Между бойкотом и участием, или как не наступить на грабли в четвертый раз

Еще 6 декабря 2011 г. была сформирована так называемая коалиция шести оппозиционных партий (ПБНФ, движение За Свободу, ОГП, БПЛ Справедливый мир, оргкомитет по созданию БХД, кампания Говори правду) для выработки общей стратегии участия в следующих парламентских выборах, которые намечены на сентябрь 2012 г. За время прошедшее с момента образования данной инициативы прошло несколько собраний, но на 23 января, когда лидеры участвующих в инициативе партий, движений, оргкомитетов и т.д. и т.п. должны были осчастливить публику неким окончательным вердиктом по данному вопросу, этого не произошло. Организаторами было обещано: не бросать начатое дело, а продолжать собирать экспертов на дальнейшие заседания, а, если потребуется, то созвать очередной Конгресс демократических сил, для того, чтобы легитимировать некое общее решение. На наш взгляд, это трудно объяснимое затягивание решения казалось бы абсолютно простого вопроса.

По нашему мнению, любой анализ участия оппозиции в парламентских выборах полезно предварить коротким экскурсом в историю. Начнем свою оценку с кампании 2000 г. Напомню, что тогда проводились фактически первые парламентские выборы после конституционного переворота 1996 г. Первый состав Палаты представителей (110 депутатов) был назначен Лукашенко из членов Верховного Совета XIII созыва, поддержавших его во время политического кризиса. В таком нелегитимном положении депутаты находились 4 года.

Парламентские выборы 2000 г. проводились в соответствии с недавно принятым избирательным кодексом. Оппозиционные партии пытались внести в него важные поправки, которые могли бы сделать выборы более свободными и справедливыми. В августе 1999 г. они учредили при посреднечестве миссии ОБСЕ Консультативный совет оппозиционных политических партий (КСОПП) – наиболее широкий орган оппозиции. В нем были представлены все основные партии, которые выступали тогда с критикой режима (от КХП-БНФ до ЛДПБ). Под давлением международных структур президент вынужден был начать диалог с оппозицией, которая выдвинула четыре условия своего участия в выборах: доступ к СМИ, включение своих членов в состав избирательных комиссий, прекращение политических репрессий, расширение полномочий парламента. Однако белорусские власти отказались пойти на уступки. Вместо переговоров с оппонентами режима они наладили диалог с так называемыми «конструктивными силами», который свелся к монологу Лукашенко.

Все это привело к тому, что Координационная рада демократических сил (КРДС) – другая зонтичная структура, созданная в январе 1999 г. для налаживания взаимодействия между демократическими партиями, независимыми профсоюзами и некоторыми неправительственными организациями, большинством голосов приняла решение о проведении кампании бойкота предстоящих выборов депутатов Палаты представителей. Однако это решение не встретило единодушной поддержки со стороны всех противников режима. На выборы пошли Партия Коммунистов Белорусская (ПКБ), Белорусская социал-демократическая партия (Народная Грамада) (БСДП (НГ)), Белорусская партия труда (БПТ), а также Гражданский форум – молодежное крыло Объединенной гражданской партии. Против бойкота парламентских выборов выступил и председатель ОГП, что вызвало внутренний кризис в партии. На V съезде ОГП было избрано новое руководство. Во главе организации встал А. Лебедько. С. Богданкевич получил пост почетного председателя [1]. Другими словами, в стане оппозиции возник серьезный раскол по тактическим вопросам. Из-за него в декабре 2000 г. КРДС вынуждены были покинуть БСДП (НГ) и БПТ.

Отсутствием единства своих оппонентов воспользовались власти. На этих выборах они решили не регистрировать наиболее опасных для них конкурентов, но, вместе с тем, оставить в списках кандидатов-лидеров оппозиционных партий, участвовавших в голосовании (им предстояло пережить «поражение с разгромным счетом» в финале). С другой стороны, ЦИК стимулировал острое соперничество между официальными кандидатами, чтобы вызвать в обществе интерес к этому политическому событию и привлечь граждан на избирательные участки. Активно использовался и такой прием, как искусственное сокращение количества избирателей в округах. Все эти меры достигли своих целей и привели к тому, что участие в первом туре по стране существенно превысило 50% отметку. Кампания бойкота, таким образом, не увенчалась успехом.

