О чем говорит новая архитектура старого Минска?

О чем говорит новая архитектура старого Минска?В современной Беларуси нет профессиональной архитектурной критики. Так уж сложилось, что критика того, что мы – архитекторы – делаем,по разным причинам, не нужна ни нам, ни нашим заказчикам-инвесторам, ни лицам, принимающим решения в местных органах власти. Почему не нужна – я думаю, всем понятно. А вот нужна ли критика современной архитектуры белорусскому обществу –это вопрос риторический. Почему? Да потому, что значительной части наших современников вообще все равно. Но может ли этот очевидный факт служить оправданием интеллектуальной лени тех, кто в силу своего социального положения обязан осознавать вызовы времени и в меру сил пытаться продумать,как нам – всем вместе –на них достойно ответить?

В силу своих ежедневных профессиональных обязанностей я вовлечен в сферу охраны архитектурного наследия и непосредственно с современной архитектурно-строительной деятельностью не связан. Тем не менее, позволю себе критически высказаться по поводу новых зданий, построенных или строящихся в настоящее время в историческом центре Минска. Почему выбор объектов для критики ограничен только зданиями, расположенными на территории исторического городского ядра? Потому что размещение новых зданий в ценном историческом контексте позволяет оценивать их архитектурные качества более-менее объективно, а не на уровне – «нравится – не нравится».

Строго говоря, в произведении современной архитектуры отсутствует объективный критерий его оценки. Только заранее зная, какую проектную задачу ставил перед собой архитектор, можно попытаться оценить, удалось ли ему – автору–материализовать им же продекларированную идею. Вся остальная критика лежит в поле бесконечных субъективных интерпретаций, чаще больше говорящих о критике, чем о критикуемом произведении. Совершенно иначе дело обстоит в том случае, если произведение современной архитектуры помещается в существующий исторический контекст. Тут у критика появляется надежда быть объективным. Поскольку исторический характер места – это критерий, позволяющий оценить уместность нового здания. Тем более, что исторический центр Минска у нас охраняется государством в качестве комплексной историко-культурной ценности. И это вопрос не дискуссионный.

В последние годы в историческом центре Минска и на территориях, непосредственно к нему прилегающих, много строят. Ремонтируют, модернизируют, приспосабливают послевоенную застройку, реставрируют сохранившиеся исторические здания, воссоздают полностью утраченные объекты, стараясь повторить их историческую форму (ратуша, церковь Св. Духа). Насколько это в принципе возможно и что мы в результате благих намерений получаем – тема отдельного разговора. Строят и совершенно новые здания. Некоторые новые здания строят взамен утраченных. Так, гостиница «Европа» у меня не вызывает отторжения, хотя было бы логичней все-таки размещать ее на историческом месте, а не сдвигать далеко в сторону. Это позволило бы ограничить площадь Свободы с южной стороны в исторических габаритах. А также оставило бы возможность воссоздать здание первого городского театра, разрушенного в 1980-х гг., на месте которого сегодня и построено здание гостиница «Европа».

Комплекс зданий Минской духовной семинарии на первый взгляд корректно вписан в исторический контекст. Но при внимательном рассмотрении замечаешь, что исторический характер этой части города непоправимо нарушен в части планировочной структуры. Да и форма крыши с большими треугольными окнами больше напоминает карпатскую горнолыжную базу советских времен, чем историческую застройку Минска.

Два выше рассмотренных примера имеют одно неоспоримое положительное качество – они соответствуют окружающей исторической застройке по масштабу и не изменяют традиционные силуэты и уличные перспективы. А вот долгострой на ул. Киселева навсегда испортил великолепную надречную панораму застройки ул. Коммунистической. Когда-то вид с моста на «дом со шпилем» по ул. Красной был мой самый любимый. Здание «Велком» на Интернациональной неплохо бы вписалось в застройку Берлина, но по масштабу совсем не соответствует окружающей минской застройке – ни послевоенной застройке проспекта, ни одно-двухэтажной застройке XIX века.

Ну, и наконец – жилой «дом у Троицкого» и строящийся небоскреб на проспекте Победителей. Их очевидная неуместность и немасштабность по отношению к окружающей застройке настолько очевидна, что говорить следует не об архитектурных качествах данных сооружений, а о том, как такое вообще могло тут появиться? Что это – отсутствие у белорусского государства градостроительной политики или политики в сфере охраны культурного наследия? Или свидетельство неуважительного отношения лиц, принимающих решения,к законам нашей страны, регламентирующим развитие городов и охрану нашего культурного наследия?В этом месте я хочу остановиться, поскольку рискую выйти за пределы своей компетенции и вторгнуться в сферы, где профессиональными экспертами должны быть следователи Генеральной прокуратуры.

Метки