Рекомендации по приватизации в Беларуси

Данный отчет о рекомендациях основан на обсуждении и презентациях, прошедших на конференции «Приватизация и частное предпринимательство в Беларуси – возможности международного сотрудничества» 16- 17 апреля 2012 в Варшаве. Конференция стала частью новой инициативы Европейского союза в отношении к Беларуси «Европейский диалог с белорусским обществом о модернизации». В отчете сосредотачивается внимание на рекомендациях в области приватизации в Беларуси, которые касаются опыта постсоциалистических стран, и на анализе возможной технической и финансовой помощи со стороны ЕС и других международных институтов. Отчет стремится привлечь внимание представителей белорусских властей, экономистов, членов белорусских деловых союзов, представителей белорусского гражданского общества и других экономических субъектов белорусской экономики, а также представителей ЕС к всесторонней и систематической информации для переоценки процесса приватизации в Беларуси.

--------------

Структура отчета

1. Приватизация в Беларуси – краткий обзор

2. Типы приватизации

3. Цели приватизации

4. Виды собственности и способы приватизации

5. Проблемы и препятствия развития частного сектора в Беларуси

6. Техническая и финансовая помощь международных организаций

7. Заключение

В данном отчете приватизация рассматривается в широком смысле. В узком понимании приватизация – это процесс передачи владения целого предприятия или его собственности из государственного сектора в частный сектор. В широкое понимание приватизации входит также увеличение доли частного сектора в экономике путем открытия нового бизнеса и расширения существующих частных предприятий.

 1. Приватизация в Беларуси – краткий обзор

Беларусь – уникальная европейская страна с точки зрения экономической структуры. Несмотря на то, что прошло более 20 лет с момента распада Советского Союза и начала экономического перехода в Беларуси, структура собственности белорусской экономики напоминает скорее плановую экономику, чем свободный рынок. Согласно оценке Европейского банка реконструкции и развития [1], в 2011 г. доля продукции, произведенной принадлежащими государству или предприятиями, контролируемыми государством, составила 70 % ВВП Беларуси. В то же время, этот показатель в соседних странах – Польше, Литве, Латвии, России и Украине – колебался от 40 % в Украине до 25 % в Литве и Польше. Кроме того, среди 29 стран прежнего социалистического блока, включая страны Центральной и Восточной Европы, Кавказа и Средней Азии, доля государственной собственности в Беларуси была самой высокой, исключение составила только одна страна – Туркменистан. Стоит упомянуть, что в 1989 г. перед тем, как в Польше пал коммунистический режим, доля государственной собственности в экономике была такой же, как и сегодня в Беларуси – 70 % (рис. 1). Таким образом, имеется большой потенциал для приватизации госпредприятий и усовершенствования эффективности беларуской экономики.

Рисунок 1. Доля частного сектора в создании ВВП (в процентах) в Беларуси, Польше и России за 1989 – 2010 гг.

 

Источник: EБРР (2011), Доклад о переходном процессе.

В течение длительного периода времени выбранная экономическая модель в Беларуси делала акцент на механизме государственного регулирования и предпочитала государственную форму собственности. В то время конкурентоспособность белорусской экономики поддерживалась огромными субсидиями из России, главным образом из-за несравнимо дешевых энергетических ресурсов – нефти и газа. До 2007 г. Беларусь могла развиваться довольно быстрыми темпами, без каких бы то ни было структурных реформ и, следовательно, белорусские власти игнорировали процесс приватизации. Постепенно, начиная с 2007 г., цены на российскую нефть и газ поднялись из-за ухудшения белорусско-российских политических отношений. Наряду с уменьшающимися внешнеэкономическими отношениями, приватизация и прямые иностранные инвестиции стали одним из важнейших направлений экономической политики.

В 2008 г. была издана официальная программа приватизации 155 госпредприятий, которые должны были быть проданы в 2008-2010 гг. Фактически, только семь из этого списка и два дополнительных предприятия были проданы приблизительно за USD 1.5 млрд. В 2011 г. была объявлена новая программа приватизации касательно 244 госпредприятий на 2011-2013 гг. В соответствии с этой программой правительство запланировало продать 180 малых и средних предприятий в 2011 г. В действительности результаты очень скромны. Только 39 предприятий из нового списка были проданы за общую сумму приблизительно USD 43 млн., 893 существующих предприятий были проданы за общую сумму USD 21 млн. и 50 % Белтрансгаза – белорусская газовая инфраструктура и транспортная компания – за USD 2.5 млрд. В начале 2012 г. появился дополнительный список 19 больших госпредприятий, которые должны быть приватизированы в 2012 г. В конечном итоге, 30 марта 2012 президент Александр Лукашенко решил, что детализированные списки по приватизации излишни, и что любое госпредприятие может быть приватизировано, при условии, что инвестор предлагает высокую цену за активы, что означает, что инвестор готов выполнить экономические и социальные требования (среди прочего увеличение производственных мощностей и никаких временных увольнений в течение первых нескольких лет). Согласно закону о приватизации, любое соглашение о приватизации свыше суммы USD 50.000 должно быть принято президентом.

Приватизация – сложный процесс, который нельзя рассматривать в отдельности от микроэкономической либерализации, макроэкономической стабильности и других институциональных реформ. К сожалению, в белорусской действительности приватизация – скорее автономный процесс, который сведен к сбору иностранной валюты для того, чтобы финансировать дефицит текущего баланса и внешний долг. Кажется, что белорусские чиновники не согласны и не разделяют мнения, что, в общем, частная собственность более эффективна, чем государственная, и что приватизация должна быть нацелена на увеличение эффективности на микроуровне и, следовательно, увеличение конкурентоспособности всей экономики. В 2007-2010 гг. правительство предприняло шаги по улучшению  делового климата и по привлечению иностранных инвестиций. Однако реформы не были достаточно глубокими и были приостановлены, а некоторые и вовсе прекращены во время финансового кризиса 2011 г. Обсуждение в парламенте относительно преимуществ частной собственности и структурных реформ, которое было инициировано  премьер-министром Михаилом Мясниковичем и заместителем премьер-министра Сергеем Румасом, было приостановлено президентом Лукашенко. Таким образом, правительство предпочитает продавать предприятия, только когда есть потребность в наличных деньгах, и это дает привилегии зарубежным инвесторам. С 2009 г. действует специальная система «Инвестиционное соглашение с республикой Беларусь», которая является дискриминационным инструментом, поскольку предоставляет особое положение для зарубежных инвесторов, которые инвестируют больше чем 1 миллион долларов США в Беларусь.