Неудача на местных выборах 2003 г., а также давление международных структур заставили руководство белорусских партий сесть за стол переговоров для формирования единого объединения перед парламентскими выборами 2004 г. Сделать это до конца не удалось, поэтому в избирательную кампанию оппозиция вступила двумя колоннами. Летом 2003 г. ПБНФ, ОГП, БСДГ, ПКБ и БПТ стали членами объединения Народная коалиция V+ (пятерка плюс). Латинское написание этого числительного означало нацеленность участников на победу – victoria; «плюс» символизировал открытость коалиции и ее ориентацию на дальнейшее расширение. Осенью 2003 г. было объявлено о формировании Европейской коалиции Свободная Беларусь. В ее состав вошли БСДП (НГ), женская партия Надзея, блок Свободная Беларусь, за которым стояла известная гражданская инициатива Хартия’97 во главе с А. Санниковым. О поддержке объединения заявили такие влиятельные молодежные организации, как Зубр и Молодой фронт.

Целями созданных оппозиционных коалиций было формирование согласованного списка кандидатов в большинстве округов, концентрация политических ресурсов, срыв планов властей одержать победу на возможном референдуме о продлении полномочий главы государства. Последняя задача казалась вполне по силам белорусским демократам, потому что еще в июне 2004 г. 50,9% избирателей выступали «скорее против» и «против» очередного изменения Конституции и только 35,2% были сторонниками таких мер властей [2]. Идея «третьего срока» Лукашенко не была популярной у населения Беларуси. Однако общественное мнение стало быстро меняться под влиянием массированной пропаганды на фоне улучшения экономических показателей, обеспеченных поддержкой режима со стороны России.

Во время выборов 2004 г. власти активно использовали такое отработанное средство, как нерегистрацию инициативных групп своих наиболее опасных конкурентов. Тем не менее, общее количество партийных кандидатов составило 186, из них разные демократические коалиции были представлены 136 претендентами. Агитационная кампания оппозиции носила децентрализованный характер и, поэтому не могла перерасти в общенациональную кампанию противодействия референдуму, который был объявлен Лукашенко 7 сентября 2004 г. (в день гибели школьников-заложников в Беслане, РФ). Как подчеркивает белорусский политолог Казакевич, «тот факт, что базисными структурами кампании стали штабы зарегистрированных кандидатов и в меньшей степени – специализированные штабы и незарегистрированные кандидаты, оказал значительное влияние на ход агитации “против”. Кампания была неравномерная и неплотная, а некоторые регионы ею не были охвачены вовсе, охват других был недостаточным…На это были свои причины: нехватка времени (полтора месяца) и отвлечение большей части организационных ресурсов на парламентскую кампанию» [3].

Другими словами, обе оппозиционные коалиции, которые увлеклись участием в несвободных выборах и забыли о главной цели – устранении авторитаризма в Беларуси, несут свою долю ответсвенности за то, что режиму не был нанесен чувствительный удар еще в 2004 г. Официальные итоги были озвученные 21 октября: в голосовании на референдуме приняло участие 90,28% от общего количества избирателей, за изменение Конституции проголосовало 79,42% от общего числа граждан (9,9% голосовали «против»). Оглашение результатов, которые были восприняты многими как грубая фальсификация, вызвало стихийные протесты в Минске. Они продолжались в течение нескольких дней, но были жестоко подавлены милицией. Следует отметить, что белорусские чиновники с большим трудом справились с задачей, поставленной перед ними президентом. По мнению социологов из The Gallup Organization/Baltic Survey, «окончательный результат по референдуму в Беларуси составляет 48,4% проголосовавших “за” от общего количества зарегистрированных избирателей. Эта цифра ниже цифры в 50% необходимых для того, чтобы были внесены изменения в Конституцию Республики Беларусь, и не выходит за рамки +/-1-й погрешности, обычной для такого рода опросов» [4].

