Зачем Сирии зона свободной торговли с Таможенным союзом

Белорусские СМИ облетела новость о том, что Сирия «просится в Таможенный союз Беларуси, России и Казахстана». Отметим явное преувеличение: речь идет не о членстве в Таможенном союзе (для этого нужно для начала войти в ЕврАзЭС), а о соглашении о зоне свободной торговли с ТС. Этот вопрос министр экономики Сирии обсудил с белорусским послом в Дамаске 5 февраля.

Отсутствие экономического смысла

Сколько-нибудь значимого экономического смысла в ЗСТ между Сирией и странами Таможенного союза нет. Основное сотрудничество идет в военно-технической сфере, для которой смены тарифов в рамках каких-либо зон свободной торговли – сущая формальность. В то же время объемы торговли промышленными товарами очень небольшие. По статистике Белстата, экспорт белорусских товаров в Сирию составляет около USD40 млн и приходится в основном на нелегированную сталь и продукты из нее. Импорт из Сирии в Беларусь составляет менее USD10 млн, в Россию – USD 50 млн. То есть отмена тарифов в торговле со странами ТС Сирии экономически невыгодна. Для Беларуси и России выгода просматривается, но незначительная.

Для Дамаска в настоящих условиях соглашение о ЗСТ означало бы относительно небольшой экономический ущерб для бюджета в виду уменьшения либо отмены тарифов на ряд категорий ввозимых товаров. В то же время договоренность была бы способом увеличить свою внутреннюю легимность, важную в условиях затяжной гражданской войны.

Для России заключение подобного соглашения было бы косвенной формой выражения своих геополитических интересов. С другой стороны, большого практического смысла для России в соглашении о ЗСТ с Сирией нет, так как это соглашение имеет однозначно торговую, а не полическую сущность, а российская позиция по сирийскому вопросу и так хорошо известна.

К тому же теперь факт подобного соглашения с брутальным режимом Асада имел бы неоднозначную окраску. Ведь кандидатуру Сирии как страны, свободно торгующей с Таможенным союзом, начали рассматривать еще в 2010-ом году, до начала массовых антиправительственных выступлений и гражданской войны. Теперь среди желающих на подписание соглашения о ЗСТ с Таможенным союзом есть и более «достопочтенные» страны вроде Новой Зеландии, Норвегии и Швейцарии.

Угроза соглашения о ЗСТ с Новой Зеландией

Зато официальному Минску реанимирование темы соглашения о ЗСТ с Сирией может предоставить дополнительный аргумент в торге против подписания подобного соглашения с Новой Зеландией. Далекое островное государство стало активней и раньше других форсировать идею о ЗСТ с Таможенным союзом, имея принципиальный интерес – более привлекательные условия экспорта своей молочной продукции на российский рынок. Снижение тарифов на новозеландские молочные продукты без сомнения нанесет мощный удар и по белорусской молочной промышленности.

Молочная отрасль Новой Зеландии если не самая, то одна из наиболее эффективных в мире. В середине 90-х гг. новозеландское правительство в условиях экономического кризиса вынужденно отказалось от субсидирования своего сельского хозяйство. Поначалу произошло падение производства, но потом фермеры ради собственного выживания стали активно развивать инновации и применять новые технологии, что вскоре принесло впечатляющие результаты. Теперь Новая Зеландия – крупнейший экспортер молочной продукции в мире.

Летом 2010 г. Новая Зеландия и Комиссия Таможенного союза, представляющая интересы России, Беларуси и Казахстана, утвердили дорожную карту заключения соглашения о ЗСТ, к середине 2012 г. завершились девять раундов переговорв. В начале 2012-го г. глава МИД России Лавров во время своего визита в Новую Зеландию заявил, что документ рассчитывают подписать в течение года. Для России, которая в прошлом году председательствовала в АТЭС и отдает все большую приоритетность сотрудничества со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, такая договоренность имела бы большой символизм.