Зарубежные инвесторы могут рассчитывать на многие льготы, например, свободную арендную плату земельных участков, освобождение от уплаты налога, освобождение от уплаты в общественный фонд, особый режим для иностранной рабочей силы (касается главным образом китайских рабочих). Однако, большинство иностранных инвестиций – это так называемые инвестиции «с нуля», хотя есть некоторые исключения в телекоммуникациях, пищевой промышленности и легкой промышленности.

В конце 2011 г. Беларусь подписала несколько благоприятных соглашений с Россией, которые помогли ослабить дисбаланс в экономике. Власти продали за USD 2.5 млрд. оставшиеся 50 % акций Белтрансгаза, и таким образом, получили сниженную цену на импортированный газ, взяли коммерческий кредит на USD 1 млрд. под залог 51 % акций «Нафтана» – одного из двух нефтеперерабатывающих заводов – и подписали кредиты в размере USD 10 млрд. на строительство атомной электростанции в 2012-2018 гг. Таким образом, Беларусь еще раз обеспечила себе выгодные отношения с Россией, которые эквивалентны более чем 10% ВВП ежегодно. Очевидно, белорусское правительство не будет вынуждено ускорить процесс приватизации, продавая предприятия только в случае крайней необходимости. Из-за задержки с приватизацией Беларусь уже отложила одну из выплат, в размере USD 440 млн. Евразийскому банку развития. По условиям ссуды, предоставленной в 2011 г., Беларусь должна продавать общественные активы на сумму USD 2.5 млрд. ежегодно в 2011-2013 гг.

С другой стороны, в промежуточный период, без доходов с приватизации, главным образом через прямые иностранные инвестиции, у Беларуси могут начаться серьезные трудности с управлением дефицита текущего баланса и внешним государственным долгом. Эксперты [2] оценивают дефицит текущего баланса в 2012 и 2013 гг. в USD 3.1 млрд. (5.7 % ВВП) и USD 3.2 млрд. (5.1 %), соответственно. Кроме того, белорусское правительство должно будет заплатить внешние долги USD 1.6 млрд. (3.0 %) и более чем USD 3 млрд. (4,8 %) в 2012 и 2013 гг., соответственно.

Процесс приватизации в Беларуси продвигается очень медленно. Нет единой всеобъемлющей стратегии приватизации. В настоящее время политика приватизации сведена к приватизации отдельных предприятий. Важно подчеркнуть, что за последние несколько лет много аукционов приватизации закончились безрезультатно. Например, в 2008-2010 гг. правительство решило продать 16 предприятий из списка по приватизации. Акции четырех госпредприятий впервые были проданы на аукционе, акции 12 компаний были выставлены на продажу более одного раза. Акции двух из них были уменьшены в цене на 20 %. В результате, хотя в течение трех лет было проведено 34 аукциона и тендера, только семь госпредприятий из запланированных 16 были проданы. Белорусские власти рассматривают приватизацию прежде всего как источник дохода. Часто переговоры относительно продажи крупных предприятий стратегическим инвесторам заканчивались провалом из-за непомерных цен, запрашиваемых белорусской стороной. Интересным может быть пример прошлогодней неудавшейся продажи оставшегося 51% акций оператора мобильной связи MTС. Российский соучредитель был готов купить их за USD 400-500 млн., в то время как белорусская сторона потребовала USD 1 млрд. Предложение переносилось несколько раз, но белорусское правительство не соглашалось ни на какое уменьшение цены; акции MTС так и не были проданы. Подобная ситуация произошла с Минским автомобильным заводом (MAЗ). В июле 2011 Ernst & Young оценила MAЗ в USD 800 млн. Это вызвало разочарование властей, которые объявили о тендере, чтобы выбрать нового аудитора.

Также политика приватизации часто сопряжена с потерей взаимного статуса госпредприятий и перевода их в акционерные общества, например, в 2008-2010 гг., 489 госпредприятий были преобразованы в акционерные общества. В 2011-2013 гг. еще 134 госпредприятия должны были потерять статус взаимных. Однако правительство не преследует цель продать преобразованные компании после потери их взаимного статуса. Например, в 2008-2010 гг. все принадлежащие государству автомобильные компании были преобразованы в акционерные общества. Акции ни одной из тех компаний не проданы, и никакие реформы не проводятся, чтобы привлечь частных инвесторов. Во всех остальных областях экономики ситуация аналогичная. Согласно белорусскому законодательству и официальной статистике, акционерное общество признается частным предприятием, хотя, оно все еще остается под контролем государства.

Развитие малых и средних форм бизнеса в Беларуси остается одной из ключевых задач на повестке дня экономического развития. Хотя недавно Беларусь начала проявлять больше активности в поддержке частного предпринимательства, продвигая малый и средний бизнес в стране, правительство продолжает в большой степени полагаться на крупные государственные предприятия вместо того, чтобы создавать реальное единое игровое поле для ОАО и частных фирм. Результаты «Оценки Закона о малом бизнесе в Беларуси», представленной OЭСР [3], показывают, что заявленная либерализация деловой активности носит главным образом декларативный характер и правительство по-прежнему с осторожностью относится к введению далеко идущих реформ, требуемых для поддержки роста малого и среднего бизнеса. Информация по Оценке Закона о малом бизнесе в Беларуси представлена на рисунке 2.[4]

Рисунок 2. Информация по Закону о малом бизнесе в Беларуси

Можно ожидать, что макроэкономические трудности вкупе с нарастающим внешним государственным долгом, вызванные нарушенной экономической структурой, могли бы вынудить правительство Беларуси рассмотреть и ускорить процесс приватизации, увеличивая роль частного сектора. Институциональные реформы будут необходимы, чтобы привлечь стратегических инвесторов и создать эффективную политику приватизации. Таким образом, чем скорее Беларусь начнет вводить структурные реформы наряду с приватизацией для роста частного сектора, тем выше будет накопленная прибыль от возросшей эффективности в долгосрочной перспективе.