Как и следовало ожидать, ни один представитель оппозиции в парламент так и не попал. Сократилось и общее количество партийных депутатов. Так в Палату представителей третьего созыва прошли 8 членов Коммунистической партии Беларуси, 3 члена Аграрной партии и 1 представитель Либерально-демократической партии (им стал лидер ЛДПБ С. Гайдукевич, которому пришлось делом доказывать свою непричастность к оппозиции). По одному члену КПБ и АП попали в Совет Республики.

В ходе выборов и референдума власти отрепетировали сценарий «элегантных побед» Лукашенко на весь последующий период. Если раньше белорусская «вертикаль» действовала в строгом соответствии с хорошо известной формулой: «не важно как они голосуют, важно, как мы считаем голоса», то теперь никто не утруждает себя даже подсчетом. Главное – это выполнить заранее поставленное задание президента (его генеральный план). Например, перед парламентскими выборами 2004 г. Лукашенко приказал, чтобы власть поработала над тем, чтобы не допустить в Национальное собрание оппозицию, заполнить все депутатские вакансии в нижней палате с первой попытки и довести представительство женщин в Палате представителей хотя бы до 1/3 от ее общего состава. Его инструкция была выполнена почти буквально. Центральная избирательная комиссия в своем отчете об итогах выборов докладывала, что 108 из 110 депутатов были избраны уже в первом туре, никто из них не принадлежал к оппозиции, в нижнюю палату попала 31 женщина, что составляет 29% от ее общего состава [5].

Важной политической кампанией, в которой участвовали белорусские партии, стали парламентские выборы 2008 г. Им предшествовали выборы в местные Советы, состоявшиеся в январе 2007 г. Власти провели их в полном соответствии с хорошо отработанным сценарием назначения депутатов. ЦИК и Администрация президента поощряли участие партийных кандидатов, чтобы сделать оппозицию соучастницей собственного спектакля «выборы». В общем, и целом им это сделать удалось. Представители Объединенных демократических сил (ОДС) сформировали 600-700 инициативных групп по выдвижению кандидатов в депутаты. Из них удостоверение кандидатов получило только 230 человек, что составило менее 1% от общего количества претендентов. В итоге, лишь единицы представителей оппозиции стали депутатами местных Советов по всей стране [6].

В парламентских выборах 2008 г. демократические силы участвовали двумя колоннами. Главную роль в номинации кандидатов и проведении агитационной кампании играли Объединенные демократические силы. Из 98 претендентов от этой коалиции регистрационные удостоверения удалось получить 78. В дальнейшем из-за давления властей и невозможности реально заниматься агитацией 12 представителей данной группы сняли свои кандидатуры. Парламентская кампания реанимировала и второй центр притяжения оппозиции – Европейскую коалицию Свободная Беларусь. В нее в тот момент входили оргкомитет по восстановлению Белорусской социал-демократической партии (Народная Грамада) во главе с Н. Статкевичем, незарегистрированная Партия свободы и прогресса, лидером которой является экс-депутат Палаты представителей и бывший лидер молодежной структуры ОГП В. Новосяд, Молодой фронт (эта организация, правда, бойкотировала выборы) и Координационный совет предпринимателей. Европейская коалиция выдвинула 60 претендентов, но смогла добиться регистрации только 22. Перед выборами лишилась регистрационного свидетельства одна из самых известных белорусских партий – Надзея, а вскоре после дня голосования (28.02.2009) прошел учредительный съезд Белорусской христианской демократии (БХД), одним из лидеров которой был известный политик, бывший лидер Молодого фронта П. Северинец.

Несмотря на присутствие интриги и обещание А. Лукашенко провести выборы по «европейским понятиям», этого не произошло. Ни один представитель оппозиции в Палату представителей так не попал. Наблюдатели от ОБСЕ вынуждены были констатировать, что и на сей раз голосование в Беларуси было далеким от норм свободного и справедливого волеизъявления граждан. В результате выборов сократилось и представительство лояльных режиму партий в парламенте. Так пролукашенковские коммунисты смогли провести в нижнюю палату только 6 своих представителей, а аграрии – одного. Либерально-демократическая партия заранее заявила о своем неучастии в этой кампании [7].

