О мечтах и планах

Ни один план не переживает встречи с противником.
Фельдмаршал Хельмут фон Мольтке

При весьма скромных результатах прошедшего года, который можно назвать скорее неудачным, чем успешным, мы опять и снова запланировали грандиозные успехи на год нынешний. Что вызвало вполне обоснованную критику независимых экспертов. В частности можно упомянуть материал Александра Челина «Выполним план – ускорим кризис».

Цифры действительно фантастические или «потолочные», кому как нравится, но дело не только в цифрах, хотя, действительно, попытка подогнать реальность под эти цифры только усугубит кризис. Проблема еще и в самой методике нашего планирования, из которой и проистекают потом наши беды при попытках «суперпланы» осуществить.

Государственное планирование в Беларуси отталкивается не от реального положения вещей, а от «мечт», то есть от того, чего «верховный» желает. Например, хочется ему 8,5% роста ВВП – вот под эту цифру все планы и подгоняются. Но для таких результатов, во-первых, весь мир должен «помешаться» на белорусских товарах. Так и запишем: спрос на белорусские товары будет расти бешеными темпами. Правда, реально конкурентоспособность наших товаров падает и спрос на них тоже. В связи с вступлением России в ВТО улучшения на нашем главном рынке не ожидается, даже наоборот. Но это неважно, в план забиваем бурный рост экспорта. Чтобы обеспечить столь бурный рост экспорта, естественно, надо нарастить производство. А для этого нужны крупные инвестиции. Так и запишем в плане: инвестор даст нам USD 4,5 млрд. Опять же, не важно, что в реальности инвесторы от нас бегут, бегут даже те, кто уже пришел раньше. Приход же новых инвесторов весьма проблематичен. Имеются в виду инвесторы, которые могут организовать что-то новое, наладить выпуск высококонкурентной продукции, а не просто купить что-то из «фамильного серебра». В последнем случае инвестиции мы, конечно, получаем, но не рост экспорта, не рост ВВП, а мы ведь в план забили именно такой рост. А как все это обеспечить, если новых высококонкурентных производств не появилось, только собственник у старых сменился? Впрочем, это нам не важно, ведь наши планы не учитывают качество инвестиций.

Поскольку даже все это не обеспечивает «сбычумечт», запишем еще что-нибудь «от балды». Типа: все предприятия мгновенно чудом модернизируются, а их продукция становится лучше, чем у мировых лидеров. Ну все, теперь план точно осуществится. И все же в это как-то не верится. И, например, ЕБРР вот тоже не верит, хотя и строит свои прогнозы на базе нашей, «самой достоверной», официальной статистики.

Действия противника, то есть конкурентов, у нас при планировании также совершенно не учитывают. Вот мы, например, планируем удвоить экспорт сельскохозяйственной продукции, в том числе и на российский рынок. А россияне планируют в обозримом будущем отказаться от импорта продовольствия. Оставить разве только импорт брендовой, деликатесной и эксклюзивной продукции. Более того, россияне планируют экспортировать продовольствие в больших объемах. Понятно, что оба плана одновременно выполнены быть не могут. Кто-то победит, а кто-то – проиграет. Победит, известным образом, тот, кто лучше спланирует свою победу. Спланирует именно путь к победе, а не нарисует какие-то цифры.

В принципе, наши планы – это не нечто экстраординарное. Это обычное обывательское «планирование», многие непрофессионалы так планируют. Вот, если у меня будет, мне дадут (инвестируют) миллион долларов, то я куплю себе коттедж, обновлю машину и жену, ну и так далее. Как заработать этот миллион – обычно не планируется, а часто ничего и не предпринимается. Если же что и предпринимается, то исключительно на «авось». Примерно аналогичным образом «планирует» и наша власть.

Или, если перевести наши планы на военный язык... К такой-то дате разгромить противника, взять столько-то пленных и трофеев. Как этого достичь и какими средствами – не уточняется. Просто в конце идет приписка: «Не справишься – расстреляю!».

Иными словами мы закладываем в план только трофеи, которые рассчитываем получить после победы, но не путь к ней. Трофеи и саму победу спланировать нельзя, если следовать Мольтке-старшему. Планировал он совсем не так, как принято у нас, зато эффективно. Современники Мольтке и современные военные историки считают, что именно благодаря великолепному планированию прусского генштаба, во главе которого как Мольтке и стоял, Пруссия и одержала свои тогдашние яркие победы. Но, что же Мольтке тогда планировал, если сам утверждал: «Ни один план не переживает встречи с противником»? Не победы он планировал и трофеи, а организацию боевых действий. Если бы он написал в плане: разбить противника (достигнуть положительного сальдо, удвоить ВВП) к дню рождения императора (очередным перевыборам), – многие сочли бы его сумасшедшим, в том числе и сам император. Но, настоящий профессионал в планировании, Мольтке так, конечно, планы не писал.

Кстати, последователи Мольтке тоже хорошо планировали, но процитированный афоризм учитывали не всегда. Так, план «Барбаросса» включал пункт о том, что все операции должны быть завершены до зимы. Но на войне, как и в бизнесе, много случайностей случайностей. Так и получилось, план «Барбаросса» немцы практически выполнили, кроме пункта о том, что противник должен сдастся до зимы. А он взял и не сдался, несмотря на тяжелые потери– и дальше все пошло наперекосяк.

К сожалению настоящих «плановиков» у нас нет, все – наследники «советской школы», а там в последние десятилетия СССР планировали именно в цифрах прироста «от достигнутого». Стратегическим планированием и не пахло. Но учиться планировать надо. Ведь планы – это большое подспорье на пути к успеху, но только если это планы, а не мечты и взятые «с потолка» цифры.