 2. Типы приватизации

В широком смысле приватизацию можно рассматривать как трехэтапный процесс:

1. Приватизация юридических лиц (то есть переход государственного предприятия из общественного в  частный сектор). Обычно приватизация понимается, как только продажа госпредприятий частным инвесторам, однако, это – только часть правды. Важность приватизации заключается в том, что приватизация не означает только смену собственника. Приватизация (и сопровождающий процесс экономической либерализации) преобразовывает предприятие, в частности, и изменяет принципы экономики, в общем. Частный инвестор приносит в приватизированные предприятия не только новые технологии и ноу-хау, но также и изменяет модель корпоративного управления, нанимает специалистов и профессиональных менеджеров (часто с международным образованием и опытом), внедряет новую систему мотивации, основанную на эффективности. Таким образом, приватизация приводит к росту экономической эффективности предприятий и адоптирует структуру собственности в экономике к ее рыночной модели.

2. Инвестиции с нуля (Greenfield) (то есть рост доли частного сектора в экономике благодаря новым частным фирмам и их естественному расширению). Увеличивающаяся доля частного сектора в экономике может быть достигнута за счет создания новых фирм и расширения существующих частных предприятий. Польша стала успешным примером постсоциалистической страны, которая не осуществляла массовую программу приватизации, но способствовала созданию и расширению новых компаний (инвестиции «с нуля»). Доля частного сектора в Польше достигла 50% через три года после того, как начался переход (рис. 1), хотя тогда Польша не приватизировала крупные принадлежащие государству компании. Фактически, новые созданные частные фирмы ослабили отрицательные экономические последствия перехода, среди прочего социальное напряжение, поскольку они нанимали служащих, которые были ранее уволены с нерентабельных или приватизированных компаний.

3. Инвестиции в существующее предприятие (Brownfield). Малая приватизация означает продажу принадлежащего государству малого или среднего бизнеса или государственной собственности частным владельцам, особенно это касается мелких компаний, работающих в сфере услуг. В соответствии с белорусским законом, термин «малая приватизация» относится только к продаже предприятий как субъектов хозяйствования. В данном отчете этот термин понимается шире, включая так называемые инвестиции в существующие предприятия, то есть продажу избыточных активов реструктурированного или ликвидированного госпредприятия, например, земельные участки, здания, оборудование. На развитие частного сектора положительно влияет способность покупать по относительно низкой цене производительные активы, которые принадлежат нерентабельным или невыгодным государственным предприятиям. Приватизированное производственное оборудование подвергается модернизации, чтобы быть использованным в новой производственной деятельности. Малая приватизация укрепляет в первую очередь  малые и средние предприятия, которые являются основой современной, конкурентной экономики и основным источником занятости. Польский опыт показывает [5], что, для того, чтобы усилить малую приватизацию и инвестиции типа Brownfield, центральное правительство должно передать обязанности по приватизации специализированным автономным агентствам, таким как Имущественное Агентство Сельскохозяйственной недвижимости, Агентство Военного имущества или Польское Агентство Информации и Иностранных инвестиций. Стоит упомянуть, что число предприятий типа brownfields по всей стране является подавляющим – более чем 10 тысяч имущественных объектов находятся в списке на продажу. В будущем, когда реструктурирование будет продолжаться, больше brownfields, будет на продаже. На данный момент Государственный Фонд собственности в Беларуси является довольно активным в продаже brownfields, хотя типично, что только 25 % из выставленных на аукцион, проданы по тем или иным причинам.

Эмпирические данные из постсоциалистических стран показывают, что наиболее успешные страны, которые преобразовали экономическую систему, проводили в первую очередь либо как большую, так и малую приватизацию, либо, главным образом, малую приватизацию. [6] Успешная большая приватизация была очень трудной на практике, в то время как у внутренних инвесторов в бывших социалистических странах было недостаточно денег для больших госпредприятий (также из-за экономической отсталости финансового рынка), и чиновникам пришлось пройти долгий путь к тому, чтобы подготовить большие госпредприятия к продаже по разумной цене стратегическому зарубежному инвестору. Кроме приватизации госпредприятий эти страны ставили акцент на устранении барьеров для развития новых предприятий внутри страны, а также предприятий с иностранным капиталом. Так как такая стратегия оказалась очень эффективной, она, возможно, сработает и в Беларуси. Поэтому в Беларуси есть большой потенциал для увеличения процесса приватизации, способствующего малой приватизации, включая инвестиции типа Brownfield, и улучшающего деловую среду.

 3. Цели приватизации [7]

Приватизация – основание экономической и политической трансформации бывших социалистических стран. Без обширной частной собственности невозможно построить рыночную экономику и демократическое общество. В большой степени передача государственной и муниципальной собственности в частные руки ответственна за рост эффективности экономических реформ. Эмпирические исследования в области приватизации, реструктурирования предприятий и корпоративного управления в странах Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) и других бывших советских странах подчеркивают приоритетную важность приватизации для успешного протекания рыночных реформ. Приватизация, сама по себе, не является панацеей, то есть, нет никакой статистической корреляции между долей частного сектора в экономике и экономическим процветанием. В дополнение к приватизации развитие рыночной экономики в постсоциалистических странах нуждается в макроэкономической стабилизации, микроэкономической либерализации и структурных реформах. Кроме того, не начальные условия или внешние шоки, но экономические реформы (среди прочего – приватизация) являются наиболее важными факторами при объяснении различий в экономическом росте между постсоциалистическими странами в долгосрочном плане. [8] Наконец, высокие экономические показатели, вызванные экономическими реформами, идут рука об руку с высокими неэкономическими показателями (здоровье, окружающая среда, и т.д.), так как некоторые решающие факторы, которые важны для долгосрочного экономического роста, являются также решающими для здравоохранения и окружающей среды.

Один из главных вопросов успешной политики приватизации – это цели приватизации. Во многих странах, как и в Беларуси, не было дано точного ответа по поводу целей в течение длительного периода времени. Имелось два решающих препятствия. Во-первых, нехватка четкого представления о процессе перехода, критической экономической системы и роли реформ в различных областях, включая смену собственника. Во-вторых, множество ожиданий в отношении приватизации, которые не всегда была реалистичны и взаимно непротиворечивы. Например, согласно первой программе по приватизации в Польше в 1990 г., 55% государственной собственности должно было быть продано частному сектору в течение первых трех лет. Кроме того, власти ожидали результатов, которые противоречили друг другу, например, высокие доходы центрального бюджета и быстрая приватизация. Несмотря на политическое желание приватизации, польское правительство было не в состоянии достигнуть даже половины поставленных целей. [9]

Все главные цели приватизации можно разделены на три группы: экономическую, политическую и социальную.