Из-за отсутствия единства оппозиция неудачно выступила на местных выборах в апреле 2010 г. В соответствии с данными Центрального избирательного комитета, только 11 депутатов местных советов из 21 000 представляли те или иные демократические партии и движения [8]. По нашему мнению, в сложившихся условиях, куда более успешной тактикой был бы бойкот. Однако его последовательно отстаивала только КХП-БНФ, а ОГП предоставила свободу выбора своим выдвиженцам и многие из них сняли свои кандидатуры.

Таким образом, в отличие от других стран, выборы в Беларуси после прихода Лукашенко к власти не содействовали возникновению и укреплению партий. Часто, правда, их проведение способствовало расколам организаций, из-за несогласия политиков по поводу того, как себя вести: участвовать в несвободных электоральных соревнованиях или бойкотировать их. Что касается других источников партийного строительства, то они в нашей стране также ограничены. Персоналистский характер авторитаризма препятствует возникновению партии власти, а политизация неправительственных организаций зачастую приобретает квази формы. Ее следует отличать от той, которая существовала на ранних этапах развития белорусского гражданского и политического общества (civic and political societies).

Сами власти сделали участие оппозиции невозможным в будущих парламентских выборах и оставили ей только один вариант поведения – бойкот. К сожалению, к аналогичному решению давно пришла только одна политическая партия – КХП БНФ. 24 января такое же решение принял Белорусский Рух. Другие организации по непонятным причинам решили перенести свое окончательное мнение на более поздний срок (съезд ОГП уполномочен рассмотреть этот вопрос, БХД ждет выполнения властями условия ультиматума, движение За Свободу и ПБНФ ждут достижения консенсуса в «шестерке»).

Непринятие решения всей оппозицией создает хорошие возможности для маневра отдельных игроков, которым кажется, что вот теперь то они наверняка одержат победу и окажутся в стенах Палаты представителей. Одним из них стал член ОГП и предприниматель Сергей Балыкин, который резко раскритиковал решение Политсовета своей родной партии: рекомендовать съезду белорусских либералов тактику бойкота палатных выборов, если власти не выпустят политзаключенных и не внесут существенных изменений в избирательное законодательство.

По мнению Балыкина, «отаз от участия в выборах ОГП ведет к ослаблению ее позиций, поскольку об участии в выборах уже заявили провластные структуры, а также "заклятые друзья" партии по демократическому лагерю. Совершенно глупо не использовать такую политическую кампанию для пропаганды идей партии и альтернативной точки зрения. Кроме того, участие в политической кампании тренирует команды кандидатов и мобилизует активистов» [9].

По нашему мнению, огромным просчетом оппозиции и на прошлых парламентских, и, тем более, на президентских выборах было играть в «политический плюрализм», который якобы у нас есть. Выставлять отдельных кандидатов, доносить до своих избирателей некие альтернативные идеи, раскручивать имидж своих партийных организаций, а потом получать оплеуху от режима. Большей глупости и представить было не возможно! За восстановление условий политического плюрализма в нашей стране давно уже нужно вести упорную борьбу, вместе, всем партиям и движениям, которые именуют себя оппозиционными, а, не разбежавшись по отдельным партийным делянкам! Чтобы разделиться, что является нормой при демократии, нужно совместными усилиями устранить тот политический режим, который давно крадет голоса избирателей, монополизировал СМИ, не считается с реальным волеизъявлением белорусских граждан.

Я согласен с главными опасениями Балыкина, о том, что «бойкот выборов может быть успешным только в том случае, если его проводит действительно мощная политическая сила, обладающая непререкаемым авторитетом в обществе. К сожалению, на белорусской политической сцене таковых не наблюдается. Ну чем может похвастаться белорусская оппозиция? Провалом народных сходов? Или рассосавшимся протестом автомобилистов?» [10]. К этому перечню следует добавить: провалом всех проанализированных выше избирательных кампаний в парламент и местные органы власти.

