Ставка Мясниковича: белорусский клуб мудрецов

Ставка Мясниковича: белорусский клуб мудрецовКак стало известно на прошедшей 17 июня пресс-конференции главы государства, ситуация на валютном рынке страны изменится не ранее, чем с начала июля. Такой прогноз указывает на существенный прогресс стратегического планирования в Беларуси: ведь еще в апреле президент мыслил куда более короткими промежутками времени и обещал разрешить валютный кризис за несколько дней.

На таком фоне стратегические планы главы Правительства все еще выглядят довольно скромно, но нельзя не отметить, что именно с приходом М. Мясниковича на пост премьер-министра в Беларуси наблюдается рост влияния Совмина в деле проектирования стратегий развития государства. С декабря 2010 года, месяц за месяцем, белорусский кабинет министров осторожно набирает политический вес, который растет с каждой новой международной встречей М. Мясниковича.

Помня о том, что по завершении минских саммитов 19 мая российский премьер В. Путин целенаправленно обсуждал детали предоставления Беларуси кредита ЕврАзЭс именно со своим белорусским коллегой, можно сделать вывод, что сегодня планы Правительства котируются на внешнем рынке выше, чем стратегии, созданные в Администрации президента. Как следствие, белорусский Совмин, всегда исполнявший экономические функции, все больше начинает играть политическую роль и соперничать с Администрацией.

Именно эту очень осторожную и во многом еще теневую конкуренцию внутри белорусского государства можно считать главной политической неожиданностью четвертого президентского срока А. Лукашенко. Соперничество Администрации президента и Правительства за право планировать будущее уже вылилось в создание двух институтов принятия решений, которые можно условно назвать «клубом силовиков» и «клубом мудрецов».

Незаметная рокировка

17 июня на президентской пресс-конференции из членов Правительства были замечены заместитель премьера А. Калинин, а также и министры С. Мартынов, О. Пролесковский и М. Русый. Именно там президент категорично заявил о том, что Беларусь сохранит свою социально-экономическую модель развития. Не подвергая сомнению слова Лукашенко, стоит заметить, что в присутствии премьера Мясниковича его слова звучали бы еще более убедительно.

Но премьер-министра на пресс-конференции не было. Дело в том, что в это же время М. Мясникович проводил первое заседание созданного в конце мая Экспертного совета по проектам государственных программ. Новый орган, состоящий из 7 рабочих секций, объединяет 66 человек, которые должны будут проводить экспертизу проектов государственных программ и при необходимости отправлять их на доработку.

Согласно уставу, Совет оказывается первым экспертным «фильтром» на пути проекта госпрограммы к ее утверждению. Возглавил совет первый вице-премьер В. Семашко, а в его состав вошли руководители министерств и ведомств, известные в прошлом государственные деятели (В. Кебич, С. Линг, Н. Дементей, А. Малофеев и др.) и лишь два сотрудника Академии управления при Администрации президента. Собственно АП никем в Совете не представлена.

Обратите внимание на изящность проведенной рокировки: в то время как президент Лукашенко настаивает на сохранении принятых ранее программ социально-экономического развития, премьер-министр создает экспертный совет по оценке этих самых программ. Разумеется, М. Мясникович заявил о полном согласии с курсом главы государства, но при этом ненавязчиво наделил свою команду правом оценивать старые и «фильтровать» новые планы развития Беларуси.

Искусство продавать будущее

Несмотря на дефицит инвалюты и рост цен, самым востребованным товаром во время любого кризиса является будущее, или говоря государственным языком, стратегия антикризисных действий. Именно этот товар пользуется сегодня наибольшим спросом у МВФ и АФ ЕврАзЭс и все больше волнует простых белорусских избирателей. Спрос, как известно, не только рождает предложение, но и наделяет «продавцов» экономических стратегий дополнительными политическими правами.

В результате такой торговли на рынке стратегий неизбежно оформляются группы влияния. Мы уже отмечали действия президента Лукашенко, который открыто создает для себя неформальный «клуб силовиков». Команда премьера Мясниковича действует таким же образом, и в рамках дозволенного настойчиво отвоевывает у Администрации президента право быть стратегическим штабом страны.

Можно справедливо возразить, что белорусское государство сильно в валовом производстве стратегий, но зато слабо в их реализации. Достаточно вспомнить, сколько раз за последние месяцы высшее руководство страны обещало «в ближайшие дни-недели» преодолеть валютный кризис и остановить рост цен. Тем не менее, низкое качество государственного планирования в Беларуси во многом объясняется низким же качеством институтов, отвечающих за разработку и реализацию стратегий.

Поэтому новая инициатива премьера вызывает неподдельный интерес – вдруг у него наконец-то получится создать не просто очередной экспертно-консультативный совет, а эффективный орган стратегического планирования? Неопределенность ближайшего будущего Беларуси особенно повышает ставки, и поэтому если премьерский «клуб мудрецов» заработает по-настоящему, то его создатели могут сорвать политический банк – разумеется, в той мере, в какой это им позволит президент и его Администрация.

В тени Красного дома

Конкуренция Администрации президента и Правительства за право разрабатывать стратегии существует давно, и особенно обострилась с 2009 года, когда государство начало активную фазу «большой» приватизации и привлечения иностранных инвестиций для пополнения бюджета. В октябре 2009 президент назвал предложенные Правительством прогнозы развития экономики «никуда не годными» и поручил заместителю главы Администрации Л. Анфимову и председателю Нацбанка П. Прокоповичу сделать эту работу «как надо».