Экономические цели нацелены на создание здорового народного хозяйства. Они имеют микро- и макро- измерения и происходят из убеждения о более высокой эффективности рыночной экономики, основанной на частной собственности, в сравнении с центрально управляемой экономикой, основанной на государственной собственности. На микро-уровне приватизация должна была решить проблему микроэкономической неэффективности государственных предприятий; это, в свою очередь, способствовало бы повышению производительности предпринимательского сектора в целом. Предположение, основанное на теории прав собственности и наблюдениях за действительностью, показало, что государство – намного менее эффективный владелец, чем частное лицо. На макро-уровне предполагалось, что рыночная экономика не может функционировать эффективно без доминирования частной собственности, потому что иначе механизмы рынка, такие как конкуренция, финансирование деятельности предприятия, и т.д., не работали бы должным образом. Государство должно быть ответственным за установление «правил игры» и уйти из микро-деловой активности, кроме ситуаций, когда важно обеспечение определенных социально важных товаров и услуг, и микроэкономическая эффективность этих действий имеет только вторичную важность. В противном случае агенты на рынке не равны, потому что государство будет естественно стремиться поддерживать тех, кто находится под его контролем, и в конечном счете это приведет к нехватке политической воли в отношении приватизации.

У экономических целей приватизации есть также финансовое измерение. С одной стороны, доходы от продажи государственной собственности используется, чтобы покрыть общественный дефицит финансов, который появился во время экономического перехода из-за уменьшения налоговых поступлений в ближайшей перспективе, и увеличения социальных расходов, включая социальную помощь, а также из-за необходимости своевременного финансирования общественных выплат по внешнему долгу. С другой стороны, приватизация ускоряет микроэкономическую эффективность, среди прочего вводя финансовую дисциплину. Приватизированные предприятия, которые работают в условиях конкуренции, вынуждены непрерывно улучшать свою производительность. Кроме того, государство больше не ответственно за эти предприятия и не должно использовать свои ресурсы из бюджета, чтобы поддержать их. Это может значительно сократить расходы на социальные нужды, уравновешивая государственный бюджет. Однако прямые доходы от приватизации в постсоциалистических странах не оправдали ожиданий. Независимо от методов приватизации, прямые доходы с приватизации с продажи или арендного договора относительно государственной собственности, не были существенными в финансовом или денежном дефиците в начале перехода (см. табл. 1). В течение первых лет перехода финансовое измерение приватизации было в большей части вторично для правительств многих постсоциалистических стран.

Таблица 1. Прямой доход с приватизации в государственный бюджет Польши, Чехии и Венгрии в 1991-1994 гг.



1991

1992

1993

1994

Польша

% ВВП

0,2

0,4

0,5

0,8

% доходы

0,8

1,5

1,7

2,5

Венгрия

% ВВП

1,22

2,3

3,8

0,74

% доходы

2,35

4,12

7,1

1,43

Чехия

% ВВП


3,29

2,64

3,22

% доходы


6,95

5,3

6,61

Источники: Fiscal Crisis Database and Luca Barbone MultiQuery Database: A Tool for Cross-Country Comparisons, March 1995, M. Antczak, Zarys proces?w prywatyzacyjnych w Republice Czech, CASE, Warsaw, November 1995.

Лица, принимающие решения в Беларуси, должны знать об отрицательных последствиях чрезмерного «фискализма» при постановке целей приватизации. Есть риск подчинения всей политики приватизации бюджетным потребностям, то есть только «самые дорогие» предприятия будут приватизированы, причем только в ситуации когда есть инвестор, готовый купить их по цене, которая подходит государственному продавцу. Правительство становится не заинтересованным в приватизации других госпредприятий, таким образом, оставляя проблему структуры собственности народного хозяйства и микроэкономической эффективности нерешенной. Однако, в конечном счете, косвенные доходы с приватизации, то есть, увеличение налоговых поступлений с приватизированных компаний, и уменьшение государственных субсидий на реальный сектор экономики, превышают потерю прямых налоговых поступлений с бывшего госпредприятия. Согласно анализу Всемирного банка, в 2010 г.  Беларусь потратила 8 % ВВП на государственные субсидии, включая приблизительно 5 % для аграрного сектора.

Другая цель приватизации – политическая, имела первостепенную важность для стран Центральной и Восточной Европы: сделать всю реформу гладкой, устойчивой и необратимой. Ожидалось, что приватизация будет стимулировать не только экономическое развитие, но также и будет создавать сильное лобби акторов про-реформы, вовлеченных в процесс приватизации и использование ее результатов. Такое лобби могло бы оказывать сильное давление на лица, принимающие решение, чтобы продолжить про-рыночные реформы. Каждое правительство нуждается в общественной поддержке для своей экономической (и не только экономической) политики. Однако, кажется, что перед белорусским правительством не стоит цель получить поддержку со стороны частного сектора. Напротив, слишком сильный частный сектор может быть расценен как угроза правящей элите.

Группа социальных целей означает использование приватизации для того, чтобы решить широкий набор социальных проблем. С одной стороны, особенно в начале перехода, во многих странах пытались достигнуть своего рода социальной справедливости (через распределение части приватизированного запаса среди всего населения, дополнительно оказывая предпочтение определенным группам, которые, как казалось, заслуживали таких прав). Также они попытались использовать приватизацию, чтобы решить социальные проблемы на некоторых предприятиях, налагая на покупателей определенные обязательства относительно занятости, заработной платы, социальных услуг, и т.д. Снова, в некоторых случаях, преследование этих целей ставило под угрозу достижение других целей: и экономических, и политических.

Для Беларуси рекомендуется установить такой набор целей приватизации и их иерархию, которая отразит стратегические потребности белорусской экономики. С этой точки зрения соответствие макро- и микроэкономических целей имеет крайне большое значение. Бюджетные аспекты также важны, но они не должны препятствовать развитию частной собственности и повышению производительности.

 4. Типы собственности и методы приватизации

Методы приватизации государственной собственности оказывают большое влияние на формирование структуры собственности компаний, и впоследствии – на систему  корпоративного управления. Система корпоративного управления, в свою очередь, значительно затрагивает экономические показатели приватизированных предприятий. Для ясного понимания различий в экономических показателях приватизированных госпредприятий собственность можно рассмотреть с двух сторон:

? инсайдеров или аутсайдеров,

? сконцентрированная или распылённая.

