Вернутся ли белорусы в пещерный век?

Вернутся ли белорусы в пещерный век?Люди очень боятся онкологии, особенно неизлечимых стадий, потому что когда врач ставит Вам такой диагноз, то Вы понимаете, что Вы чувствуете себя столь же нормально, что и вчера или позавчера, но очень скоро Вам будет становиться все хуже и хуже. И остановить этот процесс будет невозможно. После врача Вы выйдите на улицу. Вы себя пока еще чувствуете прекрасно. На улице светит солнце. Но пройдет каких-то пару месяцев и Вы будете корчиться от боли. В онкологии нас пугает более всего именно это – необратимость процесса, его неуправляемость. С момента постановки диагноза Вы не будете знать, сколько Вам осталось – полгода, год? Ваше тело пока слушается Вас, но это пока…

Беларусь сейчас страдает онкологией неизлечимой стадии. Экономисты, политологи и бизнес-аналитики поставили диагноз. Но больной его на себе еще не ощущает. На улице – лето. На руках у людей много наличных денег, которые они хотели бы отоварить. Жизнь прекрасна. Белорус пока еще -- полноценный консумер, потребитель. Но это только пока. Пройдут какие-то месяцы и все станет неотвратимо плохо.

Россия не оправдала надежд

У руководства нашей страны были еще призрачные надежды на поддержку России. Ее стабилизационный кредит стал бы спасением экономики. Но те деньги и те условия их выделения, на которые удалось договориться с российскими представителями, ситуации изменить уже не смогут никак. Кризис будет только нарастать.

Именно такое решение руководства России – оказать лишь символическую поддержку – было ожидаемо. Лукашенко стал тем политиком, которого российский режим уже не хочет видеть президентом Беларуси. Для российской элиты белорусский лидер слишком импульсивен и непоследователен. Им сложно договариваться с ним. Поэтому они желают его скорейшего ухода.

Более всего российский политический класс не устраивает сама экономическая система в Беларуси – отсутствие приватизации подавляющего большинства предприятий. При таких условиях Лукашенко становится вечным президентом. Россияне это очень хорошо понимают. Отсутствие в Беларуси рыночной экономики влечет принципиальную невозможность смены политической элиты. Для россиян это – невозможность влиять на политику соседа.

Будет ли в Беларуси большая приватизация?

О большой приватизации в Беларуси говорят уже несколько лет, но дальше разговоров дело не идет. Причина даже не в том, что в Беларуси не хотят приватизации, а в том, что большая приватизация – это принципиальная возможность смены элит, возможность ее хотя бы слабой циркуляции. В России, например, какие-то миллиардеры сидят уже в тюрьме, какие-то покинули страну, а каким-то живется еще лучше. Даже среди олигархов есть циркуляция элит. Сам механизм рыночной экономики обеспечивает возможность смены элит.

Лукашенко это понимает лучше других. Если он и хочет большой приватизации, то управляемой им на 100%. Но такой механизм приватизации у него не получается, поэтому она и так сильно затянулась.

В условиях политического и экономического кризиса многие ожидают большой приватизации и перехода в полноценную рыночную экономику. Однако этого, пока Лукашенко будет у власти, не случится. Потому что если эту случится именно сейчас, когда контроль над процессом утрачен, то следующих выборов Лукашенко не выиграет уже однозначно.

Назад в пещеры, назад в Советский Союз

Последние решения Нацбанка Беларуси, связанные с девальвацией белорусского рубля, не оставляют сомнения в том, что все действия Нацбанка в условиях финансово-экономического кризиса будут сосредоточены на одном – на сохранении политического режима даже в ущерб гражданам страны. После всех этих решений всем стало очевидно, что в ближайшие месяцы иностранной валюты в свободном доступе не появится. Что это означает?

1. Стремительное сокращение импорта

Белорусам повезло, что большинство продовольственных товаров Беларусь производит сама. Поэтому голода в Беларуси в ближайшие месяцы не предвидится. У нас все-таки аграрная страна. Однако потребительская корзина сократится основательно из-за сильного сокращения импорта. Белорусы пока не понимают, что это означает. А проблемы коснутся всех и каждого: чем чистить зубы, например? Одним словом, весь ширпотреб, без которого белорус уже не представляет своей жизни, либо исчезнет, либо станет заоблачно дорогим! Вот и представьте, как жить при таких условиях. Мы вернемся к условиям жизни столетней давности. Про бытовую и орг-технику белорусы и вовсе забудут на ближайшие лет 10. Про DVD, например. По условиям жизни это может быть даже не Советский Союз, а пещерный век.

Руководство страны понимает все эти проблемы, поэтому обсуждается вопрос о государственной монополизации всего импорта. Можно будет только позавидовать тем, кто будет все это организовывать. На таких операциях можно будет подняться доверенным президенту людям примерно так же, как когда-то некоторые наживались на перепродаже российской нефти.

2. Стремительный рост безработицы и сокращение частного бизнеса

Отсутствие валюты – это невозможность для многих предприятий и фирм вести бизнес. Пару месяцев, конечно же, можно было бы переждать – отпустить сотрудников на какое-то время в отпуск за свой счет, например. Но ведь отсутствие валюты будет обездвиживать белорусскую экономику многие месяцы! Поэтому разорения многих фирм и предприятий уже не избежать. Те, которые смогут выжить, сильно сократят свои штаты. В Беларуси, таким образом, можно ожидать сильной волны безработицы. Большая часть мелкого и среднего бизнеса в Беларуси, связанная с импортом, ляжет.

3. Усиление административного давления

Андроповщина в Беларуси, провозглашенная лидером страны, станет скоро визитной карточкой белорусского менеджмента. Всюду будет наблюдаться рост административного давления. Авторитаризма в стране станет значительно больше. При условии роста недовольства среди населения не исключен также переход к тоталитарному правлению. Сейчас у нас начнется закручивание гаек во всех сферах.

Как видим, о переходе к рыночной экономике в Беларуси можно забыть надолго. Эта страна станет еще более советской и авторитарной. Мы все вернемся в Советский Союз. Белорусам придется отказаться от того уровня потребления, к которому мы все привыкли. Через считанные месяцы мы можем вернуться в «пещеры».