Какой бойкот нужен оппозиции

За последние полгода о бойкоте парламентских и президентских выборов в Беларуси не высказывался только ленивый: несметное количество статей, записей в блогах и просто статусов в FB было написано буквально всеми, от оппозиционных лидеров до отставных офицеров КГБ. В этой статье мне хотелось внести свой вклад в дискуссию о том, нужен ли белорусской оппозиции бойкот выборов в том или ином виде, и какой тип бойкота в авторитарных режимах может быть эффективен в принципе.

Планы и результат

Что должен повлечь за собой бойкот выборов с точки зрения той части оппозиции, которая эту тактику продвигала? Предполагается, что массовый бойкот подорвет внутреннюю легитимность того института, который опирается на машинерию выборов, – президента или парламента. Несколько утрируя (хотя представляется, что в мечтах ряда оппозиционных лидеров все выглядит именно так): та часть граждан, которая на выборы не ходила, должна уяснить, что избрание кого бы то ни было невозможно в принципе по причине массовой неявки. Однако увидев, что кандидат все-таки избран, граждане поймут, что их обманули, и, возможно, создадут ситуацию неопределенности, в которой по определению все возможно.

Несмотря на заверения ряда политических лидеров о том, что фактически бойкот парламентских выборов 2012 года состоялся, опросы НИСЭПИ показывают, что более половины граждан Беларуси, обладающих правом голоса, на выборы все-таки сходили. Согласно замерам НИСЭПИ в третьем квартале 2012 года, на парламентских выборах проголосовали 66,4% опрошенных. Таким образом, результат прост: нет никаких свидетельств того, что бойкот парламентских выборов, даже если он состоялся, сколь либо подорвал внутреннюю легитимность белорусского режима или повысил протестный потенциал. Октябрьские опросы НИСЭПИ демонстрируют незначительный рост уровня доверия к президенту в сентябре 2012 года (на 2% в сравнении с июлем; в декабре 2012 – небольшая корректировка в противоположную сторону – на 0,1%). Одновременно с этим мы не можем говорить о росте протестной активности в результате бойкота выборов, что, по сути, также можно рассматривать как проигрыш: протест в «кухонном формате» никак не способствует снижению шансов режима на выживание.

Нужны ли выборы при диктатуре?

Означает ли это, что бойкот выборов – заведомо проигрышная стратегия? Потенциал бойкота для политической и протестной мобилизации далеко не очевиден; в то же время, история авторитарных режимов изобилует примерами, когда участие оппозиции в выборах в конечном итоге приводило к смене режима или его серьезной трансформации.

Самюэль Хантингтон в своем исследовании «третьей волны» демократизации назвал выборы такого рода «опрокидывающими». В таких выборах доминирующий политический субъект, набор ресурсов которого кажется более чем достаточным для победы на выборах, по тем или иным причинам проигрывает слабой оппозиции, либо результат выборов становится поводом для массовых протестных выступлений и последующей демократизации режима. Необходимость участия в выборах в Беларуси именно по причине существования феномена «опрокидывающих выборов» блестяще показал в своей статье белорусский политолог Виталий Силицкий. Силицким приведено более 15 примеров того, как участие оппозиции в заведомо невыгодной для нее политической кампании в условиях авторитарного режима приводила к демократизации страны (по меньшей мере, частичной) [1].

Последний пример «опрокидывающих» выборов на пост-советском пространстве – думские выборы 2011 г. в России. Несмотря на то, что к смене режима или сколь либо заметной демократизации они не привели, результат их был полностью неожиданным как для самого режима, так и для внешних и внутренних наблюдателей. Доминирующая группа, располагающая подавляющим преимуществом в ресурсах, включая монополию на СМИ и применение насилия, и по этой причине способная обеспечить высокий электоральный результат для партии «Единая Россия», по сути, проиграла. Результат выборов (49,3% за «ЕдРо») оказался гораздо ниже ожидаемого, а по всей стране прокатилась волна массовых протестов против фальсификации результатов голосования, и в том числе – против коррумпированного режима «жуликов и воров».

