Агросектор: «отверточная» сборка

Время от времени в СМИ сообщаются сенсационные сведения о том, что не вся пищевая белорусская продукция производится из белорусского сырья. Хотя в стране, по официальным данным, успешно осуществляется программа импортозамещения. В частности, доля белорусского в продаваемом в розничной торговле «мясе, включая мясо домашних животных и мясные продукты» составляет  99,6%, «колбасных изделиях» 99,9%. А яйца на 100% белорусские.

Казалось бы, какие тут могут быть сенсации? Тем не менее, по данным Белстата, за 11 месяцев прошлого года Беларусь во исполнение программы наращивания экспорта увеличила объемы внешних поставок свинины на USD 88,6 млн. Но при этом  импортные закупки этого продукта увеличились на USD 111,9 млн. Для страны с «ручным» управлением экономикой такая торговая политика является, меньшей мере, странной.

Известно, что львиную долю мясомолочной продукции мы реализуем в России, где вынужденно вступаем в конкуренцию с тамошним производителем и, что особенно опасно, с крупнейшими мировыми производителями. Китай, например, поставляет в Россию продукты из свинины со времен поздней перестройки. А ведь всем известно, что в ценовой конкуренции с китайцами не сравниться ни одна страна мира. Тем более Беларуси, где, по словам экс-министра сельского хозяйства Леонида Русака, значительная часть сельхозпродукции даже с учетом списания дотационных сумм (уровень дотаций составляет 60% при мировой норме 20-30%),  стоит дороже европейской, что приводит к убыточности экспорта.

Золотое правило новейшей белорусской агроэкономики – чем больше экспорт, тем больше убытки. Так оно есть на самом деле, но перспектива не такая уж и ужасная, как кажется на первый взгляд. Сельхозкооперативы, формально сменившие неприспособленные к условиям рынка колхозы, не рухнут ни завтра, ни послезатвра, поскольку в аспекте экономического поведения они ничем не отличаются от колхозов. Поскольку стране нужна валюта, то ее можно получить только от экспорта, а убытки сельхозпредприятий покрыть за счет эмиссионных рублей. Проверенная технология.

А еще чиновники ссылаются на то, что сельское хозяйство является лишь частью широкой программы возрождения сила. Экономика поэтому является в некотором смысле «гуманитарной», и ожидать – тем более, требовать – от нее прибылей негуманно. Что делать, однако, если мясомолочная продукция поставляется в Россию по ценам ниже себестоимости. Намного ниже, поскольку основные объемы (ограниченные протекционистскими мерами в пользу собственного производителя) Россия покупает в развитых странах, где для производства килограмма мяса требуется в 8-10 раз меньше электроэнергии и в несколько раз меньше кормов. Немаловажно, что там скотину не кормят и прокисшим силосом. А в Беларуси, о чем напомнил М. Мясникович, кормят. От того коровы падают с копыт, но к ним никто не подойдет, поскольку коровы колхозные. От такой филиппики в Минсельхозпроде несколько дней потерянно молчали. Пока находчивая и сообразительна Надежда Котковец успокоила премьера заверением, что, почти всех удается прирезать и отправить на переработку.

Белорусские газеты читают не только в Беларуси. Поэтому у зарубежного потребителя возникают сомнения в качестве белорусской продукции. Это чувство умело использует главный российский санврач Геннадий Онищенко, который периодически (можно сказать, самовольно) придерживает белорусские перерабатывающие предприятия и проводит на них разного рода инспекции. Делается это для того, чтобы несколько снизить давление на российских производителей белорусских конкурентов, работающих на дешевом импортном сырье.

Разумеется, практически всех племенных животных (крупно-рогатый скот, свиней, домашнюю птицу) Беларуси приходится покупать за рубежом, где племенная работа налаживалась столетиями, не прерывалась ни социальными экспериментами над сельским хозяйством, ни борьбой с вейсманистами-морганистами.

Попробуем теперь перечислить все основные причины, которые заставляют закупать за рубежом сельскохозяйственное сырье животного происхождения. Во-первых, это делается в интересах наращивания экспорта. На  2012 год Минсельхозпроду доведен показатель по внешнеторговому сальдо в объеме USD 1,7 млрд., что на USD 195 млн. больше, чем в 2011 г. С этой целью запланировано 111% темпов роста экспорта при сокращении на 8% роста импорта по сравнению с 2011 г.

Уже были прецеденты, когда сокращение мясного импорта (кто-то из руководителей резко покритиковал расположенные в СЭЗ предприятия за то, что они не покупают отечественное сырье, следовательно, сорят валютой) привело к сокращению экспорта. В итоге валюты не стало больше, она пропала вообще.

Вторая причина, надо полагать, заключается в качестве экспортной продукции. Ее производство пристально контролируется, как отмечалось выше, ведомством г-на Онищенко, который может, если дать к этот повод, может закрыть для нее рынок на продолжительный срок. Это такая заклятая форма союзничества или дружбы, которая напоминает отношения между вермахтом и Красной Армией на границе. Точно также вероломно Онищенко может начать войну без объявления и всякого повода.

Если провести аналогию, то вполне допустить сравнение ситуации с той, которая имеет место в «нефтянке». Есть нюансы, правда, но: Беларусь не имеет в достаточном количестве достаточного качества недорогого отечественного сельскохозяйственного сырья животного происхождения для его переработки и продажи мясных продуктов за рубеж. А отечественное сырье по цене можно сравнить с венесуэльской нефтью – хорошо, что оно производится и есть, но зарабатывать на его переработке нельзя.

Но такая политика не выгодна России. Она гораздо меньше выделяет средств для поддержки собственного производителя, делает это преимущественно не в форме прямых дотаций, а рыночным стимулированием успешных бизнесов. Особенно уязвимых на стадии становлении. Скажем, для белорусских колбас, реализуемых ниже себестоимости.

А если свинину купить в Польше, то и экспорт начинает приносить профит. Понятно, что получив на фабрике клеймо «сделано в Беларуси», продукция воспринимается как белорусская. Колбаса, сыры, телевизоры, рыбные консервы. В розничной торговле доля белорусской продукции по позиции «рыба, ракообразные и моллюски» составляет 55,4%. И никого это не удивляет. Не должна удивлять и белорусская колбаса из польского мяса.