Покидая единое пространство

/Товарные потоки/

Покидая единое пространство

Политические устремления к созданию единого экономического пространства – вопреки всем утверждениям об усилении интеграционных процессов на территории СНГ – не находят подтверждения на практике. Что касается Беларуси, то ее внешнеторговый оборот со странами СНГ (кроме России) за январь-апрель текущего года составил всего 6,4% ее общего внешнего товарооборота. Так что, политически оставаясь в рамках СНГ, Беларусь экономические его просторы давно покинула. И неожиданно для себя приблизилась к остальному миру.

Пуповина по имени труба

Что касается России, то в торговле с ней происходят вещи очень интересные. По данным Министерства статистики и анализа РБ, ситуация в торговле с РФ по сравнению с январем-апрелем 2004 г. характеризуется ростом цен как на экспортируемые (на 4%), так и на импортируемые (на 4,3%) товары. Одновременно произошло значительное сокращение физических объемов поставок: по экспорту – на 11,4%, по импорту – на 13%.

Понятно, что мировой нефтяной бум закономерно привел к резкому (на 17,9%) росту импортируемой исключительно из России нефти. Для сравнения: в январе-апреле 2004 года нефтяной экспорт составил 102% от объемов января-апреля 2003 года. За январь-апрель текущего года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года несколько возросли объемы закупаемого у соседки газа, но по всем остальным позициям – каменный уголь, черные металлы, провода изолированные, части для автомобилей и тракторов, химические волокна и нити, металлообрабатывающие станки, двигатели внутреннего сгорания, бумага и картон, сахар – импорт из России сократился на 20-40%. А продукция остальных отраслей российской промышленности в статистическом отчете не представлена, поскольку по своим объемам не входит в группу основных.

Таким образом, осталась пуповина, которая еще связывает российскую (материнскую) и белорусскую (дочернюю) экономики, и называется она  – нефтегазовая труба.

Беларусь теряет традиционный рынок сбыта

Похоже, остались в прошлом времена, когда промышленность Беларуси (созданная для нужд Союза, сборочный его цех) могла без проблем наращивать свои поставки в Россию. Из всех важнейших видов товаров, экспортируемых в эту страну, увеличение объемов продаж произошло только по черным металлам, двигателям внутреннего сгорания, по телевизорам, мясу и мясопродуктам, молоку и молочным продуктам. Продажи всего остального снизились. Если учесть, что в прошлом году почти по всем позициям объем экспорта в Россию стремительно увеличивался, то впору бить тревогу: мы теряем этот рынок!

Причин тому множество. Во-первых, притчей во языцех стало утверждение о перенасыщенности России нефтедолларами. Само по себе такое изобилие – вещь хорошая. Но всякий избыток чреват неприятностями, как, впрочем, и всякий недостаток. Какие бы, например, прогнозы ни выстраивались, благоприятная конъюнктура – вещь временная. Поэтому российское правительство создает стабилизационный фонд, дабы нынешнее благолепие в один прекрасный момент не закончилось беспросветно черным днем. Пришло и ушло, как это часто бывает.

Во-вторых (об этом говорят российские эксперты), в стране отсутствует механизм перекачки избыточных денег в другие отрасли. Можно предположить, что в России класс промышленных капиталистов, способных к ответственным инвестициям в несырьевые отрасли, не сложился, без чего трудно ожидать конкурентоспособного развития всей экономики. Отчасти по этой причине из страны продолжается утечка капиталов. По этой же причине не растет потребность в инвестиционных товарах, в том числе и в продукции белорусского станко- и машиностроения.

Представление о направленности инвестиционных потоков в российской экономике можно составить, ознакомившись со списком самых богатых людей России по версии российского издания журнала Forbs. В этом списке, который возглавил Роман Абрамович, помимо владельцев приисков, шахт и рудников, представлены хозяева вещевых рынков и супермаркетов, производители колбас, автодиллеры, владельцы сетей игорных автоматов. В «золотой сотне» – 18 представителей власти (депутаты, президенты, губернаторы), но практически нет промышленных капиталистов в традиционном смысле слова.

Но сколько бы капитал ни убегал из России, остающихся миллиардов вполне достаточно, чтобы переориентировать потребительские предпочтения от товаров относительно дешевых, но качественных (белорусские, например, телевизоры, холодильники) в сторону продукции мировых производителей.

Мы не можем конкурировать с китайцами

И для нас это станет большущей проблемой. Дело в том, что Беларусь настолько долго и трудно приспосабливала свою промышленность к потребностям российского, как считалось, безграничного рынка, что практически не позволило ей наладить даже опытное производство продукции, которая может быть реализована за пределами СНГ. А теперь, как выясняется, неконкурентной и на бывшей советской территории. Включая свою собственную, где незыблемость позиций Легпрома не могут обеспечить ни прямые меры по финансовой поддержке, ни протекционистские, ни требования к торговле резервировать большую часть ассортимента за белорусскими товарами.