Итак, мировая практика (и белорусская в принципе тоже) показывает, что зачастую участие оппозиции в выборах гораздо выгоднее неучастия. Однако проводить ребрендинг и разучивать новую лексику зачастую бывает затруднительно, поэтому: бойкот какого типа может помочь белорусской оппозиции?

Бойкот – какого типа?

В 2006 году в журнале International Political Science Review была опубликована статья под названием «Contentious Collective Action and the Breakdown of Authoritarian Regimes» [2]. В самой статье ее автор, Джей Ульфельдер, исследовал влияние различных типов протеста на различные типы авторитарных режимов. Типы авторитарных режимов были выбраны по классификации Барбары Геддес: военные, однопартийные и персоналистские, а среди типов протеста брались антиправительственные выступления, забастовки и восстания (riots). Речь, при этом, идет не о спонтанных краткосрочных акциях, а о длительном протесте. Политический режим Беларуси в статье определялся как персоналистский.

При этом было установлено, что персоналистские авторитарные режимы гораздо более устойчивы ко всем видам протестов, нежели режимы военные и однопартийные. Однако при этом на персоналистские режимы серьезное воздействие оказывают забастовки, особенно проходящие в период экономического кризиса. Объяснения такой зависимости дается очень простое: персоналистские режимы практически всегда зависят от «качества» работы экономики. Во-первых, им необходимо «покупать» лояльность элит. Во-вторых, если легитимация режима не основывается на принципе харизматического господства, режиму необходим стабильный приток ресурсов для покупки лояльности населения. В противном случае при снижении уровня доходов вчерашние «подданные» с легкостью ассоциируют персоналистского лидера с виновником экономических проблем.

Иными словами, бойкот как форма политической мобилизации в Беларуси скорее подойдет не для снижения явки на выборах, а для повышения эффекта от протестных акций за счет изменения их формата. Причем речь идет именно о полной массовой забастовке, либо об итальянской забастовке. Забастовки могут нанести чувствительный удар по экономике страны, если бастовать будут рабочие крупнейших предприятий или отраслей, либо забастовка примет поистине национальный масштаб. Такой тип политической мобилизации становится особенно актуален, учитывая нестабильность белорусской экономики и значительное снижение уровня жизни, который произошел после экономического кризиса и девальвации 2011 года.

Краткие выводы

Что это дает белорусской оппозиции? К нашему великому сожалению – практически ничего. За последние годы политическая оппозиция в Беларуси так и не смогла заработать необходимые политические «очки» и получить массовую поддержку населения. Не смогла оппозиция и воспользоваться экономическим кризисом 2011 года как подходящим моментом для привлечения сторонников (хотя, необходимо признать, во многом это не вина самой оппозиции). Иными словами, хотя массовая забастовка как форма бойкота и может как-то повлиять на устойчивость авторитарного режима, среди белорусских альтернативных политических сил на данный момент нет силы с выраженной консолидированной позицией, которая в полной мере «попадала» бы в спектр тем и проблем, волнующих население (сегодня это в первую очередь проблемы экономики и социальной защиты).

Это не означает полную безысходность и невозможность перехода от бойкота одного типа к другому. Напротив, здесь мы хотим дополнительно сделать акцент на том, что протестный бойкот эффективнее бойкота выборов, однако, для его реализации, во-первых, необходимо понимание неэффективности бойкота выборов как способа политической мобилизации населения, во-вторых – необходима более серьезная работа с населением для получения политических «очков».

--------

[1] Силицкий, В. Выборы в условиях авторитарных режимов – фарс или шанс для перемен? Режим доступа: http://zapraudu.info/nasledie-vitaliya-silickogo-vybory-v-usloviyax-avtoritarnyx-rezhimov-fars-ili-shans-dlya-peremen/

[2] Ulfelder, J. Contentious Collective Action and the Breakdown of Authoritarian Regimes. International Political Science Review (2005), Vol 26, No. 3, 311–334.