Курение во благо государства

/Modus vivendi/

Курение во благо государства

«Беда в том, что наше государство может приказать наладить производство самолетов и заставить нас на них летать»

Валерий Дашкевич

 

В последние несколько недель зависимая от импортных сортов сигарет часть населения пребывает в легком недоумении: эти марки практически исчезли с прилавков. В то же время министерство торговли обнадеживает, что дефицита на табачном рынке не будет и повторения табачных бунтов не предвидится. А что предвидится?

У нас любят масштабы

Американские ученые как-то провели опыт, результаты которого стали широко известными и вошли в учебники по психологии. В рамках эксперимента марку сигарет массового спроса в пределах одного городского квартала упаковали в пачки с другим названием, сохранив ту же самую цену. Но – такова сила предубеждений – курильщики нашли «новые» сигареты отвратительными по качеству, у многих из них начался кашель и прочие связанные с курением табака отвратительные явления. В Америке часто экспериментируют над людьми, но делают это в ограниченном масштабе, для целей сугубо научных. У нас же эксперименты имеют и большие масштабы, и сугубо практическое назначение.

В Беларуси существуют два производителя сигарет – РПУП Гродненская табачная фабрика «Неман» и ООО «Табак-инвест». В 2001 году доля «Немана» в общем объеме реализуемых на внутреннем рынке сигарет составила 53%, «Табак-инвест» – 11%. В первом полугодии текущего года рыночные доли этих производителей уравнялись – 36%. Но если для «Немана», принадлежащего государству, это глубокое падение, то для частного «Инвеста» – завидный подъем.

Не сложно подсчитать, что в первом случае доля импорта составила 36, во втором сократилась до 28%. Иными словами, «Неман» в конкуренции проиграл «Инвесту», который стал довольно успешно конкурировать и с импортными поставщиками. И 2001 году, и в первом полугодии текущего года каждый курильщик в условиях устоявшегося рынка мог выбирать сигареты в соответствии со своими вкусовыми предпочтениями и финансовыми возможностями.

Однако тут есть специфика. Пожалуй, нет такого курильщика со стажем, который не пробовал бы «завязать», но удается это единицам. Поэтому, когда в начале 90-х сигареты стали распределять по талонам (8 пачек в месяц), многие принялись выращивать табак на «6 сотках», перейдя на самокрутки. Так что – курили и курить будут.

Вот эту кабальную зависимость в правительстве и решили использовать. Дело в том, что емкость табачного рынка в Беларуси составляет примерно 17-17,5 млрд. сигарет в год, а производственные мощности «Немана» (10,5 млрд.) и «Табак-инвеста» (7,5 млрд.) позволяют «по штукам» полностью удовлетворить потребности всех желающих. Поэтому квота на импорт постоянно сокращалась, а ныне – за первое полугодие – практически вся была выбрана. И никто выделять дополнительные не собирается. Если в 2004 году импортная квота составила 3,6 млрд. штук, то в 2006-м ее снизят до 1,6 миллиардов.

А в целом табачный внутренний рынок перераспределится следующим образом: доля «Немана» возрастет до 60% (10,5 млрд. штук), «Табак-инвест» получит 30%, а импортная квота сократится до 10%. Она займет нишу дорогостоящих марок, в которой отовариваются наиболее состоятельные курильщики. Остальным суждено курить белорусское. Прежде это называлось картельным соглашением.

Невыбираемая квота

Однако есть нюансы. Если тому же «Табак-инвесту» выделяется квота, то он получает право ее использовать, а «Неман» как государственное предприятие обязан ее реализовать в полном объеме. Схема такова: оптовые предприятия Министерства торговли и Белкоопсоюза покупают у фабрики табачные изделия согласно доведенным квотам, реализуют их через свою торговую сеть, а из выручки расплачиваются с табачниками. Однако в течение ряда лет они свои квоты не выбирают. Например, за 7 месяцев текущего года Минторг выбрал 44% от положенного, Белкоопсоюз – 81%. Поэтому на складах «Немана» осело 1,3 млрд. сигарет. Но еще хуже то, что торговля не в полном объеме рассчитывается с производителем: ее задолженность перед «табачниками» достигла 21 млрд. рублей. Поэтому в Гродно не могут освоить введенные новые мощности: сегодня фабрика работает практически в 1/3 своей силы. А перед ней ставится задача до конца года выйти на проектную мощность.

И решить ее, как уже говорилось, можно только заставив курильщиков покупать гродненские сигареты. Тут, однако, закавыка. Потребсоюз – это, по сути, сельская торговля, это рынок, мягко говоря, малоплатежных клиентов. Они удовлетворяют свои потребности самыми дешевыми сигаретами без фильтра и даже «Беломором». На этом товаре особенно не поднимешься. А остальные традиционные марки гродненцев, гораздо более дорогие, по качеству от дешевых мало чем отличаются. Поэтому в средней ценовой нише доминируют сигареты «Табак-инвеста», а прежде – импортные типа «Бонда».

