Миссия невыполнима-2

Миссия невыполнима-2

29 июля закончился срок полномочий руководителя Минского офиса ОБСЕ Эберхарда Хайкена. В настоящее время подбирается кандидатура нового главы миссии, которая должна быть согласована с белорусской стороной. В конце года завершится также согласованный период пребывания здесь самого представительства, однако при обоюдном согласии он может быть продлен, что уже происходило дважды. По мнению Уты Цапф, главы Рабочей группы Парламентской ассамблеи ОБСЕ по Беларуси, «в условиях усиления репрессий в стране присутствие Офиса необходимо, поскольку даже в условиях сокращенного мандата он имеет возможность вести мониторинг ситуации с правами человека».

Напомним, что в 1998-2002 гг. миссия называлась Консультативно-наблюдательной группой (КНГ), и возглавлял ее другой немецкий дипломат, Ханс-Георг Вик. В самом конце декабря 2002 года после бурных дебатов мандат миссии был существенно сокращен, а сама КНГ преобразована в Офис, первым и пока последним начальником которого и был Э. Хайкен. Уход второго за более чем семилетнюю историю руководителя представительства одной из ведущих европейских организаций знаменует собой завершение определенного этапа ее деятельности. Это дает возможность сравнить два различных периода, а также подвести некоторые общие итоги.

На своей первой пресс-конференции в Минске посол заявил: «Принимая во внимание трудный этап во взаимоотношениях, пережитый Беларусью и ОБСЕ, я убежден, что обеим сторонам необходим период спокойствия, стабилизации и укрепления взаимоотношений». Насчет укрепления сомнительно, а вот спокойствие действительно было. В силу того, что Офису было оставлено лишь право отслеживать ситуацию, а также при согласии властей и под их контролем осуществлять некоторые проекты, он редко привлекал внимание как официальных кругов, так и общественности. Кстати, многие даже согласованные проекты так и не удалось довести до конца, поскольку официальные структуры всячески препятствовали их реализации.

В такой ситуации оставалось лишь осуществлять мониторинг, а это занятие достаточно безобидное. Правда, при особо громких нарушениях демократических принципов посол делал протестующие заявления, причем иногда они даже носили характер обобщений. Так, в апреле прошлого года Эберхард Хайкен заявил, что «в Беларуси против важных сегментов гражданского общества проводится политика жестких действий. Неправительственные организации, которые занимаются правами человека и преследуют другие цели, заслуживающие уважения, стали подвергаться сильному давлению. Власти применяют законы и декреты зачастую ограничительным и чрезмерно бюрократическим способом. Большое количество неправительственных организаций было ликвидировано». Как и следовало ожидать, никакого эффекта такая критика не возымела.

Кроме того, в заслугу послу можно поставить регулярное личное посещение практически всех политических заключенных в Беларуси.

Упомянутая г-жа Цапф высоко оценивает его действия и считает, что он выбрал «правильный стиль поведения в условиях острых разногласий между ОБСЕ и администрацией Лукашенко». Однако данная оценка оспаривается рядом представителей белорусской оппозиции. Они считают, что попытка сохранить здесь миссию любой ценой неоправданна, так как ее функции свелись лишь к фиксированию многочисленных нарушений. Поэтому если решение о закрытии все же будет принято, то ее отсутствие в стране едва ли будет замечено.

Конечно, деятельность Офиса не выдерживает никакого сравнения с активностью его предшественницы. Следует, правда, признать, что, во-первых, внутриполитическая ситуация в стране тогда еще не была столь стесненной, и, во-вторых, группа имела более широкие полномочия. Но нельзя отрицать и того, что ее руководитель вел себя значительно более энергично. Возможно, не все его инициативы были правильными, однако спокойной жизни он не давал никому, особенно правительству.

КНГ занималась обширной просветительской деятельностью, предоставляя всем заинтересованным лицам и структурам информацию о существующих в мире демократических стандартах. Группа консультировала правительство и оппозицию по экономическим проблемам. При содействии других институтов ОБСЕ, особенно БДИПЧ, посредством проведения семинаров и конференций проводилась подготовка наблюдателей за выборами.

Был инициирован ряд проектов, направленных на развитие демократии, таких как организация курсов для общественных защитников и семинаров по мирному разрешению конфликтов, проведение конференций по вопросам местного самоуправления, правовым проблемам и региональному экономическому развитию, реализация программы реабилитации заключенных. В случае подозрений в нарушениях белорусского законодательства и международных обязательств Беларуси соответствующие вопросы поднимались в судах, прокуратуре и правительстве. Наконец, уже в порядке личной инициативы Х.-Г. Вик стремился объединить оппозицию, за что был особо нелюбим белорусскими властями.

К сожалению, огромное большинство предпринятых усилий не дало конкретных результатов из-за категорического отказа властей пойти хоть на малейшее отступление от жестко заданных условий. Следует отметить, что не все инициативы КНГ находили позитивный отклик и у части оппозиции. Она, особенно на первых порах, считала, что глава миссии слишком много внимания уделяет организации внутриполитического диалога, а белорусское руководство пользуется этим как прикрытием для проведения в жизнь своих антидемократических решений.

Надо полагать, за прошедшие два с половиной года многие из критиков осознали тогдашнюю чрезмерность своих претензий, хотя никаких серьезных успехов КНГ добиться тоже не удалось. Тем не менее, она, безусловно, оставила после себя весьма заметный след.

Скорее всего, по новому руководителю Офиса удастся договориться. Однако уже давно очевидно, что главная проблема не в персоналиях. Как показывает практика данной и ряда других аналогичных структур, она заключается в том, что в случае жесткого противодействия руководства страны пребывания ОБСЕ в принципе не обладает действенными рычагами для реализации большинства декларируемых ею правильных положений.

Поскольку, как уже отмечалось, особых хлопот белорусским властям Офис не доставляет, он, вероятно, продолжит здесь свое вялотекущее существование. Но и для другой стороны в этом нет негативных аспектов. При всей справедливости оценок действий миссии как малоэффективных, нельзя требовать от нее того, что явно выходит за пределы ее возможностей. Тем более, что в некоторых вопросах, пусть не принципиальных и не первостепенной важности, она приносит определенную пользу. А радикальные перемены – это внутреннее дело.

Язэп Абзаваты

01.08.05

 

Другие публикации автора

Перейти к списку статей

Открыть лист «Авторы : публикации»

Метки