Что будет после

/Синица в рукаве/

Что будет после

Если петуху дать творческую свободу, он все равно будет кукарекать.

Сергей Довлатов

На Всебелорусском собрании прозвучало утверждение, что в случае очередной «элегантной победы» будет проводиться принципиально новая, отличная от прежней политика. Прежде всего, в экономике, в том числе – в аспекте отношений государства и бизнеса. Считаем, что доверять подобным обещаниям нельзя. Нечто аналогичное было в 2001 году.

Идя на президентские выборы 2001 года, А. Лукашенко расширил привычные рамки своей политической риторики, включив в свою программу обещание приступить к либерализации экономики после своей победы.

Трудно сказать, удалось ли ему увеличить свою электоральную базу за счет предпринимателей, но слово не воробей. Настало время выполнять обещанное. После выборов по этому поводу было сказано много, но сделано крайне мало. Вернее, было сделано много – но с обратным знаком. А все потому, что Лукашенко никогда не скупится на обещания, но всегда действует по принципу «как получится». Если «это как всегда», совпадает с обещанным – хорошо, нет – перебьемся.

Между тем, либерализация экономики – мероприятие требующее не столько материальных затрат, сколько решимости принимать смелые решения. Победа на выборах давала для этого объективные предпосылки: раз народ пролонгировал полномочия А. Лукашенко еще на пять лет, значит, он ему доверился. Правда, одной воли мало, требовалась еще и революция в области духа, поскольку прежние взгляды и поступки президента ничего общего с либерализмом не имели. Хотя уже в то время широкое хождение имел миф о чертовской способности Лукашенко к обучаемости.

Вот какие оговорки позволял себе Лукашенко на встрече с предпринимателями осенью 2001 года: «Я не пригласил вас для того, чтобы встать на колени и что-то у вас просить»; «я вас обложил флажками, как волков»; «вы все богатые, не на гужевом транспорте приехали». Но ведь и сам не на лошадке прискакал...

Хрестоматийный пример. Александр Пупейко, который сообразил, что можно и за флажки, нужно за флажки, что только и должно – за флажки. Примеру Пупейко последовали многие, а одним из последних из блокады вырвался экс-главный завхоз страны И.И. Титенков. Его раздражение неджентльменским поведением бывшего хозяина оказалось сильнее страха. Он даже поучаствовал в избирательной кампании на стороне Гончарика, выступив в прессе с разоблачениями различного рода махинаций на верхнем уровне. Ивану Ивановичу мало кто верил, но осадок остался.

В общем, к 2001 году серьезный отечественный бизнес страну оставил, а зарубежный в блокаду не пошел. И вот отмашка – обещание амнистии капиталов примерно на год, а там «будем посмотреть». Мол, передайте коллегам, но только честным капиталовладельцам: вернитесь, я все прощу. Хотя не каждому. А еще пообещал сократить налоги, численность аппарата, минимизировать штрафные санкции и упорядочить арендную плату: «Мы сделаем выводы, если перегнули палку, чтобы не зарезать курицу, несущую золотые яйца». Вот такая куриная философия.

Разумеется, возвращаться никто из себя уважающих бизнесменов и не подумал, а зарубежные инвесторы, наталкиваясь на частокол согласований, на отказы от обещаний, опасаясь потерять капитал и утратить реноме, вскоре оставили попытки «поработить» и «скупить» Беларусь. С тех она получает зарубежные инвестиции почти исключительно в форме банковских кредитов, да и те в большинстве идут не в промышленность и сельское хозяйство, а в торговлю и сферу обслуживания.

Разумеется, церемонию «задува» печи для производства евробутылок на стеклозаводе в Елизово можно заявлять как технологический прорыв на одном отдельно взятом малом предприятии, за которым последует вереница других. Особенно, если этим занимаются телевизионщики. Но посмотрите правде в глаза. Те предприятия, что еще дышат, давно превратились в чисто отверточные производства. Флагманы – «Горизонт» и «Витязь» – работают на импортных комплектующих. Свои, белорусские – только ящики и фурнитура. С родными «интегралами» не получилось, ибо телевизоры в массовом порядке стали ломаться, не дослуживая гарантийного срока. И в том, что удалось сохранить производство средних по европейским меркам аппаратов, никакой заслуги Лукашенко нет. Это отвергнутый, а затем вынужденно принятый вариант середины 90-х, разработанный министрами, которых впоследствии публично изгоняли из кабинетов.

Но политику всегда трудно дается признание собственных ошибок – Лукашенко не признает их никогда. Свободу политического творчества он использует, как умеет. И никого не слушает.

Международные эксперты считают Беларусь одной из самых рискованных стран по качеству инвестиционного климата. А стесненные в свободе маневра отечественные руководители производств не склонны к разработке дерзновенных инвестиционных проектов. Ведь «за базар» отвечать придется. По этой причине сложилась парадоксальная ситуация. Вроде бы только и слышишь «деньги, деньги!», а на самом деле они большинству и не нужны. Разумеется, если на халяву, для списания долгов, в качестве оборотных средств, для выплаты зарплат – нужны. А вот инвестиционный капитал, с которым нужно работать, за который нужно рассчитаться реальным рублем-долларом (или тюремным заключением), – от таких денег большинство «крепких хозяйственников» шарахается, как от чумы.

На эту ситуацию из чиновных особ первым, кажется, в 2003 году обратил внимание Михаил Мясникович, подписав экспертную справку, которая констатировала инвестиционную «фригидность» экономики. Звучало это примерно так: строим планы на год и пятилетия, а инвестиционные предложения предприятий практически отсутствуют. За исключением строительства всяких там гипермаркетов. Да и то лишь в Минске.

Закончился 2005 год. Какие новости? – спросим белорусского премьера. И услышим: «Сегодня у нас нет эффективных проектов, под которые мы можем взять инвестиционные ресурсы иностранных кредитных линий. Китай нам выделяет в 2006 году 1 миллиард долларов. Италия, Германия готовы увеличивать размеры кредитных линий. Но у нас нет готовых проектов ни отдельных предприятий, ни в отраслевых министерствах».

Зато есть полная свобода творчества. Творчества нет. Прокукарекал, а там хоть не рассветай...

Метки