Все больше людей нашу тайну хранят…

Подарите ему весь мир, и он потребует еще оберточную бумагу.
Жюльен де Фалкенаре

У Беларуси появился новый «враг» – собкор НТВ Павел Селин. С 26 июня он коронованный «клеветник», с чем мы, благодарные телезрители, его искренне поздравляем. Теперь карьера П. Селина обеспечена.
«Разборка» с НТВ идет на фоне развернувшейся информационной войны против России. Антироссийская тема на страницах и экранах белорусских государственных СМИ вышла на первый план. Сценарий пропагандистского спектакля прошлого лета повторяется даже в деталях. Пригодился. Кампания, естественно, «в ответ» на антибелорусскую «клевету» в российских СМИ, которыми «дирижирует Кремль».

«Наезд» на Россию является не просто реакцией официального Минска на демонстративное игнорирование Москвой западного «союзника». Выплеснувшаяся русофобия в стиле Туркменбаши является ни чем иным, как «артподготовкой» перед возможным российским «наступлением»: звериным инстинктом ощущая неминуемое возмездие, белорусские власти лихорадочно «окапываются».

В «окапывании» участвуют все основные группировки, существующие в Администрации президента РБ. Но действуют они крайне не согласовано, зачастую воюя против друг друга. Основная, доминирующая группа, которая контролирует важнейшие «болевые точки» Администрации, славится своей мгновенной реакцией на любое сопротивление президентскому курсу. Они, как «пожарники» сразу бросаются в бой. Им противостоит более хладнокровная часть президентского окружения, которые, как «партизаны» тихо и спокойно заняты проталкиванием своих сценариев. Обе группировки объединяет лютый антипутинизм.

В раю, конечно, климат получше, зато в аду гораздо более приятное общество.
Тристан Бернар

«Пожарники» ориентируют или вернее, буквально натравливают А. Лукашенко на любой, пусть даже малозначительный, внутренний или внешний раздражитель. Реакция главы государства зачастую бывает совершенно неадекватна угрозе и производит впечатление женской базарной разборки. Кто-то из них, мастерски, в духе Григория Распутина, использует инстинкты и предрассудки А. Лукашенко, опираясь на его страхи, первый из которых страх потерять власть. Отсюда и какая-то неадекватная реакция на любой негатив, а порой и позитив. Зачастую эти люди выступают в роли президентских вдохновителей, при каждом удобном случае твердят ему о его несгибаемой воле и проницательности. Он нуждается в такой психологической настройке.

Слабая сторона группировки – интеллектуальная бедность. Живут по шаблону прежних успехов. Десять лет назад «выехали» на борьбе с коррупцией, вот и снова о «кредитах», «посажу» и т.д. Шаблон и по другим проблемам. Скучно все это. Да и народ уже устал от одного и того же. Люди «смотрят» Москву, а в Москве Грызлов «при деле» с 400 оперативниками ФСБ. Это гораздо интереснее, чем сгорбленные фигуры белорусских чиновников на совещаниях.

Внимательные аналитики скажут, что в поведении Александра Григорьевича и раньше наблюдались «срывы». Верно, но сейчас в политическую истерику оказалась вплетена вполне продуманная тактика ответа главы государства на судьбоносные для страны вопросы – введение в денежный оборот российского рубля, создание СП на базе «Белтрансгаза», иные, более «мелкие» проблемы. Истерия зачастую служит лишь фоном. За эти, важнейшие как для Беларуси, так и для России вопросы «отвечают» иные, скрытые для нас персонажи, но все скрыть невозможно. Безусловно, к примеру, что к сценарию «загрузки» соглашения по российскому рублю причастен Б. Березовский. На его руку указывает традиционная для опального олигарха тактика создания политического «капкана», куда противника предварительно заманивают. В Москве знают о консультациях с БАБом. Знают его тактику. Отсюда и крайняя осторожность Кремля на радостное известие господина Кудрина. Тут бы А. Лукашенко тоже выждать, но неожиданно в игру вступили «партизаны», которые принялись откровенно провоцировать главу государства, создавая иллюзию некой московской игры. Эта группа действует гораздо продуманнее, чем альянс «пожарников» и Б. Березовского. Именно с их рук покатился «Белорусский колобок» – статья, безусловно, сыгравшая огромную роль в начале всей летней антироссийской кампании.

«Партизаны» прекрасно знают бешеный темперамент «пожарников», потому и подбрасывают им «поводы» для телеспектаклей, но фактически они воюют с Б. Березовским через провоцирование А. Лукашенко. Только Александр Григорьевич получает в руки некий «свежеиспеченный» аргумент, как его тут же буквально выманивают на информационный «подиум».

