Мясокомбинат, песчаный карьер...

Мясокомбинат, песчаный карьер...

В конце апреля в Минске состоялась Международная конференция «Белорусский инвестиционный форум», на котором было заявлено, что Беларусь настолько развила свои экономические потенции, создала настолько привлекательные условия для приема из-за рубежа денежных потоков и их приумножения в интересах донора и реципиента, что теперь сама может выбирать наиболее подходящих для себя капиталистов-инвесторов.

Разумеется «чэсных», для которых, надо полагать, прибыль не главное, главное – сам факт сотрудничества с нашей приятной во всех отношениях страной и столь же приятным правительством. Вице-премьер Андрей Кобяков так и сказал: «Мы не банановая республика, которая рада любым инвестициям, лишь бы они шли». Короче, настоящий триумф воли. Приподнятое настроение правительства ощущалось и в аналитических материалах некоторых авторов и СМИ, которые едва ли не назвали данную тусовку Белорусским Давосом. Говорилось, например, об участии в ней от нескольких десятков до более сотни представителей капфирм, проявивших к ней интерес. Названия этих фирм не приводились – а жаль, ибо одно только упоминание о том, что речам белорусских министров трепетно внимали представители Adidas, Bayer, Daimler-Chrysler и еще пары-тройки образцово-показательных концернов, было бы достаточным свидетельством: мы сделали это!

Своими силами не обойтись?

Некоторое время назад Александр Лукашенко утверждал, что Беларусь обойдется своими силами, поскольку не стремится и не желает залезать в кабальные долги, брать крупные, дорогостоящие кредиты и впадать в зависимость от инвесторов. Почему?

Для ответа на данный вопрос следовало бы уточнить само понятие инвестиций. Согласно Минстату, оно определяется так: «Инвестиции в основной капитал представляют собой совокупность затрат, направляемых на создание и воспроизводство основных средств, которые приводят к увеличению первоначальной стоимости объектов, приобретение машин, оборудования, инструмента и инвентаря, рабочего и продуктивного скота, многолетних насаждений и так далее».

Короче говоря, инвестиционный процесс – это приобретение за деньги факторов производства. Его источником могут быть собственные средства фирм и заемные (банковские кредиты, государственные дотации и прочее). Приобретение акций предприятий (портфельные инвестиции) инвестированием в собственном смысле не является, поскольку означает лишь формальную смену собственника, и, распыленное среди множества покупателей, не дает им возможности контролировать производство. Прямые инвестиции – это капитальные вложения в действующие (модернизация, создание филиалов) и финансирование создания новых предприятий, позволяющие осуществлять контроль за производством и участвовать в распределении прибыли.

Заемные средства (банковские кредиты и государственные дотации) можно считать собственными средствами предприятий, поскольку они выдаются на возвратной основе и под банковский процент. Банки, разумеется, требуют гарантий возврата: чем они выше, тем с большей готовностью банк выделяет кредит. Но, выделяя кредит, банк торгует деньгами, а не инвестирует.

В общем, все зависит от того, как считать: для фирмы кредит – это ее прямые инвестиции, для банка – денежная сделка, которая должна обеспечить его прибыль. Для зарубежного капиталиста портфельные инвестиции представляют особый интерес в случае, если он покупает контрольный пакет акций, что обеспечивает ему роль первой скрипки в менеджменте. Но в Беларуси сегодня ему такой пакет никто не продаст, а даже если и продаст, то его право солировать ограничит институт «золотой акции», дающий государству возможность затормозить принятие решений, в случае, если оно усомнится в его обоснованности. А оснований для этого – множество.

Полагаем, что это обстоятельство определяет известный разнобой в показателях, который рассчитывается разными ведомствами, а порой одним и тем же, если он требует «нужных» результатов. Если в роли заказчика выступает государство, статистические подсчеты становятся политическими.

Прямо и криво

Вот один из наводящих на размышление примеров: по данным Министерства статистики и анализа, объем иностранных инвестиций в экономику Беларуси в 2004 г. увеличился на 16% в сравнении с 2003 г. и составил USD 1,517 млрд. В том числе прямые инвестиции составили 859,176 млн. USD (плюс 27,3%), портфельные – 0,391 млн. USD (минус 38,6%). Объем прочих инвестиций достиг 657,813 млн. USD (рост на 4,2%) (ПРАЙМ-Тасс, 07.02.05).

