Минск – Москва (I)

/Попутчики/

Минск – Москва (I)

Не рой соседу яму, а то он использует ее как окоп.
Михаил Задорнов

 

28 сентября в Москве под «зонтиком» Союза Правых Сил (СПС) собрались деятели белорусской неассоциированной и титульной оппозиции, чтобы, как говорится, «на выезде» заявить о своих президентских амбициях на выборах 2006 года. По итогам мероприятия в очередной раз выяснилось, что российская столица для белорусской политической элиты является своеобразным «зазеркальем», где все, что сказано и подписано в Минске, можно интерпретировать в совершенно противоположном ключе.

Дело в том, что за два дня до «президентской презентации» в белокаменной, но уже в белорусской столице господами Войтовичем, Фроловым, Леоновым, Парфеновичем и Ярошуком* вместе с лидерами партийной оппозиции была подписана Декларация лидеров демократического движения. В декларации вышеназванные политические деятели единодушно заявили, что «приложат все усилия для того, чтобы во время избирательной кампании был один кандидат в президенты от демократических сил. Для победы этого кандидата потребуется не только поддержка всех избирателей, выступающих за перемены, но и высокопрофессиональная команда единомышленников, обладающих большим опытом в самых разных областях политики, экономики, культуры». Естественно, «единомышленники» подтвердили, что «мы будем в этой команде» (!).

Данный документ трудно переоценить. Прямо на пороге Национального Конгресса демократических сил произошло то, к чему давно стремилась титульная белорусская оппозиция, – консолидация всех оппонентов власти в русле кампании по определению единого кандидата.

Выборы «единого» оказались сложным механизмом продуцирования компромиссов и политических сделок между внутренними и внешними силами, так или иначе завязшими в вялотекущем белорусском политическом процессе. Для российского руководства это, безусловно, западный проект, в своей основе частично сопоставимый с формированием «оранжевой коалиции» на Украине под непосредственным контролем США, ЕС и Польши, так как лишен харизматических лидеров из действующей номенклатуры. Следовательно, согласно версии Москвы, политические деятели непартийной белорусской оппозиции, как бы они ни формулировали в своих «штабах» всевозможные «стратегии истинных намерений», реально «ушли» под сень «западного» политического сценария 2006 года.

Однако, уже через сорок восемь часов в российской столице неассоциированные оппоненты белорусского президента – подписанты вышеозначенной Декларации, сидя плечом к плечу с лидерами партийной оппозиции, уже заверяли представителей московского экспертно-аналитического сообщества, что даже с выбором единого кандидата «никто не гарантирует, что прочие уйдут в тень и начнут работать на его имидж». Более того, «России нужно самой выбрать понравившегося ей оппозиционера и, «поставив» на него, помочь ему победить» (см. http://www.vz.ru/politics/2005/9/28/8251.html).

Удивляться случившейся в неизвестно какой раз политической метаморфозе не стоит. Белорусский политический класс по ряду объективных причин изобилует деятелями, которые садятся на московский поезд в Минске ярыми борцами за суверенитет и низвергателями «козней» «имперской» России, чтобы через 12 часов выйти на перрон Белорусского вокзала в Москве твердыми сторонниками российско-белорусской интеграции и даже виртуального Союзного государства. Вместе с покупкой обратного билета у взглядов происходит мгновенное изменение полярности. Между прочим, к данной «команде» относится и белорусский президент, знаменитый своими разоблачающими спичами на взлетном поле аэропорта «Минск-2» после возвращения из Москвы.

С учетом Декларации, загоняющей деятелей непартийной оппозиции в ряды «прозападных» оппонентов режима А. Лукашенко, ситуация в предвыборном раскладе на оппозиционной части политического поля упрощается. Сейчас Кремлю все более-менее ясно: вот А. Лукашенко, который является официальным партнером РФ, а вот и теперь уже единая прозападная оппозиция. Остается отметить, что, как совершенно справедливо напомнил в одной из своих последних статей А. Федута, В. Путин в мае 2005 года заявил о невозможности сотрудничества руководства РФ с оппозицией на постсоветском пространстве. Естественно, с белорусской оппозицией Кремль работать не будет, и это только частично связано с тем, что российский политический партнер белорусской «5+»  который год тяжело болен внутренними хворями и тоже находится в своеобразном  политическом «гетто».

