Жизнь взаймы: старые подходы в новых условиях

Поэтому не получится так, что государство работает, а кто-то деньги копит.
Н. Снопков

Жизнь взаймы: старые подходы в новых условияхПлавное, но стремительное движение вниз уже не является ни секретом, ни неожиданностью для абсолютного большинства белорусского населения. В этой связи его естественной реакцией является ожидание отчета правительства о том, что случилось, почему, и что оно планирует сделать, чтобы остановить это опасное скольжение.

В белорусской политической и экономической реальности все по-другому. Экономический кризис почти сразу стал и кризисом управления, поскольку отсутствует как единая, так и четкая позиция различных органов управления по различным текущим вопросам (о стратегических речи вообще не идет). Более того, очень часто, власти говорят вредные глупости, которые только усиливают панику.

В стране по-прежнему отсутствует политическая воля начать очень болезненные структурные реформы (банкротства, закрытие предприятий, массовая безработица, завершение практики перекрестного субсидирования и значительный рост тарифов в сфере услуг, снижение зарплат и занятости в бюджетной сфере, пенсионная реформа и многое другое). Возможно потому, что в органах госуправления не осталось специалистов высокого уровня, которые могли бы объяснить их необходимость и все последствия, глядя президенту в глаза. А те, что остались – предпочитают полумеры и полутона. Выбранный способ борьбы с кризисом – сделать население, предприятия и банки значительно беднее и таким образом, разделить бремя кризиса с государством.

То есть в целом, несмотря на разброд и шатания в умах власть имущих, увы, пока просматриваются скорее старые подходы к решению современных проблем. Их суть можно выразить в двух словах: жизнь взаймы. Это квинтэссенция белорусского экономического чуда. Только если раньше донорами выступали скорее внешние агенты (Россия, МВФ, Венесуэла и пр.), то теперь ими по умолчанию должны стать внутренние акторы (население, банки, предприятия).

Так, коммерческим банкам может быть «предложено» участие в госпрограммах по кредитованию села. Более того, согласно одному апрельскому указу на 1,5 года (с 1 апреля 2011 года по 31 декабря 2012 года) заморожено погашение основного долга по кредитам, предоставленным под гарантии правительства, как правило, на закупку сельхозтехники (4,5 трлн рублей, или 1,4 млрд долл. по курсу Национального банка). Государственные банки, балансы которых и без того в печальном состоянии, получат новые убытки, поскольку указом им рекомендовано эти долги не взыскивать.

Население, и особенно средний класс, т.е. основные потребители «некритического импорта» через текущую валютную политику добровольно-принудительно помогают уменьшить дефицит торгового баланса, хотя известно, что потребительский импорт (весь) составляет лишь 15% от всего импорта, и не в нем дело. Но нет, за просчеты в экономической политике и интенсивное использование печатного станка заплатит больше всего именно средний класс – и как владелец теперь уже убыточных бизнесов, и как потребитель импортных продуктов и товаров.

Неэффективность госпредприятий, экспортеров, которые долгие годы работали по схеме «покупаем за два рубля, продаем на рубль» предложено компенсировать эффективным экспортерам, которые вынуждены продавать 30% своей валютной выручки по конфискационному курсу. Более того, до сих пор нет уверенности, что эта цифра не будет пересмотрена в сторону повышения.

Сознательно или несознательно, но большинство предприятий и банков загнаны в «серые схемы» и пока непонятно, придут или нет к ним в будущем многочисленная армия госконтролеров, которая спросит за все схемы и сделки по «спекулятивным курсам». Штрафы и пени могут опять стать существенной частью госбюджета, или, по крайней мере, возможностью наложения штрафа можно манипулировать и «принуждать к солидарности».

Даже на рынке наличной валюты решено сделать два курса – социальный и рыночный. Списки, инструкции, комиссии, избранные и все остальные – это ключевые слова экономического паразитизма. Поскольку 1) на всех нуждающихся валюты не хватит, и 2) нет веры тем, кто дешевую валюту будет «распределять» среди нуждающихся.

За два месяца сведена на нет вся работа по либерализации экономики и улучшению инвестиционного климата. Ибо иностранцы, привыкшие работать по белым схемам, вообще не понимают, что происходит. Рейтинги страны и крупнейших банков находятся на уровне мусорных. И никакая отмена тарифной сетки по оплате труда уже ничего не изменит, как и прочие мероприятия Директивы №4. Имиджу страны нанесен ущерб, компенсировать который сможет только новое правительство.

Более того, отдельным министрами делаются интересные ремарки-намеки об интересном и полезном корейском опыте, когда население и бизнес готово поделиться с правительством своими сбережениями и накоплениями. Мол, стыдно вам, белорусы, забирать свои вклады и переводить сбережения в валюту – надо же помогать правительству, так много для вас делающему. Мэр Минска делает заявление о том, что валюты в стране хватает, поскольку по его данным, на руках у населения находится 10-12 млрд. долл. И что? Завтра будет всеобщая продразверстка и валютой заставят поделиться с государством, которому очень нужно? Или валютные вклады будут отдавать рублями? И если нет, то к чему эти заявления? Поскольку пару тысяч среднестатистических сбережений на семью не имеют никакого отношения к текущим проблемам с нехваткой валюты. Неужели чиновники не понимают, что иногда лучше молчать, чем говорить? Или многоуважаемый мэр имел в виду, что при новых ценах те белорусы, что успели что-то накопить, будут вынуждены продавать, чтоб сводить концы с концами? Тогда что будет с теми, у кого вместо сбережений кредиты и не повезло с работой? Им будут привычно помогать за счет тех, других?

В общем, кризис идей налицо. Экономический и управленческий кризис медленно перерастает в политический. Это пока еще не слишком очевидно, но в полной мере проявится осенью-зимой, поскольку уровень жизни населения к этому времени упадет еще на 20-30%. Как объяснить, почему за 10 лет процветания пришли назад в 1998 г., не потеряв и в без того низком рейтинге?

Более того, по сути, на политическую арену выходит Россия, которая будет нам диктовать, что и как делать. И это будет интересное и грустное зрелище. Однако возможное непослушание и разрыв отношений будут грозить тем, что пока еще далекое дно окажется еще глубже и дальше.