А посол ты…

/Дипломатия положений/

А посол ты…

Дипломат может не думать того, что говорит,
но должен думать, что говорит.
Чарльз Фримен, «Словарь дипломата»

 

После казанского саммита СНГ фигура саратовского экс-губернатора Дмитрия Аяцкова вновь привлекла повышенное внимание средств массовой информации. Слухи об отмене его назначения на пост российского посла в Республике Беларусь распространяются все шире, хотя официального подтверждения данного факта пока не последовало.

В частности, в пресс-службе Александра Лукашенко заявили, что не знают, обсуждался ли данный вопрос в столице Татарстана. Белорусское внешнеполитическое ведомство воздерживается от комментариев, резонно отсылая за сведениями в Москву. Но из российского МИД последовала формальная отписка: «Вопросы назначения и отзыва послов относятся к специфической сфере межгосударственных отношений. Официальная информация в подобных случаях сообщается по завершении соответствующих внутригосударственных процедур и после согласования между заинтересованными странами».

Тем не менее, на высокую вероятность подобного разрешения сложившейся конфликтной ситуации указывает чрезмерно затянувшаяся пауза. Напомним, что после получения Аяцковым белорусского агремана Владимир Путин 15 июля своим указом официально возвел его в ранг посла. Своей эксцентричностью свежеиспеченный дипломат был известен давно, и уже через четыре дня он наглядно продемонстрировал, что новое назначение его природы не изменило.

На пресс-конференции в Саратове он заявил: «Трудно сломать Лукашенко, очень трудно. Он очень крепко стоит на ногах. Конечно, ему нужно в себе переломить главное, что Россия – это Россия, Беларусь – это Беларусь, Путин – это Путин, Лукашенко – это Лукашенко». Лукашенко, добавил посол, «ни в коем случае не должен дуть щеки, что он давно там работает и кто-то ему должен быть на посылках» (Известия, 28.07.05).

Высказывание, честно говоря, на редкость косноязычное по форме и довольно невнятное по сути, однако в целом, безусловно, имевшее оскорбительный оттенок, тем более для обладающего повышенной чувствительностью белорусского руководства. Хотя это и трудно представить, но, похоже, в Минске о нем стало известно лишь спустя несколько дней. Во всяком случае, на проходившей 20-21 июля в Завидово встрече Александра Лукашенко с Владимиром Путиным этот вопрос, судя по всему, не обсуждался. В противном случае, надо полагать, за прошедшие полтора месяца он так или иначе был бы уже решен.

Между прочим, сам Аяцков очень быстро сообразил, что ляпнул что-то не то, поскольку уже на следующий день после своей злополучной пресс-конференции он дал интервью официальному органу, в котором попытался смягчить свои давешние эскапады, назвав Лукашенко «сильным лидером, который способен доказать и своему народу, и нашему сообществу, что союз наших государств жив, успешно развивается» (Российская газета, 21.07.05).

Но было уже поздно. Благодаря обиженным депутатам Саратовской областной думы, которых бывший губернатор также походя лягнул на той же пресс-конференции, компромат достиг слуха белорусских властей. И реакция, причем с самого высокого уровня, последовала незамедлительно. «Вы знаете заявления будущего или, может, не будущего посла России в Белоруссии Дмитрия Аяцкова, его экстравагантные высказывания. Мы с ними разбираемся. Мы сейчас не обладаем информацией: это интерпретация СМИ или он действительно так говорил. Но тем не менее, дыма без огня не бывает», – заявил белорусский правитель на совещании по вопросам внутренней и внешней политики. Белорусский МИД также, хотя и более сдержанно, отметил, что слова Аяцкова вызвали в Минске «немалое удивление».

С тех пор пресса неоднократно сообщала о готовившемся приезде его к месту службы для вручения верительных грамот, однако всякий раз эта информация оказывалась не соответствующей действительности. В итоге начало складываться впечатление, постепенно переросшее в уверенность, что упомянутое разбирательство закончилось не в пользу посла. По этому поводу было дано множество комментариев, и в подавляющем их большинстве авторы склонялись к мысли, что Аяцков этой должности лишится.

Кстати, еще месяц назад был проведен интернет-опрос, в котором приняли участие 1260 человек. На вопрос, доберется ли Аяцков до Минска, положительный ответ дали 19%, отрицательный – 41%, остальные 40% согласились с шутливой формулировкой «только как турист» (Известия, 2.08.05). Так что придется ему везти обратно все личные вещи из минского дома. И с гордостью упомянутый в интервью «Российской газете» «дипломатический паспорт жены, где четко написано: «Супруга Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации в Республике Беларусь»» за ненадобностью придется сдать.

В свете такого развития событий требуют внимания несколько интересных моментов. История с послом позволяет в определенной степени оценить современное состояние белорусско-российских отношений на высшем уровне. Не вызывает сомнений, что, при всем очевидном несоответствии Аяцкова высокой дипломатической должности, Владимиру Путину не слишком хотелось бы дезавуировать собственное решение о его назначении. Что ни говори, а это довольно чувствительный политический щелчок, и потому российский президент наверняка предпочел бы каким-либо образом спустить это дело на тормозах. Например, заставив незадачливого дипломата принести публичные извинения. Однако Александру Лукашенко удалось настоять на своем.

В этой ситуации выглядят безосновательными утверждения некоторых политологов о том, что Москва якобы уже лишила нынешнего белорусского лидера своей политической поддержки, что означает отсутствие гарантий признания итогов голосования на президентских выборах следующего года. Еще менее обоснованными становятся предсказания появления в ходе той кампании кремлевского кандидата. Если бы это было так, то трудно было бы придумать лучший повод, чтобы показать строптивому партнеру его истинное место, чем силовое продавливание неугодной тому кандидатуры своего представителя. И то, что Кремль этой возможностью не воспользовался, а, напротив, сам пошел на попятный, свидетельствует об отсутствии у него либо соответствующих намерений, либо реальных возможностей. Но и тот, и другой мотивы опровергают упомянутые политологические гипотезы.

Другим любопытным, хотя и не столь существенным моментом является личность нового российского посла. В российских СМИ уже муссируются слухи о том, что им будет либо бывший спикер Госдумы, а ныне рядовой депутат Геннадий Селезнев, либо нынешний вице-спикер нижней палаты Сергей Бабурин. Оба известны как ярые сторонники фактического слияния двух стран в единое государство. Думается, однако, что Путин не рискнет направлять сюда своего политического оппонента, пусть не самого ортодоксального, коими являются обе указанные персоны. Да и вообще в политических фигурах нет необходимости. В силу того, что при нынешнем состоянии двусторонних отношений роль посла практически является лишь технической, назначен будет, скорее всего, профессиональный дипломат. Отсюда же следует, что никаких изменений в этих отношениях в обозримом будущем не произойдет.

Метки