Пустите доброго человека!

Пустите доброго человека! Пустите доброго человека,
а не то он выломает дверь! (К-ф 'Айболит-66')

1 августа 2003 года, на пресс-конференции в Минске для российских региональных СМИ, Глава Высшего Государственного Совета Союзного государства России и Беларуси Александр Григорьевич Лукашенко объявил о начале кампании по выборам в Государственную Думу Российской Федерации. Сделал он это с присущей ему откровенностью, «народностью» и полной уверенностью в своей политической безнаказанности.

Судя по ответам на вопросы российских региональщиков, белорусский президент считает, что далеко не исчерпал свой российский потенциал и готов по многим судьбоносным вопросам «заменить» Владимира Путина. Естественно, такая замена пошла бы исключительно на пользу России, так как у «Володи» явно просматривается «нехватка воли». У Александра Григорьевича с волей все в порядке. Ее хватило объявить Кремлю полномасштабную, пока политическую, войну. Конечно, весь этот четырехчасовой спектакль можно считать продуманной провокацией.

Только на первый взгляд белорусский президент за время своего монолога не сказал ничего нового. Действительно, многие его домашние заготовки о «моей Москве», заботе о людях, имена которых уместятся на тетрадном листочке, о защите России с запада, на чем Россия, в общем-то, и не настаивает, так как дешевле ей это сделать самой, о колоссальном экономическом потенциале страны, которая теряет свои последние внешние рынки, мы уже слышали не раз и даже не второй десяток раз. Больше А. Лукашенко сказать нечего. Но за 240 минут в благожелательной обстановке он расслабился и высказал чуть-чуть больше, чем следовало. Более того, пару раз по принципиальным проблемам белорусский президент умудрился полностью раскрыться. За это отдельно большое спасибо госпоже Петкевич, которая вместо того, чтобы как-то регулировать слабые информационные стороны своего шефа, явно потворствует президентскому словоблудию.

Нечасто в мировой политической практике встречаются мероприятия, проводимые главами государств, которые практически целиком были бы ориентированы на вмешательство во внутренние дела соседних держав. Со слов белорусского президента иногда возникало ощущение, что Россия – это вообще понятие абстрактное и не государство, а также пока еще не белорусская колония, а некое «дикое поле», на котором можно безнаказанно «пастись». Практически вся политика Кремля в социальных и экономических вопросах за последние десять лет А. Лукашенко была подвергнута жесткой критике.

Президент активно использовал формулу «А у Вас». Любая тема, поднятая во время пресс-конференции, у А. Лукашенко мгновенно распадалась на две части. В первой он «скромно» рассказывал о своем не иначе как гражданском подвиге по решению озвученной проблемы, а во второй, после очередного «А у Вас», от души распекал российскую практику решения подобных же вопросов. В итоге у простого слушателя невольно возникало ощущение, что в настоящее время Россией управляет группа идиотов, которая не понимает элементарных вещей. У них даже «С-300» «под забором» ржавеют, а А. Лукашенко, получи он их под лозунгом защиты союзного неба, выгодно бы пристроил комплексы где-нибудь на Ближнем Востоке, как в свое время продал такую же систему в США. Как гласит народная пословица, «простота – хуже воровства»...

Безусловно, белорусский президент вскочил на коня российских выборов. Он четко, по заранее утвержденному плану, выполняет свои обязательства по вторжению в российское политическое пространство. Предостережение, высказанное ему неделю назад в первом вопросе во время интервью НТВ, А. Лукашенко отбросил за ненадобностью. Он уверен, а вернее, его уверили, что В. Путин в настоящее время слаб и находится в обороне. Так что белорусский президент считает, что дождался своего часа. Пришло время рассчитаться с «Володей» за все проваленные, просчитанные еще с ельцинских времен планы.

Согласно предвыборной стратегии российских левых, на предстоящих думских и президентских выборах основной удар по федеральным властям должен быть нанесен в регионах. Именно здесь, в российских областях и краях, по наводке господина Березовского – «страшного человека», по словам А. Лукашенко, – должен сформироваться блок левых и региональной бизнес-элиты. Оппоненты Кремля учли промахи команды В. Путина, которая так и не успела перетянуть региональный бизнес под свои знамена. Но не все так просто в российской глубинке.

