БТС-2: продолжение стратегической игры «в обход»

БТС-2: продолжение стратегической игры «в обход»Три взаимосвязанных обстоятельства определили актуальную повестку российско-белорусского сотрудничества в сфере транспортировки и поставок нефти в осенний период. Во-первых, это задержки и приостановка в поставках нефтепродуктов (с августа) и сокращение поставок нефти (с октября) в Беларусь. Во-вторых, сообщения о якобы имевших место авариях и неполадках на белорусском участке нефтепровода «Дружба». В-третьих, требование России компенсировать потери российского бюджета от реэкспорта из Беларуси бензина под видом растворителей и смазок. Все три обстоятельства подверстываются под одно важное событие: с сентября введена в промышленную эксплуатацию вторая очередь нефтепровода «Балтийская трубопроводная система» БТС-2. Это событие знаменует важную стратегическую победу Москвы над ближайшим «союзником», до сего момента контролировавшего до трети российского экспорта нефти и нефтепродуктов в дальнее зарубежье. Теперь Минску предстоят непростая борьба за сохранение части прежних российских преференций по нефти при том, что снижение транзита нефти по территории Беларуси – неизбежная перспектива.

БТС-2: начало функционирования

В морском торговом порту Усть-Луга, который является конечным пунктом второй очереди нефтепровода «Балтийская трубопроводная система» БТС-2,введен в промышленную эксплуатацию терминал перевалки нефти, обладающий проектной мощностью 30 млн тонн. БТС-2 – система магистральных нефтепроводов, которая позволит связать нефтепровод «Дружба» с российскими морскими портами на Балтийском море по маршруту Унеча – Андреаполь – Усть-Луга. Морской порт Усть-Луга был выбран в качестве конечного пункта БТС-2 из-за его доступности к мировым рынкам. По информации, опубликованной на веб-сайте порта, Финский залив характеризуется коротким периодом установившегося ледяного покрова – примерно 40 дней – и обеспечивает легкий доступ к основным портам Северной Европы.

БТС-2: продолжение стратегической игры «в обход»
 

Как полагают российские профильные чиновники, полномасштабная работа БТС-2 и нефтеналивного терминала позволит российским нефтекомпаниям существенно улучшить логистические потоки и снизить операционные издержки на транспортировку нефти, которая экспортируется в страны Европы, за счет обхода транзитных стран. В частности это касается Беларуси, через которую транслируется не менее трети всего нефтяного экспорта России.

БТС-2 находится в собственности компании «Транснефть», которая приобрела 26% акций оператора нефтяного терминала Усть-Луга «Невской трубопроводной компании» (НТК). Само ответвление отходит от трубопровода «Дружба» к северу рядом с белорусской границей и покрывает расстояние в 1000 км до морского порта Усть-Луга, полностью обходя «проблемного» соседа России.

Новое направление транспортировки нефти не влияет на географию и экспортные ориентиры нефтекомпаний, поскольку зависит от договоренностей поставщиков нефти с покупателями. По сообщениям официальных представителей «Транснефти», нефтетерминал в Усть-Луге отправляет до 75% экспортных объемов в Нидерланды (порт Роттердам), а 11% – в Испанию. Оставшиеся объемы экспортных поставок распределяются между Германией, Италией, Марокко, Китаем, Италией и другими странами.

Однако запуск БТС-2, разумеется, способствует сокращению экспортных поставок нефти в Беларусь, поскольку «Транснефть» заинтересована в максимальной загрузке нефтепровода и, следовательно, в том, чтобы по возможности быстро окупить этот дорогостоящий проект. В настоящий момент услугами по перевалке нефти в Усть-Луге пользуются нефтекомпании «Роснефть», «Газпром нефть», «Татнефть», Shell. Также с терминала отгружается на экспорт казахстанская нефть, на долю которой приходится 20% ежемесячных объемов.

Резкое сокращение поставок нефти в белорусском направлении в Минске чаще всего объясняют «политическими» соображениями Москвы, вознамерившейся примерно наказать Лукашенко за «растворительный» бизнес. Однако принципиальная причина состоит именно в необходимости загрузки БТС-2.Вторая причина – специфическая ценовая игра с европейскими потребителями (подробнее см. Маненок Т. Новый российский нефтяной козырь).