Прочие инвестиции – это, надо полагать, в основном банковские кредиты. Они привлекаются, как отмечалось выше, как непосредственно предприятиями (юрлицами), так и при посредничестве (под гарантии государства). По словам директора территориального отдела ЕБРР по Беларуси, Молдове и Кавказу, кредитный портфель этого банка для Беларуси составляет в настоящее время EUR 168 млн., из которого финансируется 30 инвестпроектов. Надо ли говорить, что ЕБРР – это особый банк, структура ЕЭС, созданная для поддержки стран Средней и Восточной Европы, включая СНГ, и стимулирования рыночных реформ. Иными словами, его кредиты с голоду помереть населению не дадут и даже могут быть увеличены сообразно переходу от деклараций к реальному движению в сторону рынка и демократии. Поэтому кредиты ЕБРР (их положительная динамика) исполняют еще и роль маяка для зарубежных инвесторов: идите в Беларусь, здесь вашему бизнесу гарантирована безопасность.

С реалиями у нас туго, а политические декларации по своему антидемократизму пугают изнеженных иностранцев. Поэтому они вкладывают свои капиталы в отрасли, сулящие получение быстрых прибылей, которые можно быстро вывезти. Это, прежде всего, торговля и общественное питание, с недавнего времени – связь. Промышленность, испытывая гораздо более острую и глубокую нужду в инвестициях, получает их примерно такое же количество, что и торговля. Сельское хозяйство – и того меньше. Иностранный капитал в реформированные колхозы не идет и, как показывает опыт других стран, не пойдет никогда. Пока не исчезнут колхозы.

Потоки и ручейки

Приведенные нами цифры цитировались и на конференции по инвестициям. Но интересно, что в Докладе Минстата об итогах работы народного хозяйства Беларуси за прошлый год названа сумма прямых иностранных инвестиций в размере USD 153 млн. (согласитесь, это гораздо меньше, чем 859 млн.), к тому же сказано, что их объем не только не увеличился, но сократился на 30,6%.

Поди пойми, когда Минстату можно верить. Поэтому в международной статистике иностранные инвестиции «очищаются» от всех прочих и учитываются только прямые. Так вот, в 2003 году приток прямых иностранных инвестиций в экономики Беларуси, России, Украины и стран, присоединившихся к ЕС, составил USD 21 млрд., из которых в Беларусь поступил USD 171 млн. Это меньше, чем в Литву (179 млн.), Латвию (360 млн.), Эстонию (891 млн.), Чехию (2,6 млрд.). Следует также учесть, что эти страны не были обойдены вниманием «акул капитализма» и в предыдущие годы. Литва, в частности, только в 1998-м приняла почти прямых иностранных инвестиций на один миллиард долларов. А Польша, Венгрия, Чехия пережили настоящий инвестиционный бум, который взял паузу в 2003 году, накануне вступления в ЕС, с тем, чтобы возобновиться на основе полноправного вхождения в Европу.

Мы же пока только убеждаем себя в своей европейскости. С нами в общем соглашаются, но денег не дают. То есть, вопреки заверениям г-на Кобякова, в любую, даже во многие «банановые республики» инвестиции идут бурным потоком, в то время как в Беларусь текут мелкой, время от времени пересыхающей струйкой. Причем не туда, куда бы нам хотелось, а туда, где можно сделать деньги по-быстрому.

Статистика часто оперирует относительными показателями, которые позволяют сравнивать интенсивность тех или иных процессов в различных по масштабам и типам экономиках. Так, например, известно, что удельный вес прямых иностранных инвестиций в общем объеме инвестиций в 2003 году составлял: в мире – 7,5%, в развитых странах – 6,7%, в ЕС – 14,7%. В Беларуси (в 2004-м) – всего 3%. Колоссальная разница!

Хотя деньги нужны всем, нужда в них различная. К наиболее нуждающимся реципиентам нужно отнести страны переходного периода (средства нужны для коренного преобразования технико-технологической базы производства). Поэтому в отдельные периоды доля прямых иностранных инвестиций в общем их объеме в таких странах становилась если не основной, то очень значительной. В Чехии с 1999-го по 2002 год она составляла от 34% до 45%; в Эстонии (2000-2003 гг.) – 30-37%. Можно, огласить, как просил гайдаевский герой, весь список, но и без того ситуация ясна.

Слухи о предстоящем инвестиционном буме в Беларуси явно преувеличены: мясокомбинат заявок не шлет, а в песчаный карьер деньги никто закапывать не желает. Правду говорят: «Слон – это мышь, изготовленная по правительственному заказу».

Метки