Собственность инсайдеров, то есть где владельцы – одновременно менеджеры или служащие приватизированной компании, характеризуется ограниченными способностями и стремлениями сделать глубокое реструктурирование и привлечь внешний капитал. В случае распыленной собственности среди служащих-неменеджеров есть дополнительное давление, чтобы поддержать уровень занятости населения. Введению принципов корпоративного управления затруднено из-за противоречий, которые вызваны тем, что владелец является одновременно и служащим.

Собственность аутсайдеров, когда владельцы – юридические лица или люди, которые не работают на компанию, является внутренне гетерогенной. В странах с переходной экономикой распыленная собственность аутсайдеров – редкая структура в приватизированных компаниях, первоначально сформированная, главным образом, в результате массовой приватизации, и характеризуется незначительным воздействием акционеров на руководство компании. Намного более важны сконцентрированные формы собственности, среди прочего индивидуальный инвестор, институциональный инвестор, внутренний или внешний промышленный инвестор. [10]

С сегодняшней точки зрения, можно однозначно прийти к заключению, что эффекты концентрированной собственности в руках инвесторов внешних по отношению к приватизированной компании, превосходит результаты распыленной собственности инсайдеров или аутсайдеров. Концентрация собственности приводит к более глубокому реструктурированию и более высокой эффективности предприятия. В частности, за малыми исключениями, приватизация с собственностью иностранного капитала более эффективна, чем любой другой тип собственности. У зарубежных инвесторов (скорее промышленного, чем институционального инвестора) обычно есть стратегический, долгосрочный интерес к приобретенной собственности, и намного более широкий доступ. Эти компании быстрее вводят современные принципы корпоративного управления, улучшают управление и маркетинг, доступ к новым каналам распределения, и т.д. Однако, согласно некоторым исследованиям по приватизации в странах ЦВЕ, малые иностранные инвестиции не оказывают такого положительного влияния на успехи приватизированных компаний. В случае малых и средних госпредприятий внутренние инвесторы могут обеспечить больший потенциал для структурного роста, чем иностранные, так как у них есть более сильные связи с местной экономикой.

Наконец, для предприятий разного размера, промышленности и экономического положения требуются различные типы владельцев. В случае крупных предприятий, которые имеют существенную экономическую и социальную значимость, и многие из которых оказались неспособными вовремя модернизироваться и соответствовать требованиям мирового рынка, нужны сильные стратегические инвесторы. Ожидается, что они предоставят этим предприятиям и финансы, и экспертизу, проведя глубокое стратегическое реструктурирование. Говоря о других предприятиях, проблема выбора правильного инвестора не столь важна. Хотя, в некоторых случаях может быть желательным создание особых стимулов для них. Иначе, учитывая непривлекательный инвестиционный климат в Беларуси и ограниченные ресурсы в руках некоторых возможных инвесторов, многие предприятия действительно будет трудно продать.

Есть много возможных методов (моделей) приватизации, самые эффективные среди них: прямая продажа и первоначальное публичное предложение.

Продажа одному инвестору (или группе инвесторов) является одним из самых популярных методов приватизации не только в странах с переходной экономикой, но и в странах с развитой рыночной экономикой. Это обычно осуществляется для того, чтобы достичь двух целей приватизации: (1) главной цели усовершенствования микроэкономической эффективности и (2) финансовой цели обеспечения доходов в государственный бюджет. Этот метод обычно гарантирует лучшие результаты на уровне предприятия. Однако в переходной экономике, где требуется приватизация большого количества госпредприятий, в случае крупных заводов, этот метод часто оказывается технически и организационно сложным и требует высоких организационных затрат. Все это означало, что, несмотря на универсальность метода продажи приватизации, его можно было применить только к небольшому числу крупных компаний, которые не могли быть приватизированы иначе. Метод продаж намного более удобен в случае приватизации небольших предприятий и предприятий среднего размера, где подготовка сделок намного более проста и можно применять стандартизированные методы установки цен и выбор инвестора через аукционы или инвестиционные тендеры.

Первоначальное публичное предложение. (ИПО) как метод приватизации имеет несколько преимуществ для переходной экономики – таких, как высокие доходы бюджета, вклад в развитие финансового рынка и институтов, прозрачный характер процесса, условия для непосредственного создания оптимальной структуры собственности котируемых компаний, высокие стандарты прозрачности для компании, открытый доступ к приватизации с созданием нового класса малых частных владельцев и т.д. С другой стороны, ИПО и последующие изменения собственности не обязательно приводят к созданию самой эффективной структуры собственности. Ведущий владелец, заинтересованный глубоким стратегическим реструктурированием, может и не появиться. Кроме того, ИПО обычно дорогостоящее явление, и его выполнение занимает довольно длительный период времени, следовательно, это не оптимальный способ для быстрой приватизации большого количества предприятий.

Другие методы приватизации, такие как массовая приватизация, выкуп компании управляющими и сотрудниками (MEBO) или переприватизация государственной собственности прежним владельцем,  являются в лучшем случае вторым по оптимальности выбором. Популярность упомянутых методов связана с общественными нуждами (целями) приватизации. К сожалению, упомянутые методы приватизации не позволяли достичь экономических целей полностью, и в некоторых случаях не было никакого положительного влияния этого метода на экономические показатели приватизированных компаний.

Оптимально использовать совокупность всех вышеупомянутых методов в Беларуси (кроме массовой приватизации, для которой нет ни политического желания, ни экономического смысла). Определенный выбор метода  будет зависеть от набора целей приватизации, характерных для специфических особенностей приватизируемой собственности, ситуации в соответствующем секторе и реальной экономике, доступа к внутреннему и внешнему капиталу (который в свою очередь зависит от развития внутренних финансовых рынков и международной экономической ситуации). Наиболее вероятно, что метод продаж будет преобладать, в то время как ИПО будет использоваться только для определенных предприятий среднего размера, и схемы MEBO будут сохранены для предприятий, которые не могут быть приватизированы по-другому.

После начала приватизации в крупном масштабе, белорусские власти могут столкнуться с проблемой нехватки спроса на значительное количество приватизированных госпредприятий – полное отсутствие интереса инвесторов к некоторым предприятиям или отсутствие интереса к покупке всех акций данного предприятия. Это – обычная проблема для стран с переходной экономикой, особенно с неблагоприятным инвестиционным климатом. Правительство должно быть готово попытаться решить это, где только возможно, более гибким ценовым урегулированием и использованием модифицированных методов приватизации (например, аукционы без стартовой цены или передача собственности за «символическую цену»). Опыт Восточной Германии и Грузии здесь может быть особенно полезным.