Белорусская сторона настаивает на поставке до 23 млн тонн в год. «Транснефть» считает разумным использовать свободные мощности партнера для транзитных объемов при балансе поставок нефти в 2013 году на уровне 14 млн тонн, что позволяет обеспечить полную загрузку белорусских НПЗ (годовая мощность заводов 14 млн тонн), при этом внутреннее потребление Беларуси составляет в районе 6-7 млн тонн нефтепродуктов (данные белорусской стороны и российского Минэнерго предсказуемо расходятся). Понятно, что особую остроту вопрос поставок в белорусском направлении приобретет в канун нового 2013 года, в момент подписания скорректированного межправительственного соглашения с Беларусью, касающегося поставок нефти.

Представители «Транснефти»последнее время регулярно напоминают, что в течение достаточно длительного времени в Беларусь беспошлинно поставлялось порядка 18 млн тонн нефти. В 2010 году правительством РФ было принято решение поставлять на НПЗ республики 6 млн тонн беспошлинно и еще 6 млн тонн с пошлиной.В 2011-м снова вернулись к 18 млн тонн без пошлины. А в 2012 году объем поставок возрос до 21,5 млн тонн в год, при этом нефтепродукты из Беларуси идут на экспорт. «Транснефть» полагает, что, по меньшей мере, 3,5 млн тонн нефти можно было бы направить в дальнее зарубежье через порт Усть-Луга.

Возможно, что окончательное решение примет вид компромисса – на уровне, скажем, 16 млн тонн с гарантией и еще 2 млн тонн – с условиями. На стороне «Транснефти» – соображения экономического (о которых сказано выше) и стратегического порядка («надежный и безопасный» транзит, развитие транзитной инфраструктуры в целом). На стороне Беларуси – все те же экономические соображения, подкрепляемые интересами нефтяных компаний включая компанию «Роснефть», этот грядущий аналог «Газпрома». Так, например, ряд специалистов изначально выражали сомнения в целесообразности строительства БТС-2. Использование системы нефтепровод «Дружба» – БТС-2 значительно увеличивает плечо перекачки нефти по трубопроводам. Маршрут транспортировки нефти из Западной Сибири к Финскому заливу будет описывать гигантскую дугу, через среднее Поволжье и Центрально-Черноземный район. Протяженность трубопроводной транспортировки будет составлять около 4 тыс. км, в то время как расстояние по прямой составляет 2,3 тыс. км, а при транспортировке через БТС-1 – около 3 тыс. км. Сегодня это выгодно преимущественно компании «Транснефть», доходы которой зависят от перекачанных тонно-километров. Однако «Транснефть» регулярно напоминает правительству о том, что при поставках нефти в РБ государство теряет пошлину.

Ретроспектива

С позиции многих экспертов, именно конфликтная ситуация в отношениях между Россией и Беларусью ускорила реализацию проекта второй очереди Балтийской трубопроводной системы (БТС-2) в обход белорусской территории. В действительности логика и последовательность событий была скорее противоположной. Россия на высшем уровне еще ранее приняла окончательное решение о реализации проекта БТС-2 как части «обходной» транспортной инфраструктуры, снижающей зависимость от транзитных стран, прежде всего Беларуси и Украины. А обострение полемики Москвы с Минском относительно таможенной пошлины и транзита по системе «Дружба» на Запад оказалась удачным поводом оформить принятое решение и запустить проект в работу. Ускорению реализации проекта БТС-2 способствовали и другие внешнеполитические причины – например, перешедший в практическую плоскость и угрожающий интересам российских компаний разворот (аверс) нефтепровода Одесса–Броды.

Впервые вопрос о строительстве БТС-2 был поднят «Транснефтью» в январе 2007 года – в ответ на заявления белорусской стороны о повышении транзитных тарифов на прокачку нефти по «Дружбе». Тогда «Транснефть» временно приостанавливала прокачку нефти через белорусскую территорию, а сама Беларусь впервые была признана Россией «ненадежным транзитером» – ранее такие обвинения звучали только в адрес Украины. Принципиальное решение о строительстве БТС-2 в обход Беларуси было принято несколько месяцев спустя – в мае 2007 года. Правительство РФ поручило Минпромэнерго с участием «Транснефти» обеспечить подготовку документации по строительству БТС-2.

По итогам 2006 года транзит нефти через Беларусь в страны ЕС (Литву, Польшу, Германию, Венгрию, Чехию и Словакию) составил около 76 млн тонн. Следовательно, уже тогда предполагалось, что с выходом БТС-2 на максимальную мощность Россия сможет полностью или почти полностью отказаться от транзита по нефтепроводу «Дружба», и объем поставок по этой магистрали сократится до 15-20 млн тонн, зарезервированных для самой Беларуси.