Но с другой стороны, работать в Беларуси Москве не с кем. Кремль так и не сформировал ни в одной из стран СНГ, включая Беларусь, пророссийские политические силы, на которые можно было бы опереться. Но вопрос можно поставить по-другому. А зачем заниматься конструированием пророссийской политической оппозиции у своих соседей, если все равно все «оранжевые» революции начинаются в Оше, Львове, Кишиневе или Тбилиси, но заканчиваются в Москве? Примером является новое правительство Украины, которое на завершившейся неделе почти в полном составе переехало в столицу РФ. Надежнее оказываются прагматики, способные выполнять подписанные договоры и мобилизовать ресурсы для оплаты поставок по мировым ценам.

Но вернемся к нашим «многовекторным» политикам, часть из которых естественным образом обижена, что время идет, а Москва их все никак «не выбирает». Случаев, когда сегодня подписывается одно, а назавтра утверждается обратное, в политике пропасть, и перед нами далеко не первый случай деятельности белорусских политиков на «восточном» направлении «в темную». С годами на политическом подиуме российской столицы сформировалось настоящее белорусское «модельное агентство», где, выбиваясь из сил, сменяющие друг друга белорусские оппозиционные деятели демонстрируют свое стремление попасть в так называемую «белорусскую обойму» Кремля. В итоге ситуация стала приобретать гротескный характер. Чуть ли не у каждого думского деятеля – владельца приемной в Госдуме или крупного чиновника из Белого Дома оказался «свой» белорусский протеже на роль «ставленника» Кремля.

Нельзя сказать, что Москва не работала с претендентами на «наследство» А. Лукашенко. Отчего же – людей принимали, знакомили, передавали из кабинета в кабинет, но до сего дня никто не взялся за создание полноценной стратегии, основанной на отдельно взятой персоне, что, впрочем, не мешало делать определенные знаки внимания отдельным, прямо скажем, не рядовым политическим фигурам из белорусского оппозиционного бомонда.

Однако вряд ли в ближайшие месяцы возникнет потребность в появлении именно персонифицированной стратегии трансформации белорусского политического режима (то, что сценарий может быть трансформационный, сомнений нет). Во-первых, это нежелательно в плане безопасности. Всем памятен арест и осуждение по «странному» поводу Михаила  Маринича, который даже во время ареста активно позиционировал себя в роли некого «эмиссара Кремля». Так что  все досрочные оглашения фамилий «друзей Кремля» невозможны в принципе, так как равносильны примитивному стукачеству. Во-вторых, перефразируя известную книгу бывшего украинского президента Л. Кучмы, стоит отметить, что «Беларусь – не Украина». Это у наших южных соседей, обладающих более-менее развитой, с известными историческими издержками политической элитой, можно поискать политических лидеров, на которых можно сделать ставку. Во всяком случае, «облюбованный» партнер не окажется «круглой сиротой» в стране, имеющей реальную многопартийную систему и более или менее свободные СМИ.

В Беларуси за «достойнейшего» придется делать буквально все – от создания вокруг него общественно-политического движения до информационной раскрутки, что само по себе является проблемой, балансирующей на грани неразрешимой. Москва, согласно древней пословице «поспешишь – людей насмешишь», не торопится, да и зачем? Время все и всех расставляет по своим местам, включая тех, кто чуть ли не годами сновал по московским  кабинетам. Правда, ряды «обиженных» растут, и они ищут источник своих неудач не в своей политической неустойчивости и периодически всплескивающейся на поверхность русофобии, а в Москве, которая в «очередной раз не поддержала/предала/прозевала/пропила и т.д.». Между прочим, зачастую так было, есть и будет. Но данный негатив, как правило,  бывает с двух сторон. В итоге партнерских отношений нет, но это не значит, что у Москвы нет «фаворитов». Конечно, есть. Им даже посылают определенные обнадеживающие сигналы, но пока не более…  Время покажет.