Повторение пройденного

Рассматриваемые в правительстве меры «по наведению порядка на рынке табачных изделий» не несут в себе ничего нового. Аналогичные подходы предлагались, например, в 1999 году, когда на гродненской фабрике «сменилась команда», которая приступила к модернизации производства с целью повысить конкурентоспособность выпускаемой продукции. Но из этого ничего не получилось – новые марки гродненских сигарет места на рынке себя не нашли.

Дело в том, что любое госпредприятие действует под жестким контролем (пресловутый план-прогноз) и по возможности руководствуется принципом «дешево, но сердито». В этом узком диапазоне обретаются все инновационные идеи. Одну из них едва не осуществил Иван Титенков в бытность свою управляющим делами президента. Дабы полностью перейти на «патриотическое» курение, он предложил организовать специализированное по выращиванию табака хозяйство на базе одного из совхозов в Брестской области. По мысли Ивана Ивановича именно там наличествуют самые благоприятные условия для выращивания этой культуры. Но затея повисла в воздухе, поскольку на гродненской фабрике отсутствуют условия для подготовки сырого табака в продукт, необходимый для непосредственного производства сигарет. Иначе белорусские курильщики уже давно попыхивали бы брестской «вирджинией».

Четверть века назад в Беларуси тоже было две табачные фабрики: Гродненская и Минская. На первой выпускали сигареты относительно высокого качества, на второй – гораздо хуже. Курильщики объясняли это тем, что в Минске сигареты производятся из пропитанного никотином тряпья, а в Гродно к нему еще и добавляют натуральный табак. Такой вот черный юмор ко всему привычного советского человека. Если же всерьез, то на самом деле гродненские сигареты в то время были одними из лучших в Союзе, сравнимыми по своим достоинствам с продукцией московских «Явы» и «Дуката». Но в то время и табак закупался и оплачивался централизованно. Как говорится, кому что выделили, он из того и делает. Но впоследствии сырье гродненчанам пришлось закупать самостоятельно, в Беларусь хлынул поток (включая контрабанду) относительно недорогих, но качественных сигарет, изготовленных из смеси табаков американского типа, ввиду чего гродненчане могли удерживать свои позиции только в самой нижайшей по цене рыночной нише.

Смена ориентации

Народные сигареты – сигареты для народа, то, что курят сельские жители и рабочий класс небольших городков. Дешево и сердито – и, что называется, любой ценой. Получилось гадко, и на складах и прилавках предприятий потребкооперации скопились огромные запасы гродненского «неликвида», несмотря на его низкую цену. А все потому, что, как утверждали злые языки, для своего производства гродненцы закупают отходы турецкого производства. Гродненцы же объясняли данное обстоятельство тем, что традиционно используют «ориенталистские» табаки, которые отличаются от американской смеси. Говорили что-то об их преимуществах перед американскими. Например, набитая «ориенталистским табаком» сигарета слезу вышибает при затяжке, поэтому курильщику и одной сигареты хватает надолго. А каждая выкуренная более легкая американская сигарета провоцирует тут же закурить следующую.

В общем, уклон понятен: мы думаем о людях, они – о наживе. Но на демагогии можно далеко ехать в политике, а экономика же вещь более конкретная. Поэтому в Минске решили «упорядочить рынок» путем ограничения импортных квот, смены «команды» в Гродно и выделения средств на модернизацию производства. Курс такой: сохранить дешевую нишу и расширить свое присутствие на среднем уровне, заняв в нем место, освобождаемое сокращением импорта.

Из приведенных выше цифровых выкладкок очевидно, что задача осталась нерешенной. Поэтому «команда» должна решить ее в измененном составе при организационной и финансовой поддержке государства. Собственно, она этой поддержкой постоянно пользовалась, а ныне просто некуда деться, поскольку необходимо платить по ранее принятым обязательствам.

Поэтому «ориенталистский» табачный уклон поменяли на «американский». Гродненцы уже освоили выпуск «импортозамещающих» сигарет, на пачках которых указано, что производятся они из табачной смеси соответствующего типа, достигли конкретных результатов в переговорах с «Бритиш Американ Тобакко Трейдинг Компании», договариваются с «Филип Моррис».

Уверяют, что в будущем гродненские сигареты будут лучше аналогичного класса импортных. А чтобы легче поверили, нас заставляют курить белорусское.

Во благо родимого государства и во здравие гродненской «табачки».

Метки