Через год, накануне выборов, президент снова потеснил Правительство и поручил создать межведомственную рабочую группу для разработки проекта Программы социально-экономического развития Беларуси на 2011-2015 годы, которую предстояло одобрить на IV Всебелорусском народном собрании в декабре. Группу возглавили опять же Л. Анфимов и вице-премьер А. Кобяков. Таким образом, Администрация президента закрепила за собой право на разработку стратегического документа, который потом должен утверждаться на подконтрольном опять же президенту ВНС и уже после этого попадет на подпись премьер-министру.

Однако после президентских выборов 2010 года происходит удивительная вещь. Создается впечатление, что Администрация вдруг решила сдать все свои ранее завоеванные позиции и уступить Правительству. Так, в канун Нового года Л. Анфимова переводят из АП на должность первого зампредседателя Комитета госконтроля, А. Кобяков переходит из Правительства на пост заместителя главы АП. В свою очередь, новый премьер-министр М. Мясникович сразу после своего назначения безнаказанно раскритиковал принятую на ВНС Программу.

Под шелест газетных страниц

Дело даже не в том, что в результате всех этих сложных кадровых перестановок подверглось зачистке стратегическое «наследие» прежнего премьер-министра С. Сидорского. Главным результатом следует признать как раз зачистку позиций Администрации президента и ее права на стратегическое государственное планирование. Причем создание Экспертного совета по проектам госпрограмм при Правительстве 24 мая 2011 года вовсе не стало случайностью – М. Мясникович последовательно шел к этому еще с декабря 2010 года под раздававшиеся из Администрации недовольные реплики.

Уже на следующий день после назначения, 29 декабря 2010 года новый премьер-министр опубликовал в газете «СБ» программную статью «За всеми гранями собственности», в которой дипломатично ответил на вышедшую ранее статью помощника президента по экономическим вопросам С. Ткачева. Вот, пожалуй, самая показательная цитата из статьи М. Мясниковича, в которой хорошо видно отношение нового премьера к АП:

«В отличие от экономического и социального планирования, которое получило особенно широкое распространение в 70–е годы ХХ в., стратегическое планирование не является чисто формальной процедурой. Здесь нужны новые подходы, в т.ч. новые управленческие технологии, организационно–правовые формы и структуры: объединения, кластеры, ФПГ, ТНК и прочее».

Нужно признать, что С. Ткачев принял вызов и в феврале ответил премьеру пространной статьей «Полнее познавая прошедшее, раскрываем смысл будущего». Из ее текста можно сделать вывод, что нынешняя Администрация президента Беларуси стремится играть в государственном планировании роль Госплана СССР времен 60-х годов. Тем не менее, сам вывод этой полемики в публичное пространство указывал на то, что АП исчерпала непубличные методы влияния на Правительство. Премьера было уже не остановить

Новые стратеги самоутверждаются

28 марта Постановлением правительства № 389 была образована межведомственная экспертная группа для работы над проектом закона «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Республики Беларусь». В эту группу под руководством первого вице-премьера С. Румаса вошли 16 человек, и принцип отбора членов этой экспертной команды заслуживал особого внимания.

Подавляющее большинство в рабочей группе составили специалисты из Минэкономики: 5 человек включая министра Н. Снопкова. Следом шла малая группа из 3 специалистов Академии наук. Национальный банк – 2, Минфин, Белстат, Госкомитет по науке и технологиям – по одному человеку.

Стоит ли говорить, что Администрация президента в рабочей группе не была представлена? Косвенное представительство ограничилось одним специалистом из Академии управления при АП. Таким образом, премьер-министр недвусмысленно показал, что именно в его понимании является «новыми подходами и управленческими технологиями».

Избыток институтов при дефиците доверия

Отдавая должное новому институту, который создает премьер Мясникович, следует напомнить, что это далеко не первая попытка повысить качество государственного управления в Беларуси. За последние 3 года было создано несколько подобных Советов, однако все они оказались нежизнеспособными.

Действительно, если сегодня Беларусь остро нуждается в нестандартных решениях для выхода из декабрьского политического и мартовского валютного кризиса, то почему молчат созданные ранее Общественно-консультативный совет при АП, Общественный координационный совет в сфере СМИ, Межведомственная группа по развитию странового маркетинга Республики Беларусь при Правительстве? Почему ни слова не говорит Общественный совет по нравственности?

Пробуксовка этих экспертно-консультативных и общественных советов, во-первых, говорит о том, что создавались они на показ. Во-вторых, бездействие этих институтов указывает на гораздо более серьезную проблему – отсутствие доверия не только между государством и обществом, но и между разными группами внутри государства.

Именно из-за недостатка доверия президент не обратился после выборов за помощью к Общественно-консультативному совету под руководством В. Макея, а начал создавать свой «клуб силовиков». То же самое можно сказать о действиях премьер-министра. Раз нет доверия, значит, старые институты невыгодно поддерживать – проще начать с нуля.

«Клуб мудрецов» М. Мясниковича точно так же рискует оказаться на запасном пути, как и все перечисленные выше экспертные институты короткого периода либерализации. Напомним, что этот период продлился всего каких-то 2,5 года и завершился 19 декабря полным крахом выстроенного ранее доверия как внутри страны, так и за рубежом.

Судьба новоиспеченного «клуба мудрецов» полностью зависит от того, сможет ли он сохранить выстроенное доверие после очередной политической выходки «клуба силовиков», которая наверняка не заставит себя долго ждать. Поэтому в ближайшие месяцы нам гарантировано развлечение наблюдать, по крайней мере, заочную борьбу «знания» и «силы» за кредиты и инвестиции.