 5. Проблемы и препятствия для развития частного сектора в Беларуси

Препятствия, которые стоят на пути приватизации, можно разделить на общие институциональные барьеры для развития частного сектора, деловой климат и технические барьеры.

Институциональные барьеры. Должно быть ясно, что приватизация – длительный процесс, который требует всестороннего анализа политических, юридических, институционных, внешних и других факторов, которые способствуют возможности продажи госпредприятий и их собственности. Приватизация тесно взаимосвязана с целым рядом других структурных реформ. Приватизация не может быть успешной без микроэкономической либерализации, макроэкономической стабилизации и институциональных реформ, которые формируют благоприятную среду для развития частного сектора. Государство должно создать равные права и поле для конкуренции для общественного и частного секторов. Должно быть четкое разделение между экономикой и политикой. Ни госпредприятиям, ни бизнесменам, которые близки к политическим деятелям, нельзя давать привилегий. Иначе, государство установит клановый капитализм, где реальная конкуренция будет  ограничена. Кроме того, власти должны разработать предсказуемые, устойчивые и прозрачные «правила игры», обеспечить исполнение закона о правах собственности и создать эффективный антимонопольный закон. Чтобы увеличить результаты приватизации, правительство должно предпринять конкретные и эффективные шаги в направлении всесторонней реформы белорусской экономики в качестве одного из ее столпов.

В случае успешного развития частного сектора, особенно привлекая зарубежных инвесторов, такие стимулы как налоговые каникулы, производит небольшой эффект. Очень важны установление и усовершенствование механизмов рынка (включая качество законодательства), необходимое условие для инвестиций – экономическая и политическая стабильность. Только, когда есть сильные юридические, политические и экономические системы, зарубежные инвесторы могут начать рассматривать деловые возможности в разных странах.

Деловой климат. Другим фактором, стимулирующим приватизацию, является деловая среда (включая непринужденность ведения торговли) и деловые возможности в регионе и конкретной экономике. Чем лучше инвестиционный климат, тем лучше конкурентоспособность страны на рынке инвесторов, и больше возможностей привлечь крупных инвесторов с долгосрочными планами относительно приобретенной собственности. Стоит упомянуть Кризис платежного баланса в Беларуси в 2011 г., который был результатом огромного денежно-кредитного и финансового ослабления накануне президентских выборов, что привело к взрыву внешнего дефицита, гиперинфляции и быстрому росту девальвации. Такая экономическая суматоха, конечно, препятствует внутренним и внешним инвесторам, чтобы инвестировать или развивать бизнес в Беларуси. Фактически, кризиса можно было избежать благодаря определенным экономическим институтам (например, независимость Национального банка Беларуси могла бы предотвратить ослабление валютной политики перед политическими выборами).

Согласно новейшему исследованию Научно-исследовательского центра Института управления персоналом, проводимому ежегодно среди представителей малого и среднего бизнеса, самые существенные препятствия для бизнеса – это:

- высокая инфляция, которая препятствует любому экономическому расчету для инвестора (41,8 % респондентов назвало это как самую большую проблему);

- регулирование денежного рынка, например, в течение нескольких месяцев в 2011 г. было невозможно обменять валюту, и затем две быстрые девальвации урезали почти 2/3 прибыли и активов предприятий, рассчитывающихся в иностранной валюте (36,4 %);

- доступ к финансовым ресурсам (20,6 %). Доступ к финансовым источникам также имеет значение для приватизации с иностранным капиталом. Хотя большинство зарубежных инвесторов приезжает в новую страну с ее собственным капиталом (это касается особенно мелких инвесторов, которые обычно не просят кредит в стране-получателе), в будущем им может понадобиться дополнительный капитал, чтобы увеличить производительность и ее присутствие в новой стране;

- налоговые ставки (17,9 %). Финансовое влияние – одна из экономических целей приватизации – будет эффективно только в случае разумной налоговой политики государства. В современном мире, где всё меньше и меньше барьеров для международных финансовых потоков, очень трудно привлечь зарубежного инвестора, если в стране-получателе высокое налоговое бремя. У Беларуси есть огромный потенциал для усовершенствований в этой области. Согласно Отчету по деловой активности 2012 года, Беларусь занимает 156-е место по  послаблению уплаты налогов;

- нестабильная политика (17,9 %);

- неэффективное управление (17,7 %).

Технические проблемы. Согласно белорусским и международным экспертам, а также представителям частного сектора, одно из главных препятствий для приватизации – непрозрачность. До сих пор существует большая неуверенность во многих областях приватизации:

I. Субъекты принятия решений. Слишком много ответственных лиц, принимающих решение, с которыми могли бы связаться потенциальные покупатели. Не совсем ясно, какое агентство ответственно за какой актив. Президент и центральное правительство должны уполномочить местные органы власти или специализированные агентства для малой приватизации, включая инвестиции типа Brownfield. А президент и центральное правительство должны быть ответственны за приватизацию стратегических компаний. Фактически центральное правительство должно обязать местные органы власти способствовать приватизации многих убыточных предприятий и активов. Есть много примеров неудавшейся малой приватизации в Беларуси, главным образом из-за отрицательного отношения управления данного предприятия или местных властей к решению о приватизации.

II. Методы оценки актива. Частные инвесторы принимают во внимание обесцененный метод денежной стоимости оценки инвестиционного проекта, то есть они оценивают будущие потоки наличных денег, которые появятся, и как скоро будут покрыты расходы. В то время как частные инвесторы оценивают активы согласно рыночной цене, белорусская сторона оценивает согласно балансовой стоимости. В случае нерентабельного или малоэффективного госпредприятия или его собственности это часто приводит к большой разнице в цене, так как цена по прейскуранту выше, чем рыночная цена.

III. Доступность полной информации о приватизации, госпредприятии или его собственности, которое должно быть продано. Не все соглашения о приватизации открыты для гласности. Это отрицательно сказывается на мнении инвесторов о стране. Иногда это делается сознательно, но иногда это просто нехватка надлежащей коммуникации и связей с общественностью. Чтобы улучшить ситуацию, власти могут расширить такие функции Национального Агентства по Инвестициям и Приватизации. Кроме того, новое учреждение может быть введено на локальном уровне – так называемые «группы технического обслуживания». Группа технического обслуживания – это юридическое лицо в государственной администрации, которое имеет дело с инвесторами, снабжая их информацией и консультируя.

IV. Дополнительные требования для инвесторов. Присутствие дополнительных требований – общее явление, но только когда ценовые переговоры более гибки. Это отвлекает инвесторов в случае, если за требованиями идет фиксированная завышенная цена.