28 августа 2007 года Главгосэкспертиза РФ выпустила положительное заключение по проекту, а 30 августа был подписан акт передачи документов.Однако в прессе появилась информация о том, что мощность БТС-2 будет сокращена по сравнению с исходными расчетами. Тогда аналитики посчитали, что «Транснефть» может частично сохранить экспорт по «Дружбе». В то же время в условиях снижения темпов роста экспорта нефти из России возникли опасения, что ни старый, ни новый трубопровод не будут заполнены в достаточной степени, чтобы работать эффективно. В этой ситуации приоритет, безусловно, был бы отдан БТС-2 как более новому трубопроводу (отметим, что необходимостью ремонта «ветхой» «Дружбы» мотивировалось прекращение поставок нефти на литовский завод MazeikiuNafta), который одновременно исключает транзит.

Во II полугодии 2007 г. подготовка к реализации проекта несколько замедлилась, но это не имело отношения к развитию российско-белорусских отношений. Причинами задержки могли стать как смена руководства «Транснефти», так и корректировка маршрута БТС-2 (возможно также, что эти события были взаимосвязаны). В апреле 2008новое руководство «Транснефти» направило в Минэнерго соответствующие предложения. При этом «Транснефть» предложила сложную схему заполнения БТС-2, носящую подчеркнуто компромиссный характер в отношении Беларуси. 19 млн тонн предполагалось найти за счет прекращения поставок в украинские порты Южный и Одесса, еще 12 млн- зарезервировать из ресурсов «Сургутнефтегаза» за счет снятия этих объемов с существующих экспортных направлений. 10 млн тонн планировалось получить путем увеличения транзита нефти из Казахстана, 7 млн – в связи с прекращением поставок в польский порт Гданьск, 2 млн – за счет сокращения железнодорожных поставок от нефтеперекачивающей станции Унеча в направлении Беларуси.

Такой расклад был призван смягчить, очевидно, негативную реакцию Минска на конкретизацию новым премьером планов по БТС-2. Тем не менее белорусские власти негативно воспринимали новости о скором начале строительства БТС-2. Ухудшение отношений Москвы и Минска тем временем продолжалось. В августе 2008 года белорусское руководство воздержалась от твердой поддержки российской позиции в конфликте с Грузией, а затем и от признания независимости Абхазии и Южной Осетии, что вызвало сильное раздражение в России. Речь идет о стандартной тактике Минска, предусматривающей жесткий торг в отношениях с Россией в обмен на конкретные преференции. Под последними могли подразумеваться отказ от строительства БТС-2 – вместо него Минск предлагал построить вторую нитку нефтепровода в Европу через территорию Беларуси. Кроме того, белорусская сторона настаивала на сохранение льготных цен на российский газ.

В конечном итоге в Москве решили занять жесткую позицию, и строительство БТС-2 началось после указа, подписанного Президентом России Владимиром Путиным в декабре 2008 года. Строительство трубопровода было завершено в октябре 2011 года, но в связи с техническими проблемами начало эксплуатации нефтяного терминала в Усть-Луге было задержано на шесть месяцев. Наконец, работа нефтяного терминала в Усть-Луге в тестовом режиме началась в марте 2012 года после того, как был решен ряд технических и экологических проблем, а в сентябре началась промышленная эксплуатация нефтепровода.

БТС-1 и БТС-2: тактические параллели

Для перенаправления значительной части экспорта углеводородного сырья на российские порты и снижения зависимости от транзитных государств в России еще в декабре 2001 года был введен в эксплуатацию нефтепровод БТС-1 с конечной точкой в порту Приморск (Ленинградская область). Первоначально пропускная способность порта составляла 12 млн. тонн нефти в год, а к концу 2006 года он уже был способен переваливать в танкеры до 75 млн. тонн нефти. В настоящее время Приморск – крупнейший в России порт по отгрузке нефти на экспорт. В ближайшей перспективе его мощность может быть увеличена до 120 млн. тонн. По БТС-1 транспортируется нефть Тимано-Печерского района, Западной Сибири, Урало-Поволжья, а также из стран СНГ.

