукашенко сразу начал с постановки задач для государственной политики в сфере культуры: «Наши главные задачи в сфере культурной политики состоят в том, чтобы, во-первых, поддерживать патриотическую линию в белорусской культуре, создавать условия для развития ее традиционных и современных направлений и, во-вторых, используя этот потенциал, укреплять международный престиж страны».

Таким образом, власти наконец-то официально определились с тем, чего хотят от сферы культуры. Как минимум, теперь можно не гадать на кофейной гуще, анализируя обрывочные сведения, а обсуждать и обдумывать конкретные планы властей.

В целом, стоит отметить, что к культуре Лукашенко подходит исключительно утилитарно. В его видении Беларуси сфера культуры лишь служит инструментом для формирования других вещей, будь то патриотизм или международный престиж страны. Хотя ничто не мешает рассматривать культуру как самостоятельную ценность, и ее развитие – как духовную часть общего развития нации (не привязывая это к сторонним результатам).

Если же анализировать именно такие утилитарные значения культуры, то оба из них таят в себе серьезные подводные камни, ставящие под сомнение полноценность развития белорусской культуры при их выполнении.

Придворные патриоты

Так, «патриотическая линия в белорусской культуре» – определение очень широкое. Строго говоря, в него должны входить творения, и возвышающие нынешнюю власть (вроде скандально знаменитого «Гобелена века» Кищенко), и показывающие ее в нелицеприятном виде (вроде работ Алеся Пушкина). Ведь все они, так или иначе, являются частью патриотической линии – просто под патриотизмом и благом для родины их авторы понимают противоположные вещи.

К сожалению, есть все основания считать, что на практике «патриотическая линия» воплотится в поддержке трешевых творческих конкурсов БРСМ и запрете концертов Войтюшкевича. Таким образом, хотя, в принципе, патриотизм – далеко не худший приоритет государственной культурной политики, в сегодняшней Беларуси на практике решение такой задачи, вероятно, приведет к нанесению вреда национальной культуре.

Культура – не панацея от провалов внешней политики

Вторая задача – «укреплять международный престиж страны». Очевидно, что в нынешних условиях с престижем у Беларуси не очень. В друзьях – сплошные мировые аутсайдеры, вроде Ирана и Сирии, да и их список естественным образом сокращается (Югославия, Ирак, Кыргызстан, Ливия, на очереди – Венесуэла). Во врагах –США и Евросоюз. В таких условиях власти увлекаются прожектами внешнеполитической «дальней дуги» и радуются любой дипломатической «победе», вроде открытия посольства в Нигерии

И поэтому в деле продвижения международного имиджа Беларуси особая ставка официальным Минском делается на культуру и спорт, где в теории всё деполитизировано. Однако на практике со спортом возникает много проблем: то на Олимпиаду в Лондоне председателя НОК Лукашенко не пускают, то чемпионат мира по хоккею у Беларуси хотят отобрать. И в деле имиджа власти всё больше отдают предпочтение культуре. Вот, например, как Лукашенко утешал себя  после упомянутого недопуска на Олимпиаду: «по числу участников и многообразию программы «Славянский базар» может претендовать на звание летней культурной Олимпиады… Здесь действует главный олимпийский принцип: искусство, как и спорт, вне политики… Олимпиада очень отстает от нашего “Базара”. Она политизирована, там очень много проблем. А “Славянский базар” – это островок свободомыслия и независимости».

Но «Славянский базар» на то и славянский, что не всемирный. Другое дело, например, «Евровидение». Достаточно просто занять музыканту из Беларуси первое место – и в следующем году одно из наиболее популярных неспортивных мероприятий в мире, с аудиторией до 600 миллионов зрителей, пройдет именно в Минске. И никаких политических условий!В 2012 г. этому радовался Ильхам Алиев, получивший право проводить «Евровидение» в Баку. В условиях отсутствия демократии в Азербайджане эксперты «The Economist» назвали это «дипломатическим одобрением» политики Алиева. Безусловно, хотел бы такого «дипломатического одобрения» и белорусский лидер.

Однако из-под палки, без свободного творческого вдохновения, никак невозможно  создать действительно «уникального артиста, чтобы он спел так, чтобы специалисты ахнули». И попытки искусственно решать политические задачи через культуру ведут к печальным результатам: творчество получается некачественным и невостребованным. Это хорошо видно в кейсе белорусского участия в «Евровидении», цель которого Лукашенко определил именно как имиджевую: «Вопрос состоит в том, что есть такая страна Беларусь, цивилизованная страна, центр Европы, которая принимает участие в подобных международных форумах». 

Решать задачи сомнительными методами

Итак, каков же список дел по решению этих задач? Лукашенко назвал четыре основных.

Во-первых, «принять меры по возрождению уникальных белорусских ремесел, созданию на их базе современной сувенирной индустрии». Очевидно, президент имел в виду уже не раз упомянутую на высшем уровне тему возрождения Слуцких поясов. Напомним, власти хотят их производить чуть ли не в промышленных масштабах. Самый пикантный момент в том, что технологии производства Слуцких поясов безвозвратно утрачены. Любопытно, конечно, будет посмотреть на то, какой новодел чиновники представят на суд общественности – вот только всё это происходит за счет налогоплательщиков.

Во-вторых, «открыть Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны с масштабной экспозицией, которая должна быть лучшей в мире». По имеющейся у меня закрытой информации со стройки есть основания полагать, что новый музей будет действительно довольно хорош и концептуален. Однако ни о каком полном и всестороннем освещении темы ВОВ (включая, к примеру, альтернативные оценки деятельности партизан и коллаборантов), скорее всего, речи всё равно не пойдет.

В-третьих, «наполнить новым содержанием международные фестивали, превратив их в законодателей творческой моды на пространстве СНГ». У ответственных чиновников от такого есть все основания впадать в ступор: только что «Славянский базар» был замечательным и даже летней культурной Олимпиадой (то бишь событием всемирного масштаба), а теперь его надо реформировать, чтобы он опустился до пространства СНГ?! Вот и на практике из года в год концепции крупных фестивалей Беларуси меняются не так уж значительно, ведь власти хвалят то, что есть.

В-четвертых, «решить вопрос создания арт–центра актуального искусства в Минске с учетом мирового опыта и провести на его базе в 2014 году масштабную выставку, которая станет частью культурной программы хоккейного чемпионата». Звучит вроде бы хорошо, но опыт подсказывает, что для чиновников от культуры актуальное искусство – это что-то вроде первой минской Триеннале, которую эксперты «Новой Европы» совершенно справедливо охарактеризовали как «шоу, гламур, шизофрения».

Таким образом, решать задачи культурной политики власти собираются довольно странными методами. И их эффективность вызывает большие сомнения.

Первые шаги – хорошо, но мало

Замечательно, что в культурной политике власти определились с задачами (де-факто – целями) и составили план основных действий. Без таких шагов в принципе невозможны никакие изменения в культурной политике – ведь нельзя реформировать то, чего нет. Но, конечно, этого недостаточно. Слова президента необходимо закрепить в законодательном акте (как и предписано проектом Кодекса о культуре). Тогда можно будет аппелировать к конкретным формулировкам и предлагать реальные изменения (а не только анализировать слова, которые у президента часто и расходятся с делом).

Более того, для выработки наилучшей концепции культурной политики государства необходима и вовсе политическая конкуренция, в рамках которой политические акторы могли бы соперничать за голоса избирателей, предлагая им различные решения для всех сфер общества (включая и культуру), которые бы потом оценивались голосами граждан на свободных, честных и демократических выборах.

Так что путь реформ культурной политики Беларуси впереди еще большой.