Если с интересами «пожарников» все более-менее понятно – они плоть от плоти А. Лукашенко и их заинтересованность в политическом, а может и физическом, выживании выглядит как рефлекс, то определить интересы «партизан» сложнее. Это те самые «умные», которые до недавнего времени пытались придать всем появлениям президента на людях хоть какой-нибудь европейский лоск. Именно они стремились продемонстрировать пусть «виртуальную», но интеллектуальную работу в стенах Администрации президента. Они исподволь, осознавая всю опасность и «местечковость» такой тактики, пытались противостоять самоизоляции президентской власти от общественных процессов. Именно с их руки неделю назад вновь засуетилась «Панорама» БТ, чуть-чуть изменился ее формат, но только на один вечер. Тем не менее, вместе с оживлением «скандалистов» перешли в атаку и они. Это важный признак, который говорит, что главная подковерная схватка близка.

«Партизаны» крайне осторожны. Они в постоянной засаде. Информации для анализа, за исключением «Колобка», крайне мало. И все-таки, что ими движет? Западный вектор не просматривается. Российский, тем более, не ощущается, так как сам вызов, брошенный со страниц основного российского выпуска «Известий» идет в диссонанс с тактикой выжидания, избранной Кремлем. Между прочим, вся прошедшая неделя в «Известиях» была «белорусской». Это говорит о том, что здесь играют иные, не государственные, а, по-видимому, российские корпоративные интересы, так как западных корпоративных интересов в Беларуси пока не ощущается и не будет ощущаться еще долго. Но если это российские компании, то в нашем случае мы можем говорить только о нефтяных или газовых структурах, заинтересованных в белорусском транзите. Газовых всего две – «Газпром» и «Итера». «Газпром» исключаем, он занят «Белтрансгазом» и его патронирует Кремль. «Итера» заинтересована в транзите, но у нее нет политических ресурсов для игры такого масштаба. Остаются нефтяные кампании. Их немного, но нам надо искать среди них только те, которые имеют опыт самостоятельной внешней политики. Повторю, не внешнеэкономической деятельности, а именно собственных внешнеполитических игр, которые зачастую не совпадают с интересами государства, где расположена штаб-квартира. Кроме того, нужна компании, которая имеет опыт сотрудничества и одновременно борьбы с Б. Березовским. Этим требованиям отвечает только одна старейшая российская нефтедобывающая и нефтеперерабатывающая компания. Похоже, что именно в ее пользу на Карла Маркса, 38 начинается интереснейшая политическая интрига. Вся борьба еще впереди.

Но пока доминируют «пожарники». Ярким примером явилось совещание, посвященное созданию белорусско-российского газотранспортного совместного предприятия. Комментарии российских СМИ на смерть Василя Быкова позволили А. Лукашенко в начале мероприятия заявить: «То, как сегодня российские СМИ юродствуют на смерти [писателя] Василя Быкова, повлечет за собой крайне негативные последствия в отношениях между Республикой Беларусь и Россией». Надо отметить, что реакция главы белорусского государства была исключительно нервной. Стало ясно, что это только повод.

Конечно, российская реакция на похороны Василя Быкова была для президента РБ только поводом. Главной причиной скандала было подписание в этот же день в Лондоне меморандума о строительстве Северо-Европейского трубопровода. Путин, вместо вступления с А. Лукашенко в долгожданный для последнего торг о судьбе белорусских газовых «труб», «элегантно» обошел Беларусь с севера, по балтийскому дну из питерского Комарово, где ВВП с четверга полноправный европейский «водолаз». Между тем, наш «Купец», явно «стимулируемый» неуемным Борисом Абрамовичем, который еще с 90-х годов весьма нервно относился ко всему, что связано с «Газпромом», увлеченно «взбивал» цену, которая, учитывая традиционную «скромность» белорусского руководства, достигла 4,5 – 5 млрд. долларов.

При дележе 50:50 некоторые требуют для себя и двоеточие тоже.
Лоренс Питер

Это, конечно, не что иное, как демонстративное унижение партнера, который десятилетие терпит каждый год сотни миллионов долларов прямых убытков при поставке газа в РБ. Как сказал белорусский президент: «Россия – суперрыночная страна, а купить хочет по номинальной стоимости. Это наш товар, и продавать его мы будем по той цене, по которой решим. Если покупатель имеет деньги, приходи и покупай. Нет денег – не ходи и не клянчи». «Клянчат», судя по всему, Путин на пару с Миллером.

