По течению против течения

То, что Беларусь идет своим путем, строит «уникальную белорусскую модель», общеизвестно. Власть об этом напоминает часто, но практически никогда не разъясняет, в чем состоит отличие нашей модели от других, более успешных моделей, заключается. Поэтому напомним. Практически все успешные «модели» характеризуются демократическим устройством общества. Хотя и среди относительно демократических государств встречаются неудачники. В Гаити, например, демократии сейчас гораздо больше, чем в Беларуси, но экономическими успехами гаитяне похвастаться не могут. Киргизия – пример того же рода. Впрочем, в последних двух случая можно говорить об остаточных эффектах тоталитаризма или авторитаризма.

Для успешных или относительно успешных моделей развития также характерна рыночная экономика – зачастую это не менее важно, чем демократия. Вот в Китае с демократией не очень, но экономика рыночная, в чем-то да-же более рыночная, чем европейская, например. И позитивные результаты есть.

Но это – суть общеизвестные составляющие успешной модели развития. Еще одна составляющая, которую упоминают реже, – это определенное соответствие общемировому тренду развития. Общемировой тренд сегодня определяется как «глобализация». Мы же в условиях глобализации провозгласили прямо противоположный курс, строим независимую ни от кого и не от чего (включая здравый смысл) «уникальную белорусскую модель». Но лично я сомневаюсь, что наш лидер, как бы он не был гениален, сможет победить весь мир, включая собственный народ, с которым он в последнее время тоже все активнее борется. Ибо опыт говорит о том, что плыть против течения бессмысленно – вне зависимости от того, «правильное» это течение или нет. Можно тысячу раз доказать, что глобализация – это плохо, а построение изолированных «уникальных белорусских моделей» – это хорошо, но, если общемировой тренд ориентирован на глобализацию, то строители «уникальных моделей» так или иначе проиграют. Во всяком случае, в теории.

Да и практика это подтверждает: те, кто оказался изолированным от процесса глобализации, результатами не блещет. Вне зависимости от того, произошло это намеренно или по не зависящим от субъекта обстоятельствам. Именно поэтому, как мне кажется, не блещут успехами Гаити и Киргизия, несмотря даже на то, что строят демократию. Не включены они пока в общемировой процесс глобализации. Не по своей воле – просто так сложилось. Беларусь же изолируется по своей воле: мы сами пытаемся выйти из процесса, в который были довольно серьезно вовлечены. Соответственно происходит деградация экономики. Причем как только Россия запустит обходные трубопроводы, так вообще из Беларуси может получиться «остров невезения» в «центре Европы». Тогда мы вообще окажемся на обочине общемировых процессов. Так что: или всеобъемлющие перемены – или полная деградация, другого не дано.

Здесь одной распродажей «фамильного серебра», например, не отделаешься, хотя это и может продлить агонию. Ведь глобализация приводит к унификации не только технологий или бизнес-процессов, она требует также унификации в политическом устройстве. Не полной унификации, но относительно близких политических систем. Гестапо, НКВД и концлагеря в век Интернета – это просто какая-то кошмарная девиация.

Да, некоторое время назад казалось, что новые бизнес-процессы и новые технологии (тот же Интернет) вполне смогут уживаться с архаичными феодальными и тоталитарными политическими системами. Казалось, опыт Ближнего Востока подтверждает этот тезис. И вот – тот же Ближний Восток его же и опроверг. Избежать политической унификации смогут те, кто выйдет из процесса глобализации, как это произошло с Северной Кореей. Но это – полная изоляция, деградация и нищета. Слишком высокая плата за сохранение «уникальности». А «уникальную белорусскую модель» таким способом и не сохранить, как мне кажется, поскольку полная изоляция в этом случае невозможна, а полной деградации народ не допустит – восстанет. Так что лучше перейти к общим правилам игры раньше, чтобы успеть преуспеть.

Впрочем, глобализация совсем не означает полной унификации и стандартизации. Китай совсем не идентичен США, а Сингапур – Кипру, но все они встроены в систему глобализированного мира, торгуют, например, по общим правилам, как члены ВТО и так далее. Пути тоже не идентичны.

Путь Индии в глобализованную мировую экономику совсем не похож на путь Швейцарии, а путь Южной Кореи – на путь Израиля. Но направление у всех одно – включение в процессы глобализации и международного разделения труда. Так что и для «уникальности» место останется, но двигаться при этом надо в соответствии с общемировым трендом.

Можно, правда, попробовать дождаться смены тренда, но нам это вряд ли удастся. Да, тренд неизбежно когда-нибудь сменится, теория это тоже вполне определенно утверждает. Но вряд ли он сменится в ближайшие месяцы или даже пару лет, а больше времени у наших властей попросту нет. Мировой тренд, скорее всего, сменится только после того, как США окончательно потеряют статус первой супердержавы мира, и их место займет, скажем, Китай. То есть в период с 2020 по 2030 годы примерно, как считают многие, в том числе и американские эксперты. До того времени наши властители могут не дотянуть, если будет продолжать идти против тренда. Причем, инициаторами смены тренда могут стать сами США. Они уже будут не в силах быть лидерами процесса глобализации, но у них еще будет достаточно сил, чтобы не признавать гегемонию Китая и в конечном итоге выйти из единого процесса глобализации. За ними к изоляционизму могут вернутся некоторые другие страны и регионы, скажем ЕЭП (если сохранится к тому времени) или ЕС.

Но Беларуси все равно придется выбирать, где встречать смену тренда – в ЕС или ЕЭП. Одновременно туда и туда, как хочет наш руководитель, попасть не удастся. Вернее, самоизоляция, вполне может получится, но это будет означать полную деградацию экономики и обнищание народа. А наше руководство этого, похоже, не хочет, хотя документы подписало и по ЕЭП, и по «Восточному партнерству». «Я же понимаю, что вы не хотите ни в составе России быть, ни в Евросоюзе на принципах прибалтийских государств. И правильно, и я этого не хочу. Я хочу, чтобы мы свое счастье нашли здесь», – отметил глава государства. Такая политика и такая независимость дорого стоит, напомнил Александр Лукашенко. «Готовы вы за нее платить – давайте будем платить. Не готовы – скажите, что вы не готовы, 90% нашего населения. Я с вами, конечно, не пойду другим путем, но вы – пожалуйста, можете входить в состав любого государства, в состав Евросоюза, но без меня», – отрезал он. Такая вот «многовекторность».

А вот упомянутый Китай пока полностью следует актуальному тренду на глобализацию, не выпендривается, хотя мог бы при желании, поскольку возможностей у него побольше, чем у Беларуси. Но зачем делать себя беднее? В принципе, без Китая, без его товаров, и глобализация могла бы захлебнуться. А вот Северная Корея в свое время пошла против общемирового тренда, начала строить свою «уникальную модель». Результат давно налицо.

Так что лучше следовать общемировому тренду, даже если он когда-нибудь и сменится. Тем более, что не нам его менять.