Внешние страшилки для внутреннего употребления

Недавно три дня подряд звучали заявления, свидетельствующие о том, что перезагрузка отношений между Соединенными Штатами и Россией если и не завершилась провалом, то очень близка к этому.

Два из них были сделаны Дмитрием Медведевым, который на излете своей президентской карьеры, похоже, решил выйти из роли адепта перезагрузки. 21 ноября он поведал о том, что на самом деле российское военное вторжение в Грузию в 2008 г было предпринято для того, чтобы отбросить НАТО и не дать ему реализовать свои намерения дальнейшего расширения за счет бывших советских республик. До сих пор Россия объясняла свою агрессию необходимостью предотвращения геноцида в Южной Осетии.

На следующий день пресс-служба американского Госдепартамента сообщила, что Соединенные Штаты прекращают соблюдать определенные обязательства по Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) в отношении России, хотя и будут на добровольной основе уведомлять ее о существенных изменениях в расстановке своего европейского контингента. При этом была сделана ссылка на то, что сама Москва приостановила выполнение своих обязательств еще в 2007 г и с тех пор отказывалась предоставлять участникам соглашения информацию о своих вооруженных силах.

А еще днем позже Медведев в воинственном порыве обвинил США и НАТО в намерении подорвать безопасность России и огласил комплекс военно-технических мер, которыми Россия ответит на развертывание американской системы противоракетной обороны в Европе.

Среди них были названы развертывание в Калининградском особом районе современных ударных систем вооружений, обеспечивающие огневое поражение европейского компонента ПРО, в том числе ракетных комплексов «Искандер», и введение в действие там же радиолокационной станции системы предупреждения о ракетном нападении.

Было также заявлено, что при неблагоприятном развитии ситуации Россия оставляет за собой право отказаться от дальнейших шагов в области разоружения и, соответственно, контроля над вооружениями, в частности, выйти из Договора о стратегических наступательных вооружениях.

Первое событие касалось прошлого и потому особых комментариев не требует. Оно лишь подтвердило готовность России восстанавливать свое господство в бывшей советской сфере влияния любыми способами. А вот другие два, пожалуй, могли создать впечатление о приближении новой «холодной войны».

Тем не менее, реакция Запада оказалась очень сдержанной. Так, вашингтонская администрация сообщила, что менять планы развертывания системы ПРО в Европе или отказываться от них не намерена: «Используя многочисленные каналы, мы объясняли российским официальным лицам, что она не угрожает и не может угрожать российским силам ядерного сдерживания». В НАТО ответили, что ПРО призвана защитить Европу от внешней опасности, а не создавать оборонительные системы внутри континента, а угрозы размещения ракет в непосредственной близости к границам союзников по НАТО «не являются полезными».

Для такого спокойствия есть основания. По убеждению даже российских экспертов, все оглашенные Медведевым меры с военной точки зрения ничего нового собой не представляют. Кроме того, большинство их просто лишено практического смысла.

Например, с учетом официального заявления министра обороны России, что она достигнет нижнего уровня нового договора СНВ только к 2028 г, совершенно неясна цель выхода из него. Что же касается «Искандеров», то в силу ограниченной дальности (до 500 километров) они не могут угрожать системе ПРО США. Эти ракеты годятся для нанесения превентивного удара, однако это означало бы полномасштабную «горячую» войну, на что вряд ли настроены даже российские власти.

По мнению руководителя Центра международной безопасности Института международной экономики и международных отношений Алексея Арбатова, единственное серьезное опасение из всех заявлений Медведева – это обещание разработать меры по разрушению информационных и управляющих систем ПРО: «Если на Западе всерьез к этому отнесутся, то они очень жестко ответят, и мы не раз пожалеем об этой угрозе».

Что же тогда послужило причиной столь жестких высказываний? Одни считают, что данная декларация была попыткой сделать хорошую мину при плохой игре: поскольку реальных возможностей у России для воздействия на США мало, то Медведев попытался заранее расширить пространство для торга на переговорах.

Однако большинство сходится на том, что грозные заявления Медведева следует рассматривать, главным образом, в контексте предвыборной ситуации. Усиление антизападной риторики накануне федеральных выборов всегда было характерно для российской политической жизни, ибо в атмосфере ностальгических и националистических настроений подобная пропаганда находит понимание у основной массы населения.

Иначе говоря, требуется враг, которого можно было бы триумфально победить, хотя бы на словах. В предыдущих случаях новая «холодная война» заканчивалась довольно быстро. Хочется надеяться, что так случится и на сей раз. Тем более, что во Франции, в Англии, Германии, Италии, Швейцарии, Чехии, Венгрии, на Кипре и так далее владельцы недвижимости с российскими паспортами исчисляются уже сотнями тысяч. Причем по большей части это лица, не слишком удаленные от власти. Как-то сложно предполагать, что они согласятся стрелять по своим домам и семьям. Скорее пойдут на то, чтобы выпустить пару зарядов по России…

Короче говоря, в современных условиях вероятность ядерного конфликта между Россией и Америкой ничтожно мала, если вообще существует. Тем не менее, не столь значительные последствия все-таки могут иметь место. Какими они могут быть для нашей страны?

Вообще почти каждое обострение отношений между Россией и Западом укрепляло белорусско-российское сотрудничество (пожалуй, единственное исключение составила российско-грузинская война). Неистребимые фобии Москвы позволяли официальному Минску регулярно декларировать свою незаменимость в защите границ союзника. Скорее всего, традиция нарушена не будет и сейчас.

Вероятно, в связи с этим обстоятельством в СМИ сразу же появилась информация о возможности размещения «Искандеров» и в Беларуси. Правда, постоянный представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин отрицал наличие планов такого рода, но едва ли случайно во время недавней встречи в верхах значительное внимание было уделено вопросам военно-технического сотрудничества.

Вместе с тем можно ожидать и некоторых негативных моментов. Скажем, с введением в строй упомянутой станции РЛС в Калининграде белорусское руководство в значительной степени потеряет возможность использовать этот козырь в торге с российскими коллегами.

Или взять тот же ДОВСЕ. Напомним, что в свое время, пусть не без проблем и скандалов, Беларусь выполнила-таки свои обязательства по нему, уничтожив несметное количество тяжелого вооружения, оставшегося ей в наследство от почившей в бозе армии советской империи. Но при этом высказывалось столько сожалений по поводу невозможности его продать, что в связи с фактическим прекращением действия Договора определенный моральный дискомфорт представляется неизбежным.

С другой стороны, появилась новая возможность подыграть Кремлю: Беларусь-то из американского списка рассылки информации не вычеркнута.

Впрочем, по большому счету, все это сильно смахивает на детские игры. В целом же в очередной раз напрашивается вопрос, стоит ли интегрироваться с государством, которое, по меткому замечанию российского аналитика Александра Гольца, ведет себя подобно «прыщавому пацану из соседней квартиры, который, желая самоутвердиться, показывает перочинный ножик взрослому, уверенному в себе человеку, у которого полно своих проблем и забот».