Кроме классической приватизации есть возможность для малого и среднего бизнеса вложить капитал в существующее предприятие. Согласно результатам исследования 400 малых и средних предприятий, проведенного CASE в Беларуси в 2011 г., до 2/3 респондентов готовы вложить капитал в такие активы, как земельные участки и строения (оставшаяся  1/3, предпочитает арендовать их). Четверть респондентов готова удвоить продукцию, если они становятся владельцами зданий, где они работают. Однако даже фирмы, которые готовы вложить капитал в существующее предприятие, часто воздерживаются от этого из-за нескольких главных препятствий (основано на вышеупомянутом исследовании):

- Асимметрия информации. Каждый второй бизнесмен заявил, что информация о государственном предприятии типа brownfields практически недоступна;

- Сложность технических правил. Технические нормы и стандарты в землепользовании и строительстве слишком сложны и дороги, чтобы их соблюдать, считают более чем 50 % респондентов;

- Административные барьеры. Большинство бизнесменов говорит, что административные процедуры на всех стадиях инвестиций являются слишком сложными и отнимают много времени;

- Коррупция. Половина респондентов полагает, что нужно давать взятки, чтобы получить предприятие типа brownfield и восстановить его, и они оценивают, что размер взятки составляет приблизительно 10 % затрат на реконструкцию.

Интересно отметить, что доля отрицательных ответов об органах государственной власти в 2-8 раз выше среди тех бизнесменов, у которых был практический опыт с инвестициями типа brownfield, по сравнению с теми, кто такого опыта не имел. В результате существующей политики большинство государственных предприятий типа brownfields остается заброшенными, и для тех, которые проданы, уходит 1,5-3 года в среднем, чтобы они начали свою экономическую активность.

 6. Техническая и финансовая помощь международных организаций

В случае с Беларусью имеется большой неиспользованный потенциал технической и финансовой помощи международных организаций, таких как Всемирный банк (ВБ), Европейский Банк реконструкции и развития (EБРР), Европейский инвестиционный банк (EИБ), Европейская комиссия (через механизмы Европейской Политики Соседства (EПС)). В случае наличия в Беларуси политической воли для экономического перехода все эти учреждения были бы в состоянии помочь Беларуси развить ее экономику, поддержать развитие малого и среднего бизнеса, подготовить белорусские предприятия к конкуренции, особенно на рынке ЕС. [11]

Как конкретно могут эти организации поддержать экономический переход в Беларуси?

I. Европейский союз (ЕС). С точки зрения финансовой помощи ЕС может помочь в установлении реально работающих институтов приватизации. ЕС уже предусмотрел EUR 600 млн. для Восточного Партнерства [12] в 2010-13 гг., включая EUR 175 млн. для создания институтов. Кроме того, Беларусь может мобилизовать финансирование из европейских международных финансовых учреждений, таких как Европейский инвестиционный банк. Страны-члены Европейского Союза могли бы также обеспечить финансовую помощь в отдельных случаях, например, Австрия поддерживает экспериментальную программу приватизации для НАИП в сотрудничестве с Всемирным банком. С точки зрения технической помощи многие из новых стран-членов Европейского Союза подверглись глубокой приватизации и корпоративному реструктурированию и таким образом, они могут поделиться своим опытом. В конечном счете, у расширенной экономической интеграции с ЕС, крупнейшим торговым блоком в мире, есть потенциал, чтобы открыть важные рынки, и направить страны к раскрытию их полного экономического потенциала. Экономические связи также помогли бы Беларуси стать более конкурентоспособной, вместо того, чтобы просто полагаться на дешевую нефть и газ.

II. Международные институты – EБРР и ОЭСР. EБРР – один из ведущих международных институтов, поддерживающих развитие страны в переходный период путем увеличения наиважнейших секторов экономики страны. К сожалению, в настоящее время сотрудничество между EБРР и Беларусью ограниченно из-за политических проблем. OЕСР готова предоставить свои экспертизы в области развития институтов в переходный период и развития малых и средних предприятий. В настоящее время есть сотрудничество на техническом уровне между OEСР и Беларусью.

III. Международный валютный фонд (МВФ). В апреле 2012 Международный валютный фонд, решил не переназначать своего постоянного представителя в Беларуси в виду отмеченного препятствования белорусскими властями экономическому переходу. Годом ранее белорусское правительство попыталось неудачно подписать программу по стабилизации с МВФ в размере от USD 3 до 8 млн. МВФ решил тогда, что в соответствии с новой резервной программой, Беларусь будет скорее имитировать реформы, чем сознательно реструктурировать экономику. Программы Международного валютного фонда важны для любой постсоциалистической страны в период перехода, поскольку МВФ не только предоставляет кредиты, чтобы финансировать дефицит текущего баланса или государственный дефицит финансов, но также и потому, что страны, испытывающие шок, но сотрудничающие с фондом, рассматриваются как более надежные партнеры (например, процентные ставки, оплачиваемые правительством за новые выпущенные облигации, меньше в случае сотрудничества с МВФ).

Чтобы оценить возможный масштаб помощи, стоит посмотреть на количество финансовой помощи от Европейской комиссии для стран Восточного Партнерства (ВП). Беларусь получила гораздо меньше помощи, чем другие страны ВП. Согласно подсчетам CASE Беларусь за 1991-2006 гг. получила помощь на общую сумму EUR 229 млн. или EUR 23,6 на одного жителя страны. Для сравнения: Грузия получила приблизительно EUR 110 на душу, Молдова – более EUR 73 на человека, Украина – EUR 52 на человека. [13]

Хотя в настоящее время финансовое сотрудничество между международными учреждениями и Беларусью ограничено, когда Беларусь начнет всесторонние структурные реформы, станут доступны новые источники всесторонней технической и финансовой помощи для поддержки этих реформ.

 7. Заключение

Приватизация в белорусской экономике, которая находиться все еще во власти государственного сектора, может действительно быть важным инструментом улучшения эффективности и производительности, а также повышения конкуренции. Но приватизация должна сопровождаться рядом институциональных реформ, нацеленных на создание сильного и здорового частного сектора в Беларуси, которые позволят ей продвигаться к международной конкурентноспособной экономике.