Огромным преимуществом бойкота перед участием по-белорусски, является моральная составляющая бойкота. Нельзя участвовать в фарсе под названием выборы, когда твои товарищи томятся в застенках режима. В 2008 г. ситуация существенно отличалась, и благоглупость некоторых политиков, которые пытались победить кандидатов от власти или своих «заклятых друзей демократов» не выглядела как предательство. Только бойкот несет в себе тот моральный стержень, который в состоянии сплотить всех противников Лукашенко в новую сильную коалицию, вне зависимости от того из каких идеологически окрашенных кусков она возникнет. Участие в псевдо выборах будет свидетельством того, что наша оппозиция так ничему и не научилась и готова в четвертый раз наступать на все те же режимные грабли!

По мнению политолога Чаусова, который давно анализирует деятельность ПБНФ, социологические исследования НИСЭПИ свидетельствуют якобы о том, что в обществе появились более подходящие условия для деятельности оппозиции, для работы с населением, пропаганды альтернативных путей развития. Но не более того. Нельзя сказать, что появились общественные настроения, благоприятствующие революционному сценарию. Такие настроения пошли на убыль, по сравнению с началом 2011 г.

«Что касается рейтинга (прожективного электорального Лукашенко – зам. автора), – этих 20-24% – ну и что. Мы живем в условиях непопулярной диктатуры. Если через определенное время социологи зафиксируют рейтинг поддержки в 4%, то еще более усилится силовой компонент режима. Может быть, даже будут проведены расстрелы на стадионах. Власть в условиях такого режима не может быть заменена ни с помощью выборов, ни с помощью массовых акций протестов и забастовок»… Если говорить о выводах автора, то Чаусов уверен, что «перемены в Беларусь придут неожиданно. Есть случаи, когда революции вспыхивали, без каких бы то ни было структурных, объективных предпосылок, например, недавние революции в арабских странах» [11].

Что же Чаусов думает об альтернативе оппозиции: идти выборы или бойкотировать их? Оказывается после всего того «мордобоя», который совершила власть в отношении оппозиции и во время выборов и вне электорального контекста: не принятие решения – это лучшее решение! Так можно расшифровать позицию автора, изложенную во время эфира «Пражского акцента» Радио Свобода.

«Мне кажется вредным навязывать теперь эту искусствееную альтернативу – участие или бойкот. Есть плюсы и минусы и у того, и у другого. Есть минусы у бойкота…его проведение стало бы ритуальным самосожжением оппозиции. И для того, чтобы сделать такой шаг, нужно иметь важные основания и большую внутреннюю силу. Было бы ошибочным останавливаться только плюсах бойкота, мол, общество не верит в честность выборов. Я лично не являюсь сторонником ни участия, ни бойкота. Но сегодня для оппозиции очень важно принять единственное решение, может быть компромиссное, может быть не такое радикальное, как оно звучит из уст Виктора Ивашкевича (бойкот выборов и организация массовых акций протеста – зам. автора) и тех партий, которые уже заявили, что в любом случае будут выдвигать своих кандидатов. Может быть, будет принято и не самое лучшее решение, но если оно будет общим, консолидированным, когда оппозиция продемонстрирует свое единство, это, по моему мнению, будет максимумом из того, чего можно добиться на этих выборах» [12].

Прежде всего, бросается в глаза слабость аргументации Чаусова. С одной стороны, он видит, что в обществе появились более подходящие условия для просветительской деятельности оппозиции. С другой, говорит о резком усилении силовой составляющей режима Лукашенко. Как же оппозиции работать с населением, после демонстративного разгрома даже молчаливых акций протеста в Минске и регионах страны? Дале, если действительно освобождение Беларуси может придти от неожиданных революций, то почему тогда плох сценарий Ивашкевича, который предлагает не ждать, а готовить такой процесс с помощью бойкота выборов и ненасильственных массовых акций протеста, приуроченных к выборам в парламент.