После фразы-указания А. Лукашенко, что «Никакой игры вокруг «Белтрансгаза» не будет» представить соглашение о создании СП крайне трудно, если вообще возможно. Фактически, Минск разорвал «газовое» соглашение от 12 апреля 2002 г., и Бориса Абрамовича можно поздравить. Именно он убедил белорусское руководство, что в 2003 году «Газпром» не сможет ответить адекватно. Цены на газ до уровня Украины или, тем более, Польши, россияне не поднимут.

Тут необходимо правильно расставить акценты в позиции Б. Березовского: А. Лукашенко и российский олигарх не только политические попутчики, но и деловые партнеры. Еще с времен работы в Исполкоме СНГ, Бориса Абрамовича привлекал транзитный характер республики, собственная денежная единица, огромная зависимость от экономики восточного соседа. Российско-белорусская интеграция в формате белорусского президента – это как раз то, что БАБ вполне устраивает.

Ввиду того, что главным предпринимателем в РБ оказался сам президент, то и партнеры ему потребовались соответствующие. Борис Абрамович оказался в самый раз. Их свела судьба – обоих отлучили от Кремля. Поэтому политический торг с Кремлем для них – первостепенная задача. В этом деле они не знают меры. Так и с «Белтрансгазом». Коммерческого торга не получилось при цене в 3,5 млрд., так может быть, наконец, завяжется политический торг при стоимости в 4,5-5 млрд?

«Иные радовались бы даже концу свету, если бы им удалось его предсказать»
Кристиан Фридрих Геббель, немецкий драматург XIX века.

Между тем, белорусская аналитика продолжает развлекать пропагандистскими мифами. Если две недели назад нам говорили, что состоялся «бартерный обмен: переход на российский рубль взамен на Конституционный Акт и третий срок», то сейчас уже речь идет о том, что эту «версию» (!) «подтвердил сам Лукашенко. Правда, подтвердил в весьма своеобразной форме: в виде опровержений». Логика, в общем, весьма интересная.
Правильно, А. Лукашенко «загрузил» уже подготовленное соглашение о введении российского рубля целым набором политических и экономических условий, включая и пресловутый Конституционный Акт. Верно и то, что белорусский президент «в принципе не против такой продажи, но для этого Россия должна выполнить ряд условий». Можно полностью согласиться с теми же оппозиционными политологами, которые фактически утверждают, что от этих условий и, прежде всего, от Конституционного Акта, зависят поводы для референдума и не более того.

Но где найти ответы на вопросы, которые сразу возникают после ознакомления с доводами уважаемых коллег? А именно – Где обещанное нашими известными аналитиками две недели назад согласие А. Лукашенко «заплатить за свой третий срок такую страшную цену – экономический суверенитет государства»? И можно ли назвать «техническими деталями, процедурой перехода к российскому рублю» весь блок политических уступок, равнозначный практически капитуляции России, которые после обещанной нам уже состоявшейся сделки потребовал А. Лукашенко?

И главное: как можно продавать то, чего нет? Попытаемся вдуматься в предложенную нам «последнюю» версию: «С одной стороны, намерение Лукашенко провести референдум о третьем сроке. С другой стороны, стремление провести референдум о Конституционном акте. Понятно, что два референдума должны быть совмещены. Второй вопрос зависит от согласия России. И белорусский президент увязывает это согласие с переходом РБ на российский рубль? Это и есть обмен суверенитета на третий срок». Опять политический «бартер»? Надо разбираться.

Во-первых, если давно, на уровне Конституционного Суда РФ вполне внятно сказано, что в России референдум в 2003-2004 гг. невозможен, а принимать всенародным голосованием Конституционный Акт в одиночку равносильно вступлению в брак без партнера, то зачем пресловутое «согласие» Кремля? Почему нельзя провести собственный референдум с не менее судьбоносным «паровозным» вопросом? Каким? К примеру, о переходе в денежном обращении в Беларуси на российский рубль. Вот и господин Василевич на прошедшей неделе намекнул о желательности именно такого референдума. Вопрос вполне конституционный, касается каждого белоруса и даже Москва будет не против. И где здесь найти «обмен суверенитета на третий срок»?

