Постсоветская политика Лукашенко

Постсоветская политика ЛукашенкоПостсоветское направление белорусской внешней политики может быть аргументом в спорах Минска и Москвы, что подтвердил визит белорусского лидера в Казахстан. И хотя его значение меньше чем у западного вектора, но и недооценивать возможности для маневра на постсоветском пространстве тоже не стоит.

Чем ответить России: две стратегии

Объективно внешняя политика любой страны определяется ее весом в международных отношениях. Вес этот, в свою очередь, определяется рядом относительно стабильных факторов (территорией, демографией, экономикой и т.д.), но может быть целенаправленно увеличен или уменьшен в зависимости от проводимой политики. Особенно четко эта зависимость веса на международной арене от осуществляемой политики проявляется в случае средних по размерам стран. Потому стоит рассмотреть в данном контексте белорусскую внешнюю политику, в частности нынешний визит в Казахстан.

Средняя по своим параметрам страна – примером которой и является Беларусь – в своих отношениях с другой, значительно более могущественной страной (Россией), должна нейтрализовать перевес силы или же минимизировать его посредством двух стратегий.

Во-первых, стремиться к «легализации» – максимальному правовому оформлению решаемых вопросов, а также апеллировать к международному праву как таковому. Т.е. пытаться силой права нивелировать перевес в силе. То, что попыталась сделать Беларусь в случае с пошлиной на нефть в прошлом году, когда обратилась в Экономический суд СНГ с жалобой на Россию.

Во-вторых, реализовать вариант «интернационализации» спорных вопросов. Например, апеллировать к международным организациям (ООН, ОБСЕ или даже постсоветским межгосударственным структурам) либо другим крупным державам как посредникам, арбитрам, гарантам или в других подобных качествах. Например, когда Латвия в 1990-е годы столкнулась с проблемой вывода российских войск, ее правительство обратилось к ОБСЕ и США. В результате проблема стала превращаться из проблемы латвийско-российских отношений в проблему международных отношений и международной безопасности.

Другой разновидностью «интернационализации» может быть фракционная борьба в рамках международных объединений, членами которых являются все стороны конфликта.

Проще говоря, в рамках ЕЭП не только Москва может договориться с Астаной по вопросам, которые могут не устраивать Минск, но и Беларусь может играть против Москвы в паре с Казахстаном. Или хотя бы использовать Казахстан для получения уступок от России. Лукашенко не скрывал, что Беларусь хотела бы, чтобы Россия и Казахстан соперничали друг с другом: «Кто лучшие условия предложит – с тем будем и сотрудничать».

Визит в Казахстан как частный случай выравнивания дисбаланса силы

Есть все основания рассматривать в этом ключе и последний визит. В ходе его Лукашенко открыто упрекал Россию за давление: «Давление идет со всех сторон, вдруг задемократизировалось руководство Российской Федерации (...) Чуть ли не заявления слышу Лаврова о соблюдении то ли прав человека, то ли демократии. Сижу и думаю: кто бы говорил».

Впрочем, на фоне такой риторики нельзя забывать, что основная проблема белорусского руководства – все-таки экономическая, и фактически белорусское государство оказалось сегодня в руках России. В свое время Лукашенко был вынужден пойти на подписание документов по ЕЭП, после того, как Москва лишила белорусский режим его политэкономической основы – поставок дешевой нефти, и это справедливо рассматривалось многими как вынужденное отступление перед российским давлением. Однако негативные последствия этого шага можно по крайней мере минимизировать, если рассмотреть вступление в ЕЭП как возможность усилить другую игру – на постсоветском пространстве, что немаловажно – очень знакомом белорусскому истеблишменту. И Казахстан для этого может быть не менее полезным партнером, чем, скажем, Украина, отношения с которой все равно испорчены в последнее время.

Неудивительно, что А. Лукашенко отметил, намекая на Россию как виновницу, что ЕЭП – «это большие возможности для Беларуси, Казахстана и России, но вместе с тем и обязательства». Он не скрывал: «Мы очень рассчитываем, что в Едином экономическом пространстве не будет искусственных препятствий, которые сегодня существуют, для поставки нефти и нефтепродуктов в Беларусь и дальнейшей переработки, как и других товаров».

Выступая в университете, Лукашенко конкретизировал – Беларусь рассчитывает, что в ЕЭП будет единая тарифная политика и равный доступ к транспортным системам. «Если не будут решены эти вопросы равного доступа к магистралям, нефтепроводам, не будет равной для всех тарифной политики, – пусть будет высокая, но равная, – тогда и ЕЭП не нужен».

Перечень озвученных претензий к России был довольно обширным – и трудности в поставке белорусских товаров через Россию в Казахстан из-за их удорожания при транспортировке, и нежелание России торговать с Беларусью нефтью и газом за российские рубли. "Природный газ и нефть дорого стоят, и надо их оплачивать, и мы оплачиваем, хоть нам и сложно, но для этого надо иметь валюту. Странно, но Россия хочет, чтобы мы с ними торговали не за российские рубли, а за доллары".

Казахам же, глава страны пояснил, что Россия вредит и им. «...в течение двух-трех лет вы произведете в два раза больше нефти, а куда девать. Трубы же есть через Россию, но квоты Россия установила - 2-3 млн.т прокачки, не знаю, сколько сейчас. А мы можем переработать 22 млн.т».

Более того, «Мы бы пошли на акционирование наших предприятий с Казахстаном, на приватизацию наших нефтеперерабатывающих и нефтехимических комплексов. У Казахстана большой к этому интерес. Но, опять же, интересы нашего большого брата тут пересекаются». Конечно, сказал он, «мы решили в ЕЭП эти вопросы решить, и мы движемся в этом направлении, надеемся, что эти вопросы будут решены». Но намек ясен. Фактически, речь Лукашенко в Евразийском университете и посвящена более или менее открытой критике российского правительства.

***

Такой шаг свидетельствует о политическом чутье белорусского лидера. В свое время он противопоставил могуществу Москвы работу с региональными российскими губернаторами. Потом – пытался удержать равновесие между Россией и Западом, попутно хватаясь за страны Третьего мира. Новая стратегия выглядит куда более скромно на этом фоне, но творческий подход к политике налицо. В то же время, она свидетельствует о чрезвычайно опасной тенденции сужения круга внешнеполитических партнеров Беларуси. Ведь одного Казахстана (и Туркменистана) для этого недостаточно, а отношения с другими постсоветскими странами явно далеки от оптимальных (исключение составляет лишь Азербайджан).

Что может убедить Назарбаева помочь белорусскому коллеге? Казахскому лидеру тоже может потребоваться союзник в возможных спорах с Россией. И для этого он предпочитает сохранить порой малопредсказуемого, но способного противостоять Москве Лукашенко, нежели иметь дело с каким-либо другим, слабым белорусским лидером, зависимым от Москвы. Ведь в постсоветских интеграционных структурах, и без того контролируемых Россией, каждый такой строптивый оппонент Кремля неоценимо важен.