Позиция Чаусова по участию – бойкоту, не является его собственной. Вот что дословно завил 23 января лидер ПБНФ Алексей Янукевич: «На последних заседаниях “шестерки” мы выходим на очень важные решения. Поэтому я уверен, что мы абсолютно на правильном пути. Мы предлагаем стратегию не только для “шестерки”, а предлагаем общую стратегию для всех субъектов демократического сообщества: и “шестерки”, и других демократических сил, и гражданского общества. Безусловно, проговаривание и продумывание общих позиций требует времени.По каким позициям договорились, по каким – нет? На сегодняшний момент зафиксировали несколько общих подходов. Выборов в Беларуси сегодня нет. Чтобы выборы были признаны, необходимо выполнения условий, сформулированных “шестеркой” еще несколько месяцев назад.

Освобождение политзаключенных является предпосылкой того, чтобы минимальный диалог мог начаться как внутри страны, так и белорусских властей с Западом. Оппозиция должна выйти из этой кампании сплоченной, а не еще больше разъединенной. Большим минусом и поражением демократических сил была бы ситуация, если бы оппозиция боролась и ссорилась между собой, а не занималась решением главной проблемой. На поиск единой стратегии всех демократических сил Беларуси и направлены усилия “шестерки”» [13].

В свою очередь хорошо известно, что позиция руководства ПБНФ и движения За Свободу в последнее время почти совпадает на 100%. Означает ли это, что и Милинкевич, несмотря на все его слова о важности освобождения политзаключенных до выборов, также выступает за затягивание процесса консолидации оппозиции вокруг стратегии бойкота выборов, а, значит, и усиление угрозы провала такой важной кампании. Ответить на этот вопрос однозначно невозможно, потому что в момент написания материала Александр Владимирович находился в Страсбурге.

Другие члены «шестерки» (по моему мнению, это крайне неудачное название для коалиции демократических партий, движений и инициатив) высказали разные мнения по поводу формата участия в будущих выборах в Палату представителей.

БХД готово объявить «полномасштабный бойкот уже после 25 марта. Основные расхождения между субъектами коалиции заключаются в том, какую дату определить для выполнения властями условий оппозиции? Но даже здесь я не вижу резко принципиальных расхождений», считает Виталий Рымашевский – экс кандидат партии на прошлых президентских выборах. Вместе с тем, «БХД выступает не за безоговорочный бойкот. Мы выступаем за бойкот в том случае, если власти не выполнят наши требования. А мы выдвигаем фактически те же требования, которые выдвинула демократическая коалиция еще прошлым летом: освобождение политзаключенных и изменений правил проведения “выборов”. Думаю, нам удастся убедить наших партнеров по “шестерке” в нашей правоте». Белорусская Христианская Демократия выступает также против выдвижения кандидатов в депутаты.

По этому вопросу в коалиции существуют серьезные разночтения между ее субъектами. «Кто-то говорит о снятии кандидатов накануне голосования, кто-то говорит о невыдвижении вообще. Наша позиция: если власть не выполняет условия к определенному времени - наши кандидаты не должны быть в списках для голосования. И в этом позиция БХД – бескомпромиссная» [14].

Отношение к бойкоту или участию не является однозначным у кампании Говори правду. Несмотря на то, что ее лидер поэт Владимир Некляев еще в декабре заявил, что он «сам для себя определился следующим образом: если в тюрьмах останутся политзаключенные, то никаких шагов в сторону участия в этой политической акции делать не следует». Такая позиция лидера должна распространяться и на членов движения. Вместе с тем, Некляев не исключил, что «кто-либо из активистов движения может персонально занимать иную позицию по этому вопросу. Но я его поддерживать не собираюсь» [15]. Если подход начальника штаба Некляева на бывших президентских выборах Дмитриева, скорее, соответствует этому пожеланию лидера кампании, то этого нельзя сказать о Федуте. Самостоятельность Дмитриева поубавилась, когда его официально исключили из ОГП и теперь кампания Говори правду является его основным работодателем.