Во-вторых, переход Беларуси на российский рубль для России процедура экономически невыгодная и финансово убыточная. В настоящее время она может принести России выгоды исключительно геополитического характера – расширением «рублевой зоны». Взамен Москва взваливает на себя всю ответственность за социально-экономическую ситуацию в соседнем, реально независимом государстве с недоговороспособным руководством. Так что, наши аналитики будут утверждать, что за этот финансовый «горб» Россия еще должна «в нагрузку» обеспечивать власть белорусского «батьки»? И это при том, что даже российские левые на пару с Борисом Абрамовичем прекрасно понимают, что рыночная валюта и авторитарный президент несовместимы в принципе. Получается, что, используя российский рубль в качестве реального стимулятора реформирования белорусской экономики и неся при этом огромные финансовые издержки, Кремль должен одновременно сдаться на милость «батьке». Господа, тогда зачем вся эта интеграционная комедия? Не проще было бы, в целях некого мифического обмена «суверенитета на третий срок» сразу перевести все технические кредиты на личные счета белорусского президента. Он бы с такими деньжищами сам решил проблемы собственного политического «бальзамирования».

Позиция Минска в отношении белорусского рубля слабая. У нас нет своей реальной валюты, так как нет золотовалютных резервов. Учитывая нищету населения и полуобанкроченную экономику, которая находится в постоянном обмороке от инвестиционного голода, то мы никогда нормальных резервов не накопим. Во всяком случае, при нынешнем политическом режиме. Сколько ни торгуйся, а сдавать «зайчик» все равно рано или поздно придется.

Может и не стоить тратить силы и время на всю эту псевдоаналитику? К сожалению, к таким вопросам придется возвращаться еще неоднократно, так как это не проявление иных подходов или взглядов к одной и той же проблеме. Это серьезные политические ошибки, которые дезориентируют возможное и желаемое сопротивление угрозе третьего срока действующего президента. Глаза оппозиционных аналитиков, завороженных Кремлем, смотрят прямо в тупик. Давно пора от этого гипноза отойти.

Нет в Кремле ключа от белорусской демократии. В том случае, если бы он там и хранился, то его бы давно перебросили к нам через границу прямо в толпу желающих им завладеть. Разбирайтесь, мол, сами. Москва не возьмет на себя ответственность за наше будущее. Россия будет уважать любой наш выбор. Между прочим, так же поступит и весь мир в полном согласии с нашей восточной соседкой. Повода для упреков во вмешательстве во внутренние дела соседнего государства в свой адрес Москва не допустит. Как это ни цинично звучит, но вся Беларусь не стоит и одной странички соглашения об объединении British Petroleum – ТНК.

Можно смело утверждать, что белорусская «элита», вне зависимости от ее отношения к политическому режиму, не знает современной России, пользуется мифами, слухами и предрассудками. Они так и не поняли, что Россия – не наследник СССР. Отсюда и накопление тактических ошибок, которые неуклонно переходят в стратегические.

Перед властью стоит главная задача – легитимное оформление изменений в ст. 81 Конституции РБ. Как эту норму изменить? Есть только два способа: референдум или парламентское решение.

Последний способ возможен в октябре (начало очередной сессии). Его плюсы: быстрота; возможность отработки процедуры с каждым депутатом; безошибочное воплощение пошаговой стратегии. Но имеются и минусы: парламент, как составная часть европейского законодательного ландшафта, будет потерян навсегда; будет обеспечен международный резонанс выступления фракции «Республика»; будет растерян антипутинский потенциал, что неприемлемо для «внешних» политических партнеров белорусского президента – Б. Березовского и Г. Зюганова и, что самое главное, статус парламентского решения всегда ниже всенародного голосования. Для конца мая, когда ситуация для референдума оказалась абсолютно непригодная, парламентский вариант вышел на первое место. К сегодняшнему дню ситуация иная. Сейчас, когда на стол выложены судьбы белорусского рубля и белорусской приватизации, у властей появились минимум два вопроса– «паровоза», не требующие «разрешения» Кремля.

То не беда, если за рубль дают полрубля; а то будет беда, когда за рубль станут давать в морду.
Михаил Салтыков-Щедрин

Как всегда, частично прав В. Силицкий – наиболее реален вариант референдума по формуле: первый вопрос судьбоносного характера о введении российского рубля (пока эта тема наиболее актуальна); второй вопрос – третий срок.

Но когда уважаемый коллега говорит, что невозможен вариант «западно-оппозиционно-национального» референдума», то с ним трудно согласиться. Если убрать «западно» и «оппозиционно», то такой вариант вполне возможен даже в условиях противопоставления и Востоку и Западу. Это противостояние будет ему только на пользу. Как говорится: «Уйдем в леса и болотa». Во всяком случае, пока в окружении президента есть Тозик, а также Козик и где-то рядом господин Котляров в компании с другими (новая, быстро растущая группа!), то вероятность организации «национального» референдума не равна нулю. Имеются и ощутимые внутренние плюсы для такого варианта:

– национал-демократическая оппозиция полностью выводится из игры. Она просто сама себя захоронит, если предаст свой основной постулат «Независимость первична» в угоду политической целесообразности по уничтожению режима первого белорусского президента.