Осенью 2012 г. премьер-министр Новой Зеландии Джон Ки встречался с Путиным во Владивостоке на саммите АТЭС и надеялся, что соглашению будет наконец дан зеленый свет. Однако Путин дал понять, что еще не время, хотя и пригласил Ки постетить Россию в 2013 году. Основное опасение Москвы заключается в последствиях для своих производителей молочной продукции. Впрочем, и они (вернее, выжившая их часть в условиях более жесткой конкуренции) могли бы в среднесрочной перспективе извлечь выгоды от технологического сотрудничества с новозеландцами. Россия также могла бы рассчитывать на выгоду от большего инвестиционного и торгового сотрудничества с Новой Зеландией в других областях, чтобы компенсировать негативные последствия в молочной сфере.

Иными словами, если бы переговоры с новозеландцами Москва вела единолично, то вероятно прийти к согласию удалось бы быстрей. Однако переговоры ведутся Комиссией ТМ, представляющей и Беларусь с Казахстаном, что и подчеркнул Путин, объясняя непростой характер переговоров. Очевидно, что Беларусь выступает явно против такой идеи. По мнению директора Департамента животноводства российского минсельхоза В. Лабинова, главный риск будет не для российских производителей, а именно для белорусских, в основном в сегментах высококачественного сухого молока для кондитерской промышленности.

Примечательно, что впервые желание Сирии свободно торговать с ТС прозвучала именно на встрече с белорусскими партнерами, а не с представителями России как локомотива евразийской интеграции. Предварительные экспертные дискуссии по поводу возможного соглашения о ЗСТ с Новой Зеландией начались в июне 2010 г. А через месяц, во время своего визита в Минск Башар Асад впервые озвучил идею о ЗСТ, которую ему, возможно, сам Минск и подбросил. Тогда в совместной декларации глав Беларуси и Сирии Минск поддержал «стремление сирийской стороны к формированию зоны свободной торговли между Сирией и всеми странами-членами Таможенного союза».

Принимая во внимание изменившуюся ситуацию вокруг Сирии, Беларусь может разыгрывать карту с Дамаском в надежде нивелировать либо затруднить переговоры о создании зоны свободной торговли с Новой Зеландией. Например, в рамках торга с Россией и в случае давления на Беларусь последней по поводу Новой Зеландии, Минск может настаивать на своем интересе одновременно заключить соглашение о ЗСТ с Сирией.

Вступление в торговое соглашение с ТС в компании с Сирией выглядело бы неоднозначно даже в Веллингтоне, поскольку  Новая Зеландия находится в лагере стран с наиболее принципиальной позицией в отношении Асада. Еще большую злую шутку это сыграло бы  с международной привлекательностью проекта Таможенного союза  ЕврАзЭС в целом.

Беларусь держит удар «Союзмолока», на Новую Зеландию нет сил

Белорусским молочным продуктам все трудней выбивать себе место на российском рынке. Российские производители вдвойне недовольны белорусской конкуренцией по той причине, что уровень госсубсидитий сельскому хозяйству в Беларуси намного выше, чем в России. При том, что Россия в рамках своих обязательств в ВТО обязуется снизить уровень поддержки сельскому хозяйству к 2018 г. наполовину, бороться с демпинговыми ценами будет все труднее.

Весной 2012 г. российский Национальный союз производителей молока «Союзмолоко» добивался совсем запретить импорт белорусских сухого цельного молока и сухой молочной сыворотки в Россию до конца 2012 года, но российское министерство сельского хозяйство заявило, что в рамках ТС это невозможно. Однако Минску все же пришлось взять на себя обязательство до конца года не снижать рекомендуемые базовые цены на молочные продукты. Сельхозведомства двух стран и «Союзмолоко» условились дважды в месяц согласовывать уровень цен для российского рынка.

В конце 2012 г. министр сельского хозяйства России Л. Заяц, принимая в Москве своего белорусского коллегу, выразил недовольство превышением Беларуси условленного объема поставок на российский рынок. При договоренности в 3.7 млн тонн молочной продукции и молока на 2012-ый год, Беларусь поставила на 400 тыс. тонн (11%) больше. В таких ужесточающихся условиях Беларуси приходится бороться за каждую цифру поставок с российскими производителями и чиновниками, а на потенциальную параллельную борьбу с продвинутыми новозеландцами не хватит ни сил, ни объективных возможностей.