За последние три-четыре года старый люмпенский лозунг «Москва жирует, а Россия с голоду пухнет» безнадежно устарел. Во-первых, к «жирующей» Москве успел присоединиться не только Санкт-Петербург, но и еще с добрый десяток региональных центров. В стране явно наметилась поляризация областей и краев по объему выполняемых преобразований и запущенных инвестиционных проектов. В итоге ни для кого в России не является секретом, что если в области ералаш с коммуналкой, если учителя и врачи «неожиданно» остались без зарплаты, если сносят рынки (и там встречаются «городничие») и открыто «гуляет» мафия, то во главе областной власти стоят коммунисты.

А. Лукашенко традиционно популярен в самых отсталых российских регионах. В «красных» и «розовых» поясах его никогда не забывала губернаторская пресса и областные электронные СМИ. Он, а вернее, активно пропагандируемый им миф о некой «земле обетованной», под названием Беларусь, востребован в российских региональных идеологических центрах как «пример достойного и справедливого» решения социально-экономических проблем. Но этого в горячий 2003 год мало.

Белорусский президент, наконец, понял, что интеграционный фактор для России не является вечной категорией. Это в 1996 году он считал себя вправе заявить, что без его поддержки Б. Ельцин не победил бы на президентских выборах, хотя уже тогда, при всей выгодности лозунга единения России с Беларусью, интеграция была только в первой десятке лозунгов, ведущих к победе. Сейчас глава белорусского государства вдруг обнаружил, что России он стал не интересен, но признаться себе, что сам себя переиграл, он не в силах. Вот А. Лукашенко и бросился всех уверять, что его позиции в России незыблемы, но против него направлена кампания «замалчивания». Тут он снова «раскрылся», заявив, что некоторым политикам не удастся «отбросить, замолчать белорусский фактор, как бы им этого ни хотелось». Попытки во что бы то ни стало прорваться на российский политический рынок для А. Лукашенко вопрос жизни и смерти. В. Путин верно нащупал слабое место белорусского президента – Александр Григорьевич панически боится изоляции от российского политического бомонда. В этом случае ему нечего «продавать» и он лишается надежд на Кремль.

Поэтому 1 августа А. Лукашенко не только продемонстрировал, что ведет открытую войну против российского федерального центра, части российских партий, в частности СПС, федеральных СМИ и самого Кремля, он также не возражает возглавить политический «поход», так как не считает себя чужим на российском политическом поле. Более того, по его словам, «Володя», прекрасно понимая «опасность», которую представляет для него личность белорусского президента, «не готов» к открытой политической схватке с А. Лукашенко. А белорусский президент, как пионер...

О «кремлевских» мечтах обитателя Дроздов за последние годы не говорил только ленивый. Но надо отдать должное А. Лукашенко. Все, что он для себя приятного и выгодного ни делает, белорусский президент умудряется преподнести как вынужденную реакцию на обстоятельства, вызов истории, народные ожидания и поручения. Так что и «шапка Мономаха» ему не нужна, но что поделать, если столицу Союзного государства «лучше всего разместить в Москве». Как ни хочется главе Высшего госсовета СГ, но придется расстаться с Минском...

По мнению белорусского президента, иначе и быть не может, так как именно он «свято блюдет интересы России». Правда, сразу возникает попутный вопрос – какие интересы он имеет в виду и какую Россию? Зюгановскую? Но это далеко не вся Россия. Тем не менее, в его понимании, Кремль – это логичное продолжение его карьеры. Этот момент исключительно важен. Белорусский президент абсолютно уверен в своих правах на российский престол, которые у него на время «экспроприировал» самозванец. Справедливости ради, надо отметить, что во время пресс-конференции А. Лукашенко не забывал и о проблемах, которые переживает Беларусь. Но в его интерпретации получалось, что если в республике и есть проблемы, так только от «развала» Советского Союза. Более того, и этих проблем не было бы, если бы он имел в своем кармане «только один процент всего, что имеет Россия». Тогда бы Беларусь «процветала». Невольно вспоминается народная пословица: «Съедим твое, а потом – каждый свое».

А. Лукашенко, даром что он «исторический экономист» по образованиям, продемонстрировал, что желание «все отобрать» у соседа и «поделить» присуще не только известному персонажу М. Булгакова. Его не особо волнует, что именно таким подталкиванием соседей к принятию «простых» решений разжигаются гражданские войны, так как, выступая в роли «поджигателя» соседского подворья, он почему-то уверен, что огонь через забор (которого нет) не зацепит его крышу. Отсюда и предложения о «возврате» энергетики в руки государственной номенклатуры. Между прочим, это настоящий «гвоздь» в сознании белорусского президента. Он явно устал «воевать» с частными российскими энергетическими компаниями, которые упорно видят в нем не живое воплощение Союзного государства по принципу «Я говорю «Лукашенко», подразумеваю интеграцию, я говорю – «интеграция», подразумеваю Лукашенко», а обыкновенного не совсем честного потребителя-должника. В момент, когда белорусский президент говорил об энергетике, он фактически «раскрылся», так как все слушатели почувствовали горечь «сермяжной правды» – вся пресловутая белорусская «стабильность» сидит на льготных российских энергопоставках.