– Запад будет не просто обескуражен от такого шага Лукашенко, но даже будет вынужден пойти на его осторожную поддержку. На втором этапе включится ЕС, что благотворно скажется на традиционных белорусских привязанностях к «европейскому» вектору, который в своеобразном сознании белорусов вполне уживается с вектором на добрососедство и союзничество с РФ.

Эта версия референдума не чужая для «пожарников». С оговорками к ней мог бы присоединиться и Б. Березовский, так как трудно удержаться от соблазна сменить политическую ориентацию целого европейского государства (огромный удар по В. Путину!). Но, с другой стороны, мало того, что будет захоронена интеграция, чего не допустит Зюганов, но и дорога на Москву для А. Лукашенко, да и для БАБа также будет закрыта навечно. Так что «национальный» референдум – это референдум отчаяния.

Необходимо отметить, что «партизаны», судя по всему, не желают иметь ничего общего с конституционным референдумом о третьем сроке. Эта проблема является одной из ключевых в их противоречиях с Б. Березовским. Это тем более важно, учитывая, что консультации с Борисом Абрамовичем по поводу первого вопроса будущего референдума уже состоялись.

Кстати, в этом плане интересен вопрос о связных между Лондоном и Минском. Без сомнений, что такие люди есть и они не из аппарата Администрации президента РБ. Во-первых, среди заинтересованных в Б. Березовском «скандалистах» нет политических фигур, способных вести диалог с людьми такого масштаба, как БАБ. Во-вторых, если бы такие личности в аппарате и появились, то «партизаны» с ними бы поступили по-свойски. Так что эти люди, а учитывая конспирацию, скорее всего один человек, находится в каких-то параллельных структурах и его встречи с верхушкой белорусского режима не вызывают настороженности. Таких фигур всего две. Это П. Бородин и С. Посохов. Если первый знает Бориса Абрамовича уже лет двадцать и нет нужды даже сомневаться в авторстве гигантских «бородинских» проектов о миллиардных парламентских центрахв или строительствах магистралей по всей Евразии с безграничным бюджетом, то второй работал с БАБом рука об руку в Исполкоме СНГ. Кроме того, Посохов в отставке, но своего влияния не только не растерял, но даже усилил, что вызывает к нему неподдельный интерес. Более того, в нынешнем лондонском офисе Бориса Абрамовича полным-полно молодых российских деятелей левого толка, с которыми С. Посохов прекрасно знаком. Так что «подозреваемых» – двое.

Но вернемся к референдуму. 70% успеха этого мероприятия – в его сроках. Сроки зависят не только от заполненности закромов электората и отвлеченности российских СМИ на внутренние проблемы, но и каким путем референдум организовывать – массовой инициативной группой со сбором подписей, парламентской инициативой или решением самого президента. Для двух последних вариантов все равно нужен парламент.
Если зимой и весной можно было говорить именно о «массовом» варианте инициативы о референдуме, что невольно подводило к осенним срокам, то сейчас власть уже не рискнет.Судя по всему, от варианта использования массовой инициативной группы пришлось отказаться. Л. Козик не оправдал высокого доверия руководства страны во время своего вояжа в Женеву на Конгресс МОТ. Пришлось его оправдывать всей мощью государственных СМИ. Так что, ФПБ уже не помощник в третьем сроке. Кроме того, сбор подписей – это всегда жалобы и ругань со стороны горячо любимого народа.

Остается парламент. Сессия в октябре. Референдум в первой половине 2004 году? Это невозможно, так как лучшего подарка баллотирующемуся на второй срок В. Путину и представить сложно. Российский президент и так от Москвы до Лондона с огромным удовольствием выгодно себя позиционирует в роли гаранта конституционных устоев на фоне «рвущегося к вечной власти» соседнего президента. Кроме того, надо согласиться с В. Мартиновичем: «страну начнет лихорадить накануне парламентских выборов, а брожение элит достигнет пика».

Во второй половине 2004 года? Риск схватки с «обновленным» В. Путиным огромен. Остается декабрь – первая половина января. Это последнее удачное время.

7 декабря – выборы в Государственную Думу. Первое заседание нового состава будет перед самым новым годом. Затем не менее трех недель уйдет на дележку кабинетов, комитетов и секретарш. На это время Кремль в полном составе переедет на Моховую. До Минска никому не будет дела. Он сам свалится в руки Александра Григорьевича. Навсегда?

Метки