ПРО-игры

ПРО-игрыВ своем выступлении в июне 2011 года на конференции RUSI, посвященной  противоракетной обороне, Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен подчеркнул её важность, заявив: «Ракетная угроза реальна, и наша реакция должна быть реальной... НАТО защищает 900 миллионов граждан. ПРО является одним из основных элементов наших (оборонных) возможностей ...»

Приверженность США участию в европейской ПРО была зафиксирована в 2009 году администрацией Обамы в документе «Европейский поэтапный адаптивный подход  (EPAA)». Объявляя о новой стратегии, Президент Б. Обама заявил, что она позволит опираться на проверенные системы вооружения и обеспечит более высокий уровень защиты от угрозы ракетной атаки, чем принятая в 2007 году программа  «Европейская ПРО».

Европейские и американские лидеры едины в отношении опасности, исходящей от Ирана. Не последней причиной этого является воинственная риторика иранского руководства и его угрозы перекрыть Ормузский пролив на фоне успехов в разработке ракетных технологий.

В 2011 году Тегеран произвел пуск десятков  баллистических ракет во время учений «Великий пророк». Некоторые из них были способны поразить американские военные базы в регионе, а также Израиль, не говоря об арабских государствах Персидского залива и Турции.  Совсем недавно, «Defense News» сообщило об иранских разработках в направлении создания межконтинентальных баллистических ракет (далее по тексту МБР). Издание отмечает, что в Иране создана широкая технологическая и инженерная база для генерирования ракетных технологий, повышения надежности изделий и устойчивости ракетных частей. Это побуждает Запад предпринимать быстрые и скоординированные шаги в ответ. EPAA является важнейшей частью этого непосредственного ответа.

Одновременно происходит корректировка архитектуры системы ПРО, которая будет базироваться на американской системе «Aegis», установленной на военных судах. Использование кораблей позволяет отказаться от реализации первоначальных планов по развертыванию комплексов в Польше и Чехии.  Корабли, оснащенные «Aegis», уже патрулируют воды Средиземного моря. В настоящее время произошел определённый сдвиг: вместо нейтрализации МБР, что было предусмотрено изначально, европейская ПРО в большей степени будет ориентироваться на отражение ударов баллистическими ракетами средней и малой дальности.  Начиная с 2015 года патрульные соединения ПРО в Средиземноморье будут усилены наземным вариантом «Aegis» в Румынии. Развитие европейской ПРО становится все более динамичным, протесты России игнорируются. До 2015 года в Испанию будет передислоцировано четыре эсминца класса «АрлиБерк», оснащённых комплексами «Aegis». Не остаются в стороне и европейские партнеры США. Так, Испания объявила о вводе в строй фрегата ПРО класса «Альваро де Базан», Нидерланды планируют развернуть четыре корабля с комплексами «Aegis». На базе военной базы в Рамштайне в Германии создается центр европейской ПРО; наземные ракеты-перехватчики будут размещены в Румынии в 2015 году, а в Польше – в 2018.

Развертывание Европейкой системы ПРО крайне болезненно воспринимается Россией. В Кремле подозревают Запад в попытке создать систему нейтрализации российских сил ядерного сдерживания, что является частью мифического плана по колонизации России.

Между тем, в данном конкретном вопросе ситуация именно такая, каковой выглядит: фактор Ирана является определяющим стимулом для создания ЕвроПРО. Тегеран активно разрабатывает не только технологии по созданию МБР. Гораздо важнее, что Иран демонстрирует решимость действовать жестко в случае необходимости. Одновременно он стремится воспользоваться определённым геополитическим вакуумом, образовавшимся после свержения секулярных режимов в Тунисе, Ливии и Египте. Впервые со времен империи Ахеменидовв феврале текущего года иранский флот совершил поход в Средиземное море. Пока это демонстрация флага. Но только пока. Иран стремится не просто к развитию отношений с революционными правительствами северной Африки – он стремится к учреждению военно-стратегического партнерства. А это открывает перед Тегераном перспективы получения постоянных военно-морских баз в южном Средиземноморье. Кроме того, одним из приоритетов иранских военных разработок является создание ракет класса море-земля и крылатых ракет морского базирования. Говоря проще: ударной компоненты национального военного флота. Даже если иранским военным и не удастся обосноваться в юго-восточном средиземноморье, на фоне усиления позиций исламистов нельзя исключать передачи им иранских ракет для самостоятельного использования и по своему усмотрению.

Кроме того в Иране достигнуты очевидные  успехи в создании беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), включая ударные. Достаточно отметить, что тот же «Шахид-129» уже обладает дальностью действия до 2000 км  (для сравнения: наша страна только испытывает БПЛА с дальностью действия в 100 км и проектирует аппарат с дальностью 300 км).

Следует отметить, что Иран не рядовое азиатское государство: он одна из немногих мусульманских стран, которые никогда не были европейскими колониями. Многовековые традиции державности, можно сказать даже имперскости являются психологической основой для активной внешней политики.

Таким образом, в развертывании системы ЕвроПРО именно со стороны южного направления есть логика. И в данном случае в заявлении западных лидеров искать двойное дно бессмысленно. В европейских столицах Ирана опасаются. Хотя причины этого не ясны: нет никаких признаков вынашивания Тегераном руководством агрессивных антизападных планов, антиизраильские заявления предназначены в первую очередь для внутреннего потребления, а во вторую – для «арабской улицы». Доказательств того, что иранская ядерная программа носит военный характер, нет.

Совершенно очевидно, что создание европейской системы противоракетной обороны – вопрос решенный. Также очевидно, что спор между Россией и Западом относительно развертывания европейской ПРО – исключительно их проблема, и Беларусь не должна позволить втянуть себя в него, и уж тем более не вмешиваться по собственной инициативе. Однако, в нашей стране периодически раздаются стенания о необходимости защитить Русь от новых тевтонов и снова стать «щитом» не понятно для кого и не понятно ради чего. В качестве «ответа» на развертывание системы Европейской ПРО предлагается, например, создание российской базы оперативно-тактических ракет «Искандер». Более неадекватной реакции представить, пожалуй, сложно. И совершенно не ясно зачем Беларуси вообще на это как-то реагировать. Наша страна в силу ничтожного политического и военного веса не может быть стороной-субъектом, а будет являться лишь пешкой в большой и сложной игре вокруг европейской ПРО. В данной ситуации правильным было бы держаться на удалении от обеих сторон, приговаривая про себя: «Чума на оба ваших дома!» Пускай грызутся сами…