ВТО: бонусы от вступления

16 декабря 2011г. был подписан протокол о присоединении России к Всемирной Торговой организации (ВТО). При этом российская сторона заявила, что ратификация этого документа произойдет самое позднее в мае с.г. Через 30 дней после ратификации Россия станет полноправным членом этой международной организации. По словам экс-министра финансов Алексея Кудрина, который присутствовал на подписании в Женеве 16 декабря, присоединение к ВТО даст России дополнительные 3-4 процента прироста ВВП за 10 лет.

Но нас интересует несколько другой вопрос, как это членство скажется на белорусах? Чтобы ответить на этот вопрос попробуем вначале разобраться, что такое ВТО или как эта организация появилась.

Основная цель ВТО способствовать развитию международной торговли. Данная цель достигается путем снижения таможенных пошлин, устранения барьеров в торговле и регулированием торговой политики в целом. Деятельность ВТО регламентируется Генеральным соглашением о тарифах и торговле (ГАТТ), которое было принято в 1947г. под эгидой ООН. Данное соглашение легло в основу мировой торговли послевоенного времени.

В 1964 г. критика ГАТТ привела к тому, что была создана Конференция ООН по торговле и развитию. Через год было достигнуто еще одно соглашение, по которому развивающиеся страны не обязаны придерживаться принципа взаимной выгоды, ведя переговоры с более развитыми странами.

Кризис 80-х годов прошлого века также внес свои коррективы в деятельность ГАТТ.

В 1986 г. была предпринята попытка решить насущные проблемы торговли сельхозпродукцией в рамках ГАТТ. Это касалось в основном фермерских субсидий. Понятно, что в менее развитых странах они больше. Эта дискуссия известна как Уругвайский раунд переговоров, который велся с переменным успехом более 10 лет.
На заключительной стадии было принято соглашение об учреждении Всемирной торговой организации (ВТО), которое вступило в силу 1 января 1995 г.

Это история, но каковы сами принципы ВТО? Самый главный принцип в основе ГАТТ, а позднее ВТО  – это принцип свободной торговли. Эта политика предусматривает свободный товарооборот между странами, что содействует установлению коммерческих взаимосвязей. Что предполагает с одной стороны отмену тарифов на импорт, а с другой стороны субсидирование, т.е. оказание денежной помощи экспорту.

ВТО – это противовес протекционизму в торговле, и не только там. Протекционизм предполагает ограждение собственной промышленности и производителей с/х продукции от внешней конкуренции. В частности к этим мерам относится насаждение высоких таможенных пошлин на импортные товары и услуги. Данные меры особенно распространены у нас в Беларуси.

С этой точки зрения вступление России в ВТО для белорусов является все же плюсом. Когда ведущая страна Таможенного союза принимает на себя обязательства и требования такой уважаемой организации, то это невольно скажется и на отношениях между странами. Таможенный союз так или иначе заставляет белорусскую власть еще острее прочувствовать проблему либерализации внутреннего рынка. Внешняя конкуренция заставит быстрее решать эту задачу. В конце концов, от этого зависит, как скоро нас настигнет новая волна кризиса.

Но вот загвоздка, либерализация экономики невозможна без обновления политической системы. У нас давно доминируют сомнительные, произвольные решения, которые не учитывают объективно существующие процессы и условия – все рассчитано на случайный успех. Политике не хватает необходимого разнообразия для того, чтобы адекватно реагировать на состояния современного мира. Иными словами репертуар авторитаризма очень ограничен, а здесь необходим более  широкий и свободный взгляд на белорусские «болячки». Если сказать образно, то в «Запорожец» не поставишь движок от «Мерседеса» – нужно менять конструкцию в целом.

Поэтому хорошо бы и самим стать членом этой всемирной организации. При правильной постановке дел надобность в разрекламированном Таможенном союзе отпала бы сама собой. Зачем изобретать велосипед? Разве торговля между нами, Россией и Казахстаном не велась бы успешно по принципам ВТО?

Здесь так и напрашивается сравнение ВТО с упомянутым Таможенным союзом. Истинная подоплека Таможенного союза следующая: три страны, в которых преобладает волюнтаристкий подход, пытаются объединиться. Но что такое современный союз государств? Это, прежде всего, паритетное начало и демократическая культура ведения дел, что способствует формированию единого информационного и событийного пространства. А что у нас? В каждой стране Таможенного союза –  жесткая «вертикаль» власти и политическая цензура. А это делает любое общество полузакрытым и непрозрачным. Поэтому как быть с общими правилами? На бумаге может и гладко, но еще раз повторю, не стоит забывать и про овраги. Получится ли исполнение решений в реальной жизни? Поэтому Таможенный союз – это скорее союз трех правителей, а не народов; в таком союзе каждый босс все понимает по-своему.

