Москва за нами! И перед нами

Итак, российская «рокировка» успешно завершилась: как и предсказывалось практически всеми комментаторами, по итогам выборов в президентом был провозглашен Владимир Путин.

Тем самым для него настало время действий, и, естественно, образ этих действий на белорусском направлении представляет для нашей страны повышенный интерес, особенно в свете недавнего обострения обстановки на белорусско-европейском фронте.

Есть подозрение, что этот конфликт вовсе не случайно произошел накануне завершения российской кампании. К такому выводу подталкивает полное сходство «тутэйшых» воззрений со взглядами «нового старого» президента России на ее внешнеполитическую стратегию. Например, в его огромной предвыборной статье нельзя найти ни единого доброго слова о западных демократиях, зато звучит самый настоящий панегирик экономическим и политическим успехам Китая.

Такой расклад подталкивает к предположению, что подобное поведение белорусских властей было инспирировано Кремлем. Тем более, что в выгоде разразившегося дипломатического скандала для России, сомнений нет: Беларусь еще больше отдаляется от цивилизованного мира и, соответственно, втягивается в геополитическую орбиту Москвы, что, по большому счету, и является главной задачей последней на современном этапе. Ведь именно для ее решения и выделяются все солидные дотации, прежде всего, в виде баснословно низких цен на энергоносители.

Однако, скорее всего, здесь все же имело место местное творчество. В пользу этой точки зрения говорит, в частности, неприкрытое раздражение по поводу позиции Запада, которое сквозило в ответах на вопросы журналистов после «Минской лыжни».

То, что официальный Минск остро нуждается в российской политической поддержке, совершенно очевидно. Об этом свидетельствует обращение вице-премьера Сергея Румаса в Евразийскую экономическую комиссию с просьбой защитить от западных санкций, не говоря уже об опубликованном 24 февраля совместном заявлении Александра Лукашенко и Дмитрия Медведева о недопустимости экономического давления Запада на Беларусь.

Вместе с тем, едва ли можно отрицать, что одновременно белорусскими властями была сделана попытка воспользоваться благоприятным моментом, дабы упрочить или хотя бы сохранить существующее положение дел, а при удачном стечении обстоятельств – и втянуть партнера в свои разборки.

Естественно, возникает вопрос, как в свете всего этого будет теперь вести себя Россия. На сей счет существуют разные взгляды. Так, ряд обозревателей утверждает, что Москву сейчас абсолютно не интересует белорусский режим, поскольку перед ней стоят совсем другие проблемы, главным образом, проблемы легитимности. Поэтому, дескать, Путин поможет убрать «последнего диктатора Европы», а в обмен европейцы закроют глаза на российские выборы и российскую внутриполитическую ситуацию.

Действительно, в статье, о которой шла речь выше, несмотря на ее объемы, ни разу не упоминались ни белорусско-российское союзное государство, ни даже Таможенный союз. Кроме того, позднее российский премьер лишь в самых общих словах выразил сожаление в связи с санкциями ЕС против Беларуси, заявив, что такие меры, как правило, неэффективны, и призвав «избегать в международных делах элементов силового характера».

Однако такого рода заключения представляются ошибочными. Безусловно, вопреки своей агрессивной риторике, Москва по целому ряду причин совсем не хочет ухудшать фон и перспективы своих взаимоотношений с Западом, которые и без того находятся сейчас не в самом лучшем состоянии. В то же время в Кремле прекрасно понимают, что из-за Беларуси ни Брюссель, ни Вашингтон на обострение конфронтации с Россией не пойдут. Если бы у них имелись подобные намерения, то это случилось бы уже давно, так как предпосылок к тому было более чем достаточно.

Посему даже декларативно осуждать своего союзника российским властям нет никакой нужды. Скорее, наоборот, до поры до времени оказание ему определенной моральной и материальной поддержки будет продолжаться. Но это будет происходить параллельно с усилением на него давления для достижения упомянутых геополитических целей. Цинично, но по сути верно определил такой подход московский политолог А.Суздальцев: «Если А.Лукашенко рассчитывает «забежать на минутку», «похватать» деньги, нефть, газ и тут же «соскочить», то он ошибается. Не для того приманивали и подкармливали».

Подтверждением такой позиции стало сообщение «Коммерсанта» о том, что в правительстве РФ очень рассчитывают, что «кризис в отношениях с ЕС усилит зависимость Минска от Москвы и ускорит переход к российским структурам ключевых активов белорусской экономики». При этом отмечается, что «белорусские партнеры демонстрируют позитивный настрой».

Кроме того, к сокращению дотаций Путина будут подталкивать чисто экономические соображения. По подсчетам экспертов, для выполнения всех его предвыборных обещаний потребуется 9,9 триллиона российских рублей. К ним следует добавить анонсированные расходы на оборонную программу в размере еще 23 триллионов. В нынешних условиях отсутствия «всенародного одобрямса» хотя бы некоторую часть обещаний желательно выполнять, но денег на это в казне явно не хватит. Поэтому не исключено, что Москве придется пересматривать отдельные финансовые положения союзных соглашений.

Судя по всему, процесс уже пошел. В качестве одного из рычагов Россией используется острая потребность режима в средствах. Недавно появилось сообщение, что Беларусь не получила в срок третий транш кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС на 440 млн долларов, поскольку тот требует от Минска проведения жесткой денежно-кредитной политики.

Более того, складывается впечатление, что давление уже начинает сказываться. На днях спикер Совета Республики публично призвал к переходу на российский рубль. Учитывая, что совсем недавно на самом высоком уровне было заявлено о неготовности Беларуси к такому радикальному шагу, а автор призыва в выражении несогласия с высшей властью ни разу замечен не был, можно предположить, что соответствующая обработка общественного мнения началась.

Таким образом, экономическое подчинение Москве выбрано белорусским руководством как меньшее зло по сравнению со вполне вероятным коллапсом экономики. Вот только неясно, было ли принято во внимание, что, несмотря на регулярно звучащие заявления о дружбе и братстве, такой вариант практически неизбежно будет вести ко все более значительным ограничениям политической власти. Рано или поздно это неминуемо повлечет за собой недовольство, вплоть до очередных заявлений о «разводе и девичьей фамилии».

Однако гораздо больше похоже на то, что Беларусь будет со временем инкорпорирована в страну, о которой отнюдь не радикально настроенный ее гражданин, кинорежиссер Андрон Кончаловский, написал эссе «Почему мне стыдно за свою Родину», которое настоятельно рекомендуется прочесть каждому здешнему искреннему приверженцу белорусско-российской интеграции.