Между тем время в Москве и Минске живет по разным законам и в различном темпе. Вновь в Беларуси как власть, так и оппозицию начинают одолевать почти традиционные предвыборные вопросы: кого поддержит Москва в 2006 году? Повторится ли сценарий 1996 и 2001 годов, когда Москва в итоге вставала на сторону А. Лукашенко, чем фактически легитимировала очередную «элегантную победу»? Использует ли Кремль украинский опыт (независимо от результата, позитивный уже тем, что впервые РФ попыталась реально играть  свою политическую игру, а не присоединяться к победителю) для «разруливания» белорусского политического кризиса, чем на самом деле и является итог голосования в июле 2006 года? Есть ли у Кремля «белорусский сценарий» на 2006 год? Может быть, белорусской оппозиции вообще отбросить российский фактор, как ничем себя не проявляющий? Как поступит российское руководство с Союзным государством, не «продавит» ли оно, в конце концов, инкорпорацию РБ в состав федерации? Сколько еще будет балансировать белорусский президент на линии раскола «Восток – Запад» и как это противостояние, обострившееся после волны «оранжевых революций» на постсоветском пространстве, согласуется со стремлением Москвы все-таки быть частью западного мира (а что ей остается, быть частью исламского или китайского миров?). И самое главное – как долго продлится экономическая и внешнеполитическая поддержка Москвой режима А. Лукашенко?

Среди всех этих вопросов последний является ключевым. Действительно, принято считать, что комплекс преференций, которыми пользуется РБ в торговле с РФ, является реальной поддержкой режима А. Лукашенко. Объем этих преференций принято считать не менее 1,5-2 млрд. USD (цены на газ и нефть и т.д.), хотя с учетом того, что, в отличие от официального Минска, закрывшего белорусский рынок от российского товарного экспорта, российский рынок для белорусской продукции открыт, кредитные линии работают бесперебойно, то объем содействия гораздо больше. В 90-е годы без этой поддержки РБ не протянула бы и несколько месяцев. Сейчас запас устойчивости вырос многократно, но и в 2005 г. последствия перевода торговли в стандарты реальных цен и предоплаты для белорусской экономики были бы очень тяжелы, но… не смертельны.

Принято считать, что Россия использует свои газовые и иные энергетические возможности в целях «имперской» политики давления на страны-потребители. Автора этих строк всегда удивляла логика подобного рода обвинений. Продает «Газпром» газ за четверть мировой цены – «Газпром» – орудие Кремля, заинтересованного привязать соседей к колеснице российского деспотизма, не дать экономике стран СНГ «модернизироваться по мировому образцу» (Беларусь); продает «Газпром», а если вернее, пытается продать свой газ по мировой цене – «имперское» давление Москвы на свободолюбивые народы» (Украина); «Газпром» вообще не хочет продавать газ своим соседям и строит обходные газопроводы – «имперская» политика Москвы, стремящейся поставить соседние государства под угрозу газового шантажа» (Балтия). Наверное, если бы «Газпром» поставлял бы свой газ даром, то он был бы все равно виноват за наличие землеотводов под газопроводы. Выход из этого положения, конечно, имеется – покупать надо по мировой, рыночной цене, но и продавать по ней же свою продукцию. Рынок «размоет» любую империю, как половодье старую плотину.

Кому предназначены экономические преференции России – режиму А. Лукашенко или белорусскому народу? Из Минска видится, что это поддержка А. Лукашенко, а вот в Москве долгое время считали, что это помощь белорусскому народу, и только сейчас, после шокового отключения газа в феврале 2004 года возникло устойчивое понимание, что белорусский народ находится в фактических заложниках у режима. Более того, у народа-заложника четко обозначился «шведский синдром».

Но на  самом деле российские преференции РБ являются внутренними российскими издержками за транзит и выполнение определенных военно-стратегических функций. Ведь в реальности ни для ЕС, ни для России дестабилизация политического и социально-экономического положения в РБ не просто не нужна, но критически опасна. Соседи РБ озабочены в принципе одним – насколько четко белорусы выполняют свои международные обязательства, которые, между прочим, неплохо оплачиваются. Остальное ни за Бугом, ни за Оршей практически никого не волнует, кроме правозащитников и нескольких политических деятелей. Всем им нужна стабильность в Минске, стабильность любой ценой. Зачем рисковать деньгами, военно-политическим статус-кво, престижем во имя неизвестных той же Москве целей и политически невнятных персон? На чей счет будут записаны убытки – расходы на установление белорусской демократии и будет ли демократизированная Беларусь благодарна «демократизаторам»? Автора этих строк можно легко обвинить в цинизме, так как идея демократии вечна и выше любых низменных финансовых страстей, а также будущих внешнеполитических переориентаций, но ведь без денег демократию не установить, следовательно, их надо у кого-то взять.