В интервью Белорусскому партизану от 23 января Дмитриев указывал, что «есть несколько принципиальных моментов, о которых договорились все без исключения.
Все сошлись на том, что в стране нет выборов – это однозначная позиция всех. Пока не будут изменены процедуры, делающие “выборы” выборами, говорить о выборах не приходится. Все согласились: пока в стране существуют политзаключенные, выборы ни в коем случае не могут быть признаны свободными и справедливыми.
Всем нам необходима консолидация демократических сил и гражданского общества.

Сегодня нам необходимо выработать единый сценарий для всех демократических сил: и партий, и общественных организаций. Мы должны выйти из этих “выборов” сильными, а не слабыми. Наши совместные усилия должны быть направлены на работу с людьми, а не внутренние междоусобицы. Мы планируем стратегию не только на предстоящую политическую кампанию под названием “выборы”. Это должна быть единая стратегия деятельности на 2012 год, одним из этапов которой являются “выборы”. Мы проговорили и следующий аспект: неважно, кто и как попадет (если попадет) в парламент. Если эти “выборы” будут проходить по существующим стандартам – этот парламент не может быть признан. Для кампании Говори правду важно, что все шесть субъектов считают, что единую стратегию нужно подписать в кратчайшие сроки и совместная позиция должна быть понятной и честной. Все согласны, что только совместные действия способны изменить существующую в стране ситуацию. Разрозненные усилия не приведут к нужному для демократических сил результату» [16].

По мнению Федуты, ситуация с выборами не выглядит настолько однозначной. «Те процессы, которые происходят сегодня в оппозиции и противоположные, на первый взгляд, тезисы, озвученные Ивашкевичем и Чаусовым – это старая дискуссия между “отзовистами” (выступали за то, чтобы отозвать членов большевистской фракции из Госдумы после поражения революции 1905 г – зам. автора) и “ликвидаторами” (сторонниками ликвидации нелегальных структур большевистской партии – зам. автора). Про это писал теоретик и практик революционного движения в Российской империи Владимир Ульянов Ленин. Их нужно соединить. Необходимо объединить Площадь (массовые акции протеста) с методической работой, в том числе и работой с элитой – правящей, государственной, экономической, которая все-таки в стране есть. Нужно соединить участие в выборах и давление на власть через угрозу бойкота. Тем более что эти вещи, очевидно, соединимы.

Одним из идеологов бойкота в 1999-2000 годах был господин Ивашкевич. И я не думаю, что то, что предлагается теперь, будет сильно отличаться от того, что было тогда. Тот бойкот смысла не имел вообще, потому что он был ничегонеделанием. В настоящее время есть политические силы, имеющие разветвленные структуры, и сохранять их можно только работой. А избирательная кампания – это работа и работа тяжелая. Есть силы, которые не имеют структур, им проще бойкотировать. У них есть от силы 200 активистов и еще 1000 волонтеров, они могут разносить листовки с призывом к бойкоту. На самом деле необходимо объединить эти стратегии. Активный бойкот и выборы до определенного момента времени предусматривают одни и те же мероприятия: необходимо создавать структуры для наблюдения, необходимо создавать систему распространения листовок, необходимо выдвигать членов избирательных комиссий. И сделать это можно только общими усилиями. И именно для этого необходимо, чтобы оппозиция, наконец, создала штаб для координации этих усилий» [17].