Но если эти поставки нарушатся, то Беларусь ждет «нестабильность», которая может оказаться еще одним формальным поводом для референдума по проблеме «третьего срока». Интересно, откуда у белорусского президента такая привязанность к роли Пугала для оппонентов. Ведь кого только он этой «нестабильностью» уже не стращал. Начиная с собственного правительства и оппозиции и заканчивая Москвой. Эти «страшилки» иначе как стандартным шантажом и не назовешь, так как в качестве наказания А. Лукашенко выдвигает лично себя! Вот, мол, и начну в ответ за то, что «тихо не сидели», «бороться за право выдвигаться на пост президента». Вопрос, конечно, интересный. Не часто в истории человечества встречаются венценосные персонажи, которых прельщала бы роль Ужаса для собственного народа. Обычно такое поведение главы государства наводило на неполитические раздумья...

Тем не менее, с одной стороны, белорусский президент явно заигрался. Этот спектакль под названием «Не корысти ради, а токмо волею пославшего мя «народа»...» уже всем порядком надоел. Недели не проходит, чтобы он не упомянул «волю народа», «через народ», «через референдум и решения народа», а народ, то есть господа Козик и Орда, молчит и что-то не инициирует организацию подсчета «народной воли». Любой повтор рано или поздно надоедает, но политический повтор начинает раздражать с третьего раза, а с четвертого просто вредит. Если Александр Григорьевич будет ссылаться на инициативу народа до 2006 года, то в итоге электорат от избытка чувства ответственности может наломать дров.

Но с другой стороны, на пресс-конференции А. Лукашенко просто и незатейливо продемонстрировал, что собственной политической судьбой в Беларуси практически не озабочен, так как это не является для него проблемой. Москва – это действительно проблема, а подсчет голосов где-нибудь в Крупках – обязанность его команды, судьба которой как раз его очень «заботит». Все остальное: рейтинги, цены на коммунальные расходы, газ для промышленности, организация противодействия – забава для оппозиционных аналитиков, которые переводят тонны газетной бумаги на рассуждения о «страхе» А. Лукашенко перед народным плебисцитом, так как, мол, «это оружие обоюдоострое».

Уважаемые коллеги, это для нас это «оружие» обоюдоострое, так как именно наша оппозиция не раз демонстрировала цирковое умение порезаться о лезвия данного «оружия» одновременно с двух сторон. Рейтинги А. Лукашенко принимает только те, которые в его пользу, а которые против него, он просто игнорирует. И правильно делает, так как рейтинг и протокол избиркома в формате авторитарного государства – понятия несовместимые. Экономические проблемы не в первый раз будут свалены на «неблагодарную» Москву. Оппозиционные акции – рука Запада и т.д.

Не боится А. Лукашенко «этого чертового референдума». И никто в Администрации президента РБ «лихорадочно» не «ищет вариант продления его эры без обращения к столь опасному инструменту, как референдум», как это расписывают некоторые белорусские политологи. Это уже даже не смешно, а опасно, так как благодаря такого рода политическому словоблудию оппозиция обсуждает не варианты реального противостояния собственной политической смерти (и нет сомнений, что сам смысл ее существования после референдума будет утерян), а повестки заседаний очередных «круглых столов».

Это нам так хотелось бы, чтобы А. Лукашенко боялся референдума. А он получит от плебисцита все, что необходимо на то, чтобы продержаться еще несколько лет. На дальнейшее у него планы дополнительные: он уверен, что заставит мир вращаться вокруг себя, он считает, что «друзья» «Джордж» и «Володя» обязательно рассорятся, и он будет снова на коне, на российском бюджете и на российском транзите. Он считает, что одурачит всех, даже тысячелетний исторический опыт существования подобных режимов...