Паритет – это очень важно. Возьмем к примеру Евросоюз. С логической точки зрения он есть «И» – единство. Общее решение будет принято, если «И» Франция, «И» Германия, «И» Чехия, «И» так далее скажут «да». Все страны равноценны и находятся в равном положении. То тогда Таможенный союз – это логическое «ИЛИ»; достаточно только России послать импульс и решение будет принято – с ней не поспоришь. Поэтому в действительности все будет тормозиться, как например, это происходит в СНГ, который давно уже стал формальным, несущественным объединением.

Также приведу другие экономические доводы. Прежде чем страна вступает в ЕС, то ее предприятия лишаются государственной поддержки. Чтобы конкуренция была честной на всем общеевропейском пространстве. Например, Варшаве запретили гос. дотациями поддерживать свои верфи в Гданьске и Гдыне.

Но конкурентноспособность белорусских или российских предприятий всем хорошо известна. Например, лиши МАЗ или российский ГАЗ государственных преференций, льгот то они разорятся. Дотации – это подпорки-ходунки для них. И если объединить двух хромых, то они все равно не побегут. Однако финансовых возможностей у Москвы гораздо больше, чем у Минска. Поэтому ни о какой действенной равной конкуренции на просторах Т.С. речи не идет.

Во-вторых, манера ведения дел российскими бизнесменами очень агресивна. У них давно в моде словосочетание «рейдерский захват» – бери, что плохо лежит, а потом подели и продай. Для них наша синеокая – это лакомый кусочек. Это еще раз недвусмысленно подтвердил В. Путин в своем недавнем спиче на озере Селигер. Получается, что для него Т.С. – это еще одна попытка восстановить жесткий кремлевский контроль над постсовесткими республиками.

Поэтому насчет выданных российских кредитов не стоит обольщаться. Согласитесь, что просто выпал удачный московкий предвыборный расклад для белорусской власти. Так сказать оказия подоспела. Но еще неизвестно чем в будущем придется платить. Ведь дали не кредиты, а кислородную подушку для больного белорусского «зайчика». На больном лице белорусской экономики появится нездоровый румянец – побегает еще. Вот если бы деньги ушли на модернизацию неэффективного управления и убыточных экономических структур – тогда другое дело. Но как было уже сказано, это невозможно без самых общих системных преобразований.

В-третьих, в каждой стране участнице, особенно в России, процветают откаты, серые схемы и тому подобное. Данная «муть» просто поднимется на уровень выше, делая союзную систему еще более непрозрачной. А это создает очередное раздолье для чиновников.

Тем более, что его расширение до Евразийского экономического пространства (ЕЭП) готовят наспех, к очередным выборам Владимира Путина. Трудно ожидать успеха, если Россия, один из мировых лидеров по коррупции, Беларусь по инфляции и росту цен, а в Казахтане практически «узаконили» вечное президенство г-на Назарбаева. Сложновато будет таким трем странам прийти к общему рынку труда, финансов, товаров и т.п. Да и возможно ли это в принципе, если их системы псевдорыночные? Получается какой-то странный союз, который создается по одной логике – все объединяются, а чем мы хуже других.

Отсюда – риторический вопрос: когда белорусы начнут учиться на собственных ошибках? Одни боятся Кремля, другие Запада. Но все боятся самих себя. Всё плачемся, что у нас невнятная идентичность. А зачем она нужна молчаливой толпе? 

Однако надеюсь, если убрать недемократические ограничения, цензуру, то очень скоро выясниться, что Беларусь – это неотъемлемая часть современной Европы. Или автор слишком оптимистичен?

Резюме: вступление Беларуси в ВТО будет являться разумным шагом, реагированием на вызов времени. Это движение в нужном направлении, а именно: торговые отношения будут регламентированы более цивилизованными правилами ВТО. Это скажется и на простых потребителях – на многие товары и услуги снизятся пошлины и тарифы, а значит и цены. Нам нужна пошаговая либерализация, а не революция.

Хорошо бы это как-то повлияло и на расклад политических сил наверху. Думается, что кризис уменьшил сторонников твердой линии. Поэтому очень важно, если внутри старой системы власти будет «мужать и крепчать» реформаторское крыло. Нужно брать в расчет не простое противостояние власть/оппозиция, а хотя бы четыре силы: сторонников твердой линии, реформаторов (пусть пока и неявных), умеренных и радикалов, находящихся в оппозиции. В принципе модернизация с гарантиями может получиться от взаимопонимания между реформаторами наверху и умеренными внизу.