Сравните эту точку зрения с позицией Некляева и Дмитриева и ощутите большую разницу! По моему мнению, речь идет о совершенно разных вариантах формата участия. Теперь попробуем проанализировать аргументацию бывшего первого секретаря ЦК ЛКСМБ. Конечно, Ленина он помнит, но приведенные цитаты из классика совершенно не к месту. Ивашкевич отнюдь не выступает за переход на нелегальное положение всей оппозиции, или тех «жалких» ее остатков, которые объединены в Белорусский Рух. Как раз наоборот. Виктор и его коллеги хотели бы соединить интеллигентский протест оппозиции с современным рабочим движением (если уж использовать марксистскую терминологию). С другой стороны, Чаусов и Янукевич не могут выступать белорусскими «ликвидаторами», хотя бы потому, что сил у них не хватает. Нет тех разветвленных структур ни у ПБНФ, ни у движения За Свободу, ни у БПЛ Справедливый мир, которые якобы рвутся в электоральные бои, а вот сторонники бойкота им мешают. За десять лет безоглядного участия, и постоянных катастрофических поражений от структур остались рожки да ножки. Очередное участие для легитимации Палаты представителей и очередной неизбежный провал, может просто похоронить белорусскую оппозицию, как явление. Далее, стратегия бойкота и участия – это противоположные формы политического поведения. Их смешивать – все равно, что говорить, что «2х2 = стеариновая свеча». Так любил выражаться незабвенный Владимир Ильич, когда какая-то идея оппонента казалась ему полным абсурдом.

Таким образом, бойкот – это не некая стратегия, которую может избрать или не избрать оппозиция. Это жесткая необходимость. И ответственность за отсутствие выбора лежит на властях. К большому сожалению, это не понимается многими белорусскими политиками и не только из инициативы Говори правду! За то, чтобы эта стратегия стала осознанным выбором большинства противников режима, предстоит очень нелегкая борьба.

---------------------------- 

[1] Cм.: Политические партии Беларуси – необходимая часть гражданского общества. Материалы семинара/авторы сост. А. Федута, О. Богуцкий, В. Мартинович. Мн.: Фонд им. Фридриха Эберта, 2003. С. 62.

[2] Чавусаў Ю., “Маніпуляцыі ў інфармацыйнай прасторы і пагроза рэфэрэндуму” // Палітычная гісторыя незалежнай Беларусі. Вільня: Інстытут беларусістыкі, 2006. С.466.

[3] Казакевіч А., “Апазыцыя ў палітычнай кампаніі 2004 г.”// Палітычная гісторыя незалежнай Беларусі. Вільня: Інстытут беларусістыкі, 2006. С.496.

[4] Cit.: Memorandum the Gallup Organization/Baltic Survey. 17.10.04 (Vilnius) // Белорусский ежегодник. 2004. Вильнюс: Институт Беларуси, Фонд Відродження, 2005. С.90.

[5] Цыт.: Роўда У., Палітычная сістэма Рэспублікі Беларусь. Вільня: ЕГУ, 2011. С.102.

[6] Гл.: Наша ніва. 18.01.07. http://www.nn.by/index.php?c=ar&i=5903.

[7] Ермак Д., “В новом составе парламента тон будет задавать вертикаль власти”// Белорусские новости http://naviny.by/rubrics/politic/2008/09/29/ic_articles_112_159221/.

[8] Гл.: “11дэмакратаў з 21 293дэпутатаў”. http://www.svaboda.org/content/article/2026611.html

[9] См.: Балыкин С. “Бойкот самих себя” // Белорусский партизан. 07.01.2012.

[10] Там же.

[11] Гл.: “Чароўная палачка для апазыцыі” // Радыё Свабода. 10.01. 2012 http://www.svaboda.org/content/article/24447918.html.

[12] Там сама.

[13] Cм.:”Янукевич: Оппозиция должна выйти из этой кампании сплоченной” // Белорусский партизан. 23.01. 2012.

[14] См.: “Рымашевский: Основное расхождение – сколько времени дать властям на выполнение наших условий”// Белорусский партизан. 23.01.2012.

[15] Гл.:“Някляеў пра Расею: “Я разьлічваў на цябе, Саід”// Радыё Свабода.22.12.2011. http://www.svaboda.org/content/article/24430789.html.

[16] Cм.: “Дмитриев: Мы должны выйти из этих “выборов” сильными, а не слабыми”// Белорусский партизан. 23.01.2012.

[17] Гл.: “Чароўная палачка для апазыцыі” // Радыё Свабода. 10.01. 2012 http://www.svaboda.org/content/article/24447918.html.