Мы не можем конкурировать с китайцами и индусами, поскольку наше производство излишне трудоемко и ресурсоемко. Поэтому ведущие мировые производители активно переносят свои производства в зоны дешевой рабочей силы. По словам председателя концерна «Беллегпром» Эдуарда Нарышкина, сегодня нормочас в швейном производстве Беларуси стоит около 2 долларов, в Китае – 50 центов, а в Индии – всего 25 центов. Известный производитель женского белья фирма «Triumph», которому всеми своими успехами обязана «Милавица», уже «обнулил» свои заказы в Минске, ориентируясь на Вьетнам. И это серьезнейшая проблема, поскольку на нищенских зарплатах белорусских швейников не сэкономишь, а новые (с иголочки) производства в одночасье не заведешь.

Может быть, это покажется чересчур смелым заявлением, но мне кажется, что, стремясь политически в лоно России, экономически мы все больше отдаляемся от нее. То есть реально история идет не в ту сторону, куда ее ориентируют политики. А может, они просто лукавят, не имея за спиной никакой стратегии, а всего лишь тактические наработки для удержания власти в своих руках. По возможности, вечного.

Нидерланды – наше окно в Европу

Парадоксально, но при всем видимом неприятии Запада и всего западного (за исключением, разумеется, кино, музыки, автомобилей и прочих полезных в быту вещей) Беларусь экономически все более внедряется в Европу. Не совсем так, правда, как хотелось бы, но развивает торговлю с европейскими странами достаточно успешно.

Кто бы мог, например, предположить два-три года назад, что «страны вне СНГ», в первую очередь ЕС, примут на себя едва ли не половину внешнего товарооборота Беларуси. А среди них первую строчку займут крошечные в геополитическом отношении, но экономически значительно превышающие среднеевропейский уровень Нидерланды. По объему торговли с Беларусью эта страна обошла таких гигантов по территории и населению, как Германия, Польша, Украина.

Причем, по сравнению с январем-апрелем прошлого года экспорт в Голландию увеличился в 3,6 раза, а положительное сальдо для Беларуси достигло почти USD 650 млн. Абсолютный профит, какой приносит разве что торговля героином. Надо отметить, что практически со всеми этими странами у Беларуси положительный баланс, что позволило перекрыть «недостачу» от торговли с Россией (минус 941 млн. USD).

Франция увеличила импорт из Беларуси в 4,7 раза, а абсолютным чемпионом стала Индия, купившая у нас товаров в 10,7 раз больше, чем за январь-апрель прошлого года.

Однако что это за товары? В Голландию мы продаем в основном нефтепродукты, что при нынешней архиблагоприятной конъюнктуре занятие очень прибыльное, а в Индию – калийные удобрения, на которые цены возросли в 1,5 раза. Что касается этой страны, то перспективы торговли с ней огромные, хотя абсолютные объемы заключенных сделок остаются мизерными. Десятикратный рост означает, что в прошлом мы продавали на 6 миллионов, нынче на – 60. Как слону дробина.

В общем, никакой загадки нет: самолеты не летают без керосина, автомобилям нужен бензин, поэтому тот, у кого они есть, всегда на коне. При хорошей, подчеркнем, конъюнктуре.

Собственно, об этом сказано и в отчете Министерства статистики и анализа РБ: рост экспорта обусловлен существенным увеличением поставок таких важнейших товаров, как нефтепродукты (в стоимостном выражении экспорт увеличился в 1,7 раза), калийные удобрения (в 1,5 раза), тракторы (1,3 раза), черные металлы (в 1,2 раза).

Из общего объема экспорта на долю России пришлось 35,4%, остальных стран СНГ – 6,6%, стран ЕС – 46%, остальных стран вне СНГ – 12%. Импорт из России составляет 61,2% общего объема импорта, остальных стран СНГ – 6,1%, стран ЕС – 20,9%, остальных стран вне СНГ – 11,8%.

То есть схема предельно проста и ясно указывает на природу «белорусских экономических загадок»: в России покупаем нефть, осуществляем ее самую глубокую в СНГ переработку и продаем бензин-керосин на Запад. Благодаря хорошей конъюнктуре это дело стало настолько выгодным, что впервые за все годы независимой Беларуси стабильно растущее отрицательное сальдо внешней торговли сменилось стремительно растущим положительным балансом.

Можно радоваться настоящему, но грех не думать о будущем. Может быть, избыточные нефтедоллары не стоит вкладывать «в возрождение села», в строительство ледовых дворцов и горнолыжных центров. Может быть, следует подумать о чем-то более серьезном, что можно было бы предъявить миру, когда нефтяной бум закончится?

Метки