Белорусская забастовка: быстро, мирно, выгодно

Короткая осень 2011 года действительно не стала такой горячей, как хотелось некоторым политикам ушедшего лета. Однако даже та скудная информация о проходящих в стране забастовках, которая просачивается в независимые СМИ, рисует вполне себе живую картину. Шутка ли, все известные за 2011 г забастовки оказались успешными. Другое дело, что таких случаев можно насчитать всего штук пять.

Тем не менее, правда жизни сегодня такова: белорусы вовсе не готовы терпеть экономические невзгоды молча. Несмотря на макрооценки социологов о т.н. «негативной адаптации», отдельные граждане и трудовые коллективы довольно активно и главное успешно протестуют: обращаются в местные органы власти и добиваются выплаты и/или повышения зарплат.

Со своей стороны, местные власти оперативно решают вопросы рабочих и даже если не выполняют требования в полном объеме, то как минимум договариваются о приемлемых условиях труда. Как уже отмечалось, забастовки проходят в формате «один на один с властью», т.е. без участия оппозиционных или провластных профсоюзов, политических партий и движений.

Подробный анализ данных по этим протестам указывает на несколько малозаметных, но важных особенностей нашей исторической ситуации. Главная из них – острый дефицит доверия между руководством предприятий и трудовыми коллективами, что делает особенно болезненным неизбежное падение уровня жизни белорусов.

География и хроника протеста

Из доступной информации можно выделить как минимум пять весьма характерных случаев забастовок, прошедших в Беларуси в 2011 г. На карте они отмечены красным, по клику на маркере откроется окошко с подробностями:

 

В кратком пересказе и в календарном порядке имеем такую диспозицию:

В понедельник утром 23 мая рабочие варочно-бродильного цеха СОАО «Речицапиво» проводят предупредительную 3-часовую забастовку с требованием выплатить задержанную в пятницу премию (30% от зарплаты). Для разрешения конфликта на предприятие приезжает зампредседателя райисполкома. Вечером премиальные перечисляются.

Утром 1 июля рабочие слонимского ОАО «СУ №187» отказываются выходить на работу из-за задержки зарплаты. Свои претензии строители едут высказывать в районную прокуратуру, где встречаются с зампредседателем райисполкома. Зарплату начисляют уже в обед.

12 сентября, в день получки, рабочие бетоносмесительного узла ОАО «Светлогорский ДСК» отказываются работать, требуют выплаты зарплаты за август и ее повышения. 15 сентября с такими же требованиями выступают рабочие каркасно-панельного цеха этого предприятия. Руководство завода обещает решить проблему до конца недели, и видимо сдерживает обещание, поскольку с тех пор из Светлогорска не поступает стачечных новостей.

16 сентября коллектив витебского СООО «Кухня мастера» (пищевые полуфабрикаты) отказывается работать из-за задержки зарплаты на один день. В тот же день руководство обещает выплатить деньги.

24 октября рабочие двух подразделений УП «Жилье» отказываются выходить на работу (вывоз мусора) и требуют повышения зарплаты. На следующий день на базу предприятия приезжают чиновники райисполкома и Комитета госконтроля, после чего требования бастующих выполняются.

Точки кипения

В этом дайджесте обращают на себя внимание следующие факты:

1. Люди готовы терпеть без зарплаты от силы несколько дней. Надо полагать, что в этом кроется важное отличие от 90-х годов, когда, по свидетельству участников, такое ожидание могло длиться и месяц, и дольше.

2. Между руководством предприятий и коллективом наблюдается острый дефицит доверия. Стоит даже на день задержать зарплату (премию, аванс), как коллектив вспыхивает забастовкой. Значит, рабочие не хотят вести долгие переговоры или входить в положение руководства своих же предприятий, а выбирают протест.

3. Арбитром в споре между рабочими и руководством предприятий оказываются местные власти. Именно чиновники райисполкомов приезжают к бастующим улаживать конфликт. И наоборот, рабочие доверяют местным властям больше, чем своему руководству – не говоря уже о профсоюзах или политических партиях.

4. Конфликты разрешаются в переговорном порядке и без применения силы. Вопреки частным спекуляциям в независимых и зарубежных СМИ о том, что руководство РБ якобы готово силой подавлять социальные протесты, местные власти быстро и охотно идут на контакт с бастующими и помогают мирно разрешать конфликты на предприятиях.

5. Предзабастовочное состояние наступает на уровне зарплаты в BYR 1 200 000. В свою очередь, успешная забастовка может повысить зарплату на 20-30% в месяц, а в некоторых случаях обернуться неожиданным бонусом в виде BYR 500 000 «овощных» (Борисов).

Кто обеспечит мягкий спуск?

Как бы там не было, а поздравлять бастовавших рано. Известная фраза «Вы живете не по средствам, сэр», которую замминистра экономики А. Тур произнес в весьма искреннем состоянии души, очень точно схватывает исторический момент, в котором оказалась современная Беларусь. Объективная ситуация такова, что многим из нас на неопределенный срок придется забыть об уровне жизни конца 2010 г.

Дело даже не в том, кто в этом виноват – оно и так понятно. Вопрос, который сегодня больше всего беспокоит политическое руководство страны, звучит примерно так: «Как осторожно и наименее болезненно опустить уровень белорусов жизни на приемлемый и экономически справедливый уровень?» Проще всего это сделать в том случае, когда у людей сохранилось доверие государственным и общественным институтам.

Другими словами, если рабочие доверяют руководству предприятия (и в конце концов, руководству страны), то они готовы войти в положение. Например, какое-то время потерпеть без забастовки, или, как часто говорили в 90-е годы, «потуже затянуть пояса». Но сегодня в Беларуси наблюдается как раз очень низкий уровень доверия основным государственным и общественным институтам – и это внушает главные опасения. Забастовки 2011 г показывают, что граждане не готовы мириться с тем фактом, что они, оказывается, жили не по средствам, и активно требуют возвращения в годы «экономического чуда».

В свою очередь, власти, как могут, потворствуют этому желанию граждан, повышают зарплаты и тем самым еще больше усложняют задачу мягкого спуска экономики на более низкий и жизнеспособный уровень. Таким образом, с каждым месяцем мы все ближе подбираемся к очень неприятной дилемме: или обвал основных государственных и общественных институтов – или очередное «экономическое чудо» за счет кого-то из богатых соседей. К сожалению, наиболее вероятным решением этой дилеммы может стать «экономическое чудо» для избранных и «полицейское государство» для всех остальных. Нужно признать, что пока это все еще логическая возможность.