Именно к референдуму раскручивается летняя президентская пиар-программа. Эта программа ни с кем не согласована. Белорусский президент был прав, когда говорил на пресс-конференции: «Как к этому отнесется Москва? Меня это совершенно не интересует». Москва действительно не имеет ресурсов для противостояния белорусскому референдуму. Ее неудовольствие будет использовано только на пользу А. Лукашенко. Возможные санкции окажутся настоящим подарком «несгибаемому борцу с российскими олигархами». Российские СМИ можно окончательно прижать.

В свое время А. Лукашенко немало сил потратил на то, чтобы сотворить себе третий президентский срок чужими руками. Всю зиму 2002-2003 года белорусский президент уламывал Москву помочь ему в организации референдума, прикрыть его планы Конституционным Актом Союзного государства. В итоге, в марте во время встречи в Сочи он получил ответ на свои притязания в форме, которая его совершенно не устроила. В. Путин подчеркнул внутренний характер готовящегося белорусского референдума и «заверил» А. Лукашенко, что Россия не будет вмешиваться в столь судьбоносное для белорусского народа дело. Так что официально свалить на Россию появление повода для референдума не получилось. С этого момента А. Лукашенко даже не скрывал свою ненависть к российскому президенту.

Весна и начало лета ушли на конструирование «внутренних» поводов: надеялись на обострение отношений с США, тестировали вопросы введения российского рубля или проблемы приватизации белорусских предприятий. В тот момент А. Лукашенко не рвался на саммит с В. Путиным. Но американцы завязли в Ираке, а от российского рубля деться все равно оказалось некуда, как и от сдачи «Белтрансгаза». Так что двум последним вопросам плебисцит только навредил бы. На поиски иных поводов у А. Лукашенко уже не осталось времени. Ведь актуальность первого вопроса в бюллетене должна вызреть, а то народ на участки просто не придет, – как тогда протоколы о «монолитной поддержке» в пустых залах рисовать?

В июле А. Лукашенко стало ясно – опаздывает с референдумом! До старта президентской гонки в России осталось полгода. Попасть под «путинский» электоральный «паровоз» рискованно. Ему бы референдумом заниматься, а тут выборы в Госдуму, где нашему герою прописаны функции агента влияния. Его партнеры воюют за ВВП в 0,5 триллиона долларов в год! Для них в такой схватке белорусский референдум является лишней головной болью. Но использовать для решения проблемы своего политического бессмертия внутрибелорусские резервы белорусский президент не захотел. Он считает себя рачительным хозяином и в полном согласии с большевистской традицией уверен, что для поправки подворья надо использовать не свое, а то, что притащишь с соседнего поля. А. Лукашенко заметался в поисках российского плебисцитного предлога.

С середины лета А. Лукашенко окончательно превратился в торговца скандалами. Антироссийская пропагандистская кампания взметнулась до предела, после которого впору начинать артиллерийский обстрел Пскова и Смоленска. И это не шутка. Стоит только полистать орган Администрации президента РБ – газету «Советская Белоруссия», и особо обратить внимание на ее вкладыши, то невольно возникнет ощущение, что Республика Беларусь находится в состоянии войны с Российской Федерацией. Но ведь еще есть и БТ... Через каждую редакционную статью «СБ», издевательства «постскриптумовских» телемосек слышится не голос, а крик А. Лукашенко: «Не смейте меня не замечать! Обратите на меня внимание!». Не помогает.

Для начала плебисцитной гонки не хватает самого малого – саммита. Встреча с любым результатом должна сыграть роль пускового крючка – повода для организации референдума. Саммит позволил бы А. Лукашенко представить референдум как вынужденную меру для ускорения интеграции с Россией или средством защиты государственного суверенитета. В принципе, А. Лукашенко устроят оба варианта.

Но саммита нет. Даже на пресс-конференции 1 августа у белорусского президента не выдержали нервы, и он публично дал поручение У. Латыпову «разобраться» с Администрацией президента РФ: «Почему сорваны все графики проведения Высшего государственного совета Союзного государства?» Зато как он торжествующе заявил, что в 17 часов у него состоится телефонный разговор с В. Путиным. Вот оно, долгожданное!..

Вечером БТ передало, что во время уже состоявшегося телефонного разговора «стороны обсуждали сроки проведения заседания Высшего государственного совета Союзного государства». 2 августа в 10 утра ОРТ подтвердило факт телефонного звонка, отметив, что обсуждались проекты экономического сотрудничества между двумя странами. Про возможность саммита не было сказано ни слова… Это говорит о том, что каждый слышит только то, что нужно лично ему. Политическая интрига–2003 висит на волоске.

Метки