Хорошо, но почему тогда Запад, содействуя и поддерживая «оранжевую революцию» в Киеве, не опасался дестабилизации? На самом деле очень опасался, посылал контактно-посреднические группы из президентов соседних стран, но главной порукой его усилиям было наличие в оппозиции сильных лидеров – выходцев из высшей украинской номенклатуры, прекрасно известных  и понятных Москве. Так же произошло и в Бишкеке. Кто не помнит радостный возглас В. Путина в марте 2005 г.: «Мы их всех знаем!».

Иллюзий быть не должно – Москва до известных пределов будет по  прежнему оказывать содействие молодому белорусскому государству, независимо от уровня его демократизации. Так было при Шушкевиче и Кебиче, есть при Лукашенко, будет при новом президенте, если страна останется президентской республикой. В этом вопросе у российской элиты полный консенсус – России выгодна стабильная, обеспеченная, работающая и зарабатывающая, а не ворующая с фур и из газопроводов соседка с вменяемым и отвечающим за свои слова руководством (вот с последним сложнее, но об этом ниже). Любая жесткая экономическая политика против РБ равносильна мощной социально-экономической дестабилизации, которая исторически мгновенно выльется в политическую дестабилизацию – революцию. Отсюда угроза хаоса, нарушение транзита, огромные убытки, человеческие трагедии, беженцы (прежде всего в Россию), ввод войск с традиционным насилием, грабежами и обиженными и, как следствие, перевод отношений между двумя соседними близкими народами в стадию «россияне – чехи/поляки». В итоге  в Минске вместо легитимного национального лидера у власти окажется очередной пророссийский/прозападный диктатор, против которого появится новая оппозиция. Дестабилизация пойдет на новый виток. Дальше мы все уже проходили… Все это не допустимо. Так что даже при полном провале ноябрьского Высшего Госсовета СГ газ в 2006 году в страну поступать будет, но с ценой будут проблемы. Москва не откажет себе в удовольствии напомнить, что суверенитет и независимость стоит очень солидных денег.

Между прочим, по этим же, большей частью экономическим причинам Запад поддерживал, поддерживает и будет поддерживать с режимом А. Лукашенко («последний диктатор Европы»!) практически весь спектр экономических отношений, ограничив помощь белорусской демократии только публичными заявлениями, декларациями, а также, скажем честно, скромным финансовым спонсорством и экзотической формой давления – невыдачей въездных виз белорусской «банде четырех». О полномасштабных экономических санкциях никто даже не заикается. Вместо них радио будет вещать…

Естественно, при таких условиях хочется воскликнуть: «Да Лукашенко будет вечно сидеть на «троне!», но это будет ошибкой. Дело в том, что издержки растут, и они уже почти сравнялись с прибылью. Если еще вчера можно было, скрипя сердцем, терпеть многомиллионный конфискат и непрерывные аферы то с союзной собственностью, то с присвоением российских «ноу-хау», в том числе ВПК, то с закрытием белорусского рынка (относительно небольшого) и т.д. Но со стремлением превратить Беларусь в новую Албанию времен маодзедуновского Китая не согласится ни Москва, вбившая в РБ более 12 млрд. USD, ни Брюссель. Слишком важен транзит, слишком большая прибыль на белорусских НПЗ на чужом сырье, слишком большое «яблоко раздора» между Западом и Востоком, слишком выросший ресурс, чтобы все это оставалось в руках одного человека со склонностью к импульсивной политике и стремлением балансировать на фобиях и исторических страстях своих соседей. Чем больше страна набирает экономического веса, тем неустойчиво положение ее руководства. Это старое циничное правило геополитики для небольших государств. Так что «белорусский вопрос» вытащен со дна российского внешнеполитического чемодана без ручки. Какие будут предложения у Кремля?

Прежде всего – сохранение стабильности любой ценой, включая поставку целой «стаи» С-300. Между прочим, укрепление ПВО РБ именно в начале предвыборной кампании, помимо решения определенных проблем ПВО московского мегаполиса (часть усилий по обороне на западе берет на себя Калининград, так что Минск не монополист), косвенно установило жесткий формат вероятного политического кризиса 2006 года. Москва словно гвоздь забила – силового вмешательства с Запада не будет («расстреляем на подлете»), так что решайте с А. Лукашенко политическими средствами. Это нормально, так как никому не хочется нового Белграда. А нового Грозного?

Взаимоотношения между субъектами Российской Федерации и федеральным центром непосредственно касаются российско-белорусских отношений. Как говорится, у нас «на руках» Союзное государство. Но тут мы ступаем в сферу мифов и народных мнений, причем в большей степени с российской стороны.

____________________________________

Метки