Двигаться дальше

/Легальная революция/

Двигаться дальше

Уже довольно банальным стало наблюдение, что многомесячные усилия белорусской государственной пропаганды, каждодневно внушающей сомневающимся мысль о высокой вероятности «белорусского майдана», возымели ожидаемый эффект. Они, однако, всего лишь преумножили естественную реакцию на вызывающую оскорбительность для здравого смысла официальной организации и освещения избирательного процесса.

Ибо в галактике, где Александр Лукашенко скромно отказывается от участия в предвыборной агитации и не сходит при этом с телеэкрана, где в пользу европейского президента в условиях тотального спокойствия и стабильности честно и справедливо набирается 82% голосов (при более чем 90-процентной явке) и тому подобное, в этой же вероятностной реальности – прямо неподалеку от Лидии Ермошиной – по улицам свободно разгуливают шерстистые тролли, турфирмы скучно предлагают путешествия во времени, а ежедневно обновляемые законы физики утверждаются на заседаниях ответственного за данную область мироздания начальства.

Действительный, а не гипотетический политический процесс в стране делает бессмысленными рассуждения о том, что «Лукашенко все равно бы победил». Как будто выходящие за грань разумного стороны избирательного процесса являются не сущностным, а неким случайным, неведомо откуда взявшимся их слагаемым.

Может быть, победил бы и без всех глупостей и причуд официальной тактики и пропаганды. Но тогда это был бы совсем другой Александр Лукашенко, нежели тот, которого мы знаем. И не было бы сегодня необходимости выхода на улицу. И не было бы поводов у международной общественности проявлять крайнюю озабоченность политической обстановкой в Беларуси. Равно как и не было бы оснований для «вмешательства Запада» (притом, что часть мира, именуемая «Западом», давно является для нас периметром – за исключением восточного участка, – все более теряя признаки собственно «Запада»).

За «того», «другого» Александра Лукашенко несомненно проголосовали бы и многие из его сегодняшних противников. Нерешаемая проблема заключается именно в том, что политически Александр Лукашенко способен существовать лишь в условиях того режима, который мы, к сожалению, имеем. А не в особенностях «социальной политики» и не в приверженности сотрудничеству с Россией. Как раз в этих сферах, по-видимому, можно было бы вполне удовлетвориться большей прозрачностью, честностью и предсказуемостью.

Между тем, с учетом не менее банальной  констатации того, что «Беларусь – не Украина», буквальное калькирование в Минске киевского варианта развития событий пока все же представляется не только маловероятным, но и не выглядит принципиально необходимым.

Реакция людей во многом является спонтанной, закономерным и вполне предсказуемым всплеском эмоционального и морального протеста. Пока она напоминает не о «Майдане», скорее – о таких же спонтанных выступлениях, приведших к свержению ГКЧП. Заметно, что не существовало сколько-нибудь предметного стратегического и тактического плана действий. Действия же эти нельзя отнести ни к традиционному представлению об «оппозиционных акциях», ни даже о развертывании стратегии, в которой оппозиционные структуры играют какую-либо определяющую и заметную роль. Люди, выходящие на площадь, в том числе и потому, что в сложившихся условиях появление на Октябрьской площади, хотя бы кратковременное, становится элементом личного престижа, – не имеют в своем подавляющем большинстве отношения к «институциональной» оппозиции. В течение последних нескольких дней само понятие «оппозиция» (в том числе и под воздействием пропаганды, зачисляющей в «оппозицию» всех, кто не забыл правила арифметики) претерпевает быструю и достаточно серьезную трансформацию.

Изменившееся содержание требует иных методов оформления. Заявление председателя ОГП Анатолия Лебедько о необходимости проведения еще одного «Конгресса демократических сил», возможно, является отражением поиска новых формальных конфигураций для артикуляции интересов гражданского общества.

Эмоциональный подъем, свойственный активной части общества в критические моменты национальной истории, никогда не бывает самодостаточным. Он не всегда приводит к немедленному успеху. Не найдя средств для своего выражения, он может излиться в отчаяние. Часто выигрыш обеспечивается не азартом, а готовностью к конкретной и кропотливой работе.

Одно из главных требований, выдвинутых альтернативными кандидатами и уже нашедшее внутренний и международный отклик, заключается в проведении повторных (честных и справедливых) выборов. Среди путей его практической реализации, если отвлечься от неожиданностей «майдана», центральное место может, вероятно, занять широкая национальная кампания по сбору подписей в поддержку подобного конституционного разрешения имеющей место противоречивой ситуации.

***

И еще одно. События на Октябрьской площади и их интерпретация в органах государственной пропаганды явственно демонстрируют, как поразительно далеко ушла белорусская власть, рассматривающая круг жизненных потребностей человека через узкую прорезь денежного интереса, от понимания подлинных устремлений значительной части народа, которым она в очередной раз берется руководить.

Метки