Приватизация – это не только продажа государственных предприятий частному сектору, но также и продажа избыточных активов реструктурированного или ликвидированного госпредприятия (инвестиции типа brownfield) и рост доли частного сектора в экономике из-за новых частных фирм и их естественного расширения (инвестиции типа greenfield или «с нуля»). В благоприятной среде инвестиции типа greenfield и brownfield могут оказать большее влияние на экономику, чем простой компонент приватизации. Лучшие результаты наблюдаются при сочетании трех типов приватизации одновременно.

Эффективная политика приватизации не может быть осуществлена без четкого представления о ее целях. Самым важным в списке целей должен быть стратегический пункт, такой как реструктурирование экономики, увеличение ее эффективности и политическое лобби про-реформ. Такое лобби могло бы оказывать сильное давление на лица, принимающие решение, чтобы продолжить про-рыночные реформы.

Результаты приватизации во многих случаях зависят от типов собственности и методов приватизации. Структуры собственности в приватизированных компаниях не статичны, они имеют тенденцию преобразовываться в более эффективные структуры. Опыт посткоммунистических стран указывает на небольшое использование массовой приватизации и важность индивидуального подхода к каждому предприятию и активу, нацеленному на более эффективный вид собственности, чем государственная. Оптимальная политика приватизации будет соединять различные методы приватизации, которые будут зависеть от ряда факторов.

Независимо от того, какую политику по приватизации выберет белорусское правительство, прежде всего, эта политика должна быть прозрачной. Во-вторых, к любому бизнесу (также как к госпредприятиям) нужно относиться одинаково. В-третьих, макроэкономическая стабильность играет важную роль в развитии частного сектора и привлечении прямых иностранных инвестиций. Наконец, что не менее важно, многие технические проблемы самой приватизации могут быть решены с помощью международных институтов.

На данный момент Беларуси нужны открытые общественные обсуждения с участием всех главных заинтересованных в приватизации лиц, чтобы гарантировать прозрачность и подотчетность процесса. Эти заинтересованные лица, прежде всего, – правительство, эксперты, ассоциации частного предпринимательства, профсоюзы, международные учреждения, ученые, представители гражданского общества.

Подводя итог, отметим, что вопрос приватизировать или нет, не стоит. Вопрос в том, как сделать так, чтобы частный сектор рос наиболее эффективным способом и в пользу граждан Беларуси.

----------------

Примечания

[1] См.: Европейский банк реконструкции и развития (2011), Доклад о переходном процессе.

[2] См.: Научно-исследовательский центр, «Беларусь: макроэкономический прогноз», №1 (4), май 2012.

[3] Результаты были представлены представителем OЕСР на вышеупомянутой конференции «Приватизация и частное предпринимательство в Беларуси – возможности международного сотрудничества»16-17 апреля 2012 г. в Варшаве. Проект доклада – выдержка из предстоящей публикации OЕСР «Стратегический индекс Восточного Партнерства по малым и средним предприятиями» (сентябрь 2012), который определяет, насколько продвинулись стратегические реформы малого и среднего бизнеса, основанные на принципах закона о Малом бизнесе ЕС. Данные были собраны в тесном сотрудничестве с правительствами стран-партнеров и независимыми экспертами посредством ряда стратегических показателей, разработанных OEСР в сотрудничестве с Европейской комиссией, EБРР и Европейским Фондом Образования. Оценка была дана совместно со всеми организациями партнерами в рамках сотрудничества панели ЕС по малому и среднему бизнесу Восточного Партнерства Платформа 2 по экономической интеграции и сближению с политикой ЕС.

[4] Информация по аспектам 1, 7 и 9 пока не доступна, но будет включена в предстоящем Стратегическом индексе Восточного Партнерства по малым и средним предприятиями (сентябрь 2012). Все окончательные показатели были подсчитаны, основываясь на ряде взвешенных показателей, важных для стратегического развития СМБ в пределах каждого аспекта. Показатели структурированы вокруг пяти уровней реформы, где 1 является самым слабым, а 5 – самым сильным показателем. Стратегический путь развития для каждого показателя, как правило, структурируется следующим образом: Уровень 1: нет ни закона ни института, которые бы покрывали интересующую зону; Уровень 2: есть законопроект или институт и некоторые признаки деятельности правительства касательно данной зоны; Уровень 3: твердые правовые рамки и/или организационная структура на месте для определенной области; Уровень 4: Уровень 3 + некоторые конкретные признаки эффективного стратегического выполнения закона или института; Уровень 5: Уровень 4 + некоторый существенный отчет конкретного и эффективного стратегического выполнения закона или института. Этот уровень ближе всего к тем положительным результатам, которые соответствуют закону о Малом бизнесе ЕС и Болонскому Процессу OEСР.

[5] См.: A. Алехнович (2011), Малая приватизации и содействие инвестициям типа brownfield в Польше: возможные уроки для Беларуси, CASE Belarus аналитический рапорт.

[6] См.: Fidrmuc, Fidrmuc, Horvath (2002).

[7] Многие идеи этой главы были взяты из доклада «Вызовы приватизации в Беларуси с точки зрения польского опыта», написанного профессором Петром Козажевским для конференции.

[8] См.: Stanley Fisher, Ratna Sahay (2004), Transition Economies: The Role Of Institution And Initial Conditions; Leszek Balcerowicz (2002), Post-Communist Transition: Some Lessons; Martha De Melo, Denizer Cevdet, and Alan H. Gelb (1996), From Plan to Market: Patterns of Transition.

[9] См. B?aszczyk, Woodward (1999).

[10] См.: подробнее доклад «Вызовы приватизации в Беларуси с точки зрения польского опыта», написанного профессором Петром Козажевским для конференции.

[11] Во время конференции представители ЕС, EБРР и Всемирного банка заявили, что их организации готовы помочь экономическому переходу в Беларуси при условии политического желания со стороны беларуских официальных представителей. Программа OEСР по Конкурентоспособности Евразии готова поддерживать беларускую повестку дня касательно реформ, связанных с развитием малого и среднего бизнеса и другими аспектами, связанными с конкурентоспособностью.

[12] Программа Восточного Партнерства включает 6 стран: Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия, Молдавия, и Украина.

[13] В 1991-2006 гг., Молдова (с населением 4,1 миллионов человек) получила более чем 300 миллионов евро от EC, и Украина (с населением 46.4 миллионов человек) получила почти 2,4 миллиарда евро. У Грузии (с населением в 4,6 миллиона человек) есть 505 миллионов евро от EC за период 1992-2005 гг.

--------------

Перевод с английского – Ольга Гапеева («Наше мнение» ©)