Специально отметим, что ввод в эксплуатацию в декабре 2001 г. первои? очереди Балтии?скои? трубопроводнои? системы (БТС) резко сократил объемы прокачки по Новополоцкои? ветке белорусскои? «Дружбы», транспортировка в направлении п. Вентспилс прекратилась.В 2002 г. Новополоцкое предприятие по транспортировке нефти почти восстановило объемы транзита за счет его роста в направлении Мажеи?кяя. Однако затем транспортировка нефти по этои? ветке вновь резко сократилась из-за аварии в июле 2006 г. на россии?ском участке нефтепровода «Дружба» Унеча-Полоцк, случившеи?ся поразительно вовремя – к тому времени совокупная мощность БТС достигла 60 млн. тонн нефти в год. В результате этих событии?транзит по новополоцкои? ветке с середины 2006 г. прекратился, нефтепроводы заполняются исключительно нефтью, поставляемои? на Новополоцкии? НПЗ. Соответственно сократился и общии? объем транспортировки россии?скои? нефти через территорию Беларуси. Кроме того, начиная с 2007 г. стала снижаться транспортировка нефти по маршруту Мозырь-Адамово (т.е. в направлении Польши и Германии): за было 2007 г. перекачано транзитом в направлении Адамово 46,223 млн. тонн (минус 6,6% к уровню 2006 г.).

Очевидно, что по мере вывода на полную мощность нефтепровода БТС- 2, транзит по белорусскои? нефтепроводнои? системе еще существенно снизится. Это снизит доходы Беларуси от транзита, не говоря о том, что обострятся трудности с модернизациеи? «Дружбы» и, наконец, что самое главное, создаст серьезные проблемы в поддержании привлекательности переработки нефти на белорусских НПЗ. Далеко не случайно в российской прессе последнее время становятся популярны сюжеты об авариях и неполадках на белорусской «Дружбе» – это прямиком отсылает к ситуации 6-летней давности.

Опять же: многочисленные угрозы российского руководства по поводу беспошлинного реэкспорта белорусскими предприятиями нефтепродуктов под видом растворителей и разбавителейпостепенно принимают форму прямого экономического давления. По информации от нефтяных трейдеров, занимающихся «сомнительными» сделками с белорусскими предприятиями, а именно продажей нафты, с августа российские нефтяные компании приостановили экспорт в Беларусь сырья для нефтехимического производства. А в конце октября, во время первого раунда переговоров по поставкам нефти в РБ в 2013 году, Москва потребовала от Минска компенсацию USD 1,5 млрд. В такую сумму оцениваются потери российского бюджета от экспорта из Белоруссии бензина под видом растворителей и смазок.Размер претензий составляет около 20% финансовых резервов Минска. Это – относительно новый тактической ход, на который Москва вряд ли отважилась, не будь она заинтересована в перенаправлении части экспертную потоков по БТС-2.

Итак, российско-белорусский топливный баланс подписан не будет, пока не будет решен вопрос с поставками «растворителей». Чтобы ситуация не повторилась, Москва рассматривает возможность введения экспортных пошлин на растворители, равных либо пошлине на светлые нефтепродукты (66% от пошлины на сырую нефть), либо пошлине на бензин (90% от нефтяной). Но отказ Минска платить компенсацию (в частности в виде доступа к промышленным активам) повышает риск роста цен на российские энергоносители и приостановки кредитования Беларуси через Антикризисный фонд ЕврАзЭС.

Как уже сказано, компромисс все же будет найден. Причем вероятно, что российское требование компенсаций потерь бюджета будет отозвано в обмен на согласие Беларуси с сокращением поставок нефти в Беларусь. Что же касается контрабандной перепродажи российского бензина в виде растворителей – может быть оставлен ограниченный экспортными квотами российского правительства тоненький ручеек в виде утешительного приза. Тем не менее, при любом решении вопроса поставок нефти и нефтепродуктов в Беларусь, очевидно, что в 2013 г нефтяные доходы Беларуси сократятся по меньшей мере на USD1 – 1,5 млрд в год, а в дальнейшем – еще значительней.

В качестве предсказуемого заключения. Сокращение нефтяных доходов само по себе вряд ли может быть столь значительным, чтобы спровоцировать в Беларуси экономический коллапс. Более того: даже если из-за продолжения расточительной политики белорусских властей вероятность коллапса повысится, Москва найдет способ профинансировать минимальную стабилизацию иными методами – например через перекредитование или новое кредитование.