В ненормальной ситуации нужно действовать активно и креативно (еще раз об омбудсмене)

В ненормальной ситуации нужно действовать активно и креативно (еще раз об омбудсмене)В начале своей деятельности тогда еще легитимный президент Лукашенко заявил, что он не поведет свой народ за цивилизованным миром. В то время это воспринималось как недоразумение, но 17 лет правления показали, что это были не просто слова, брошенные в запале, но принципиальная установка режима. Обладая бесконтрольной властью, президент действительно может вести страну в том или ином направлении, и он ведет страну, не спрашивая мнения народа. За годы его правления в Беларуси практически уничтожены институты влияния общественного мнения на принятие решений. Даже голос общества почти не слышен. Но это вовсе не значит, что общество согласно с тем курсом, который проводит глава государства и правительство.

Функция и назначение общественных организаций и ассоциаций граждан состоит в том, чтобы озвучивать альтернативные мнения, существующие в обществе, доводить эти мнения до всех, кого это касается, в первую очередь, до государственных органов. В демократическом государстве озвучивания альтернативного мнения чаще всего достаточно для того, чтобы оно было учтено при принятии государственных решений.

А если государство устроено таким образом, чтобы игнорировать альтернативные мнения? Если вся политика государства направлена на то, чтобы общественное мнение вообще не звучало? Такое государство ограничивает все возможности озвучивания и распространения альтернативных мнений, препятствует возникновению общественного мнения как такового. В таких случаях все зависит от степени активности самого общества. Пассивное общество смиряется с диктатурой и позволяет диктатуре все, что та способна предпринять. Активное общество ведет борьбу за свои права и во многих ситуациях создает альтернативные или параллельные государственным структуры и даже институты реализации решений самого общества, не совпадающих с действиями государства.

Именно в такой ситуации уже много лет существует наша страна и гражданское общество Беларуси.

Когда государственные структуры отказываются замечать общественную активность, регистрировать общественные инициативы и организации, то эти инициативы и организации обходятся без регистрации. Их деятельность продолжается без взаимодействия с государством. Это напоминает секуляризацию, когда церковь была отделена от государства и они стали вести параллельное существование. В Беларуси общество отделено от государства. Но в таком случае для реализации своих целей, для решения своих задач общество должно создавать независимые от государства структуры и институты, не просто позволяющие существовать и выживать, но противостоять государству в общественно значимых областях, в которых интересы государства и общества не только различны, но и прямо противоположны.

Так обстоит дело и  с курсом государства в сторону,  противоположную тому, что принято  в цивилизованном мире. Гражданское общество заинтересовано в обратном – в интеграции Беларуси с цивилизованным миром, в частности, с объединенной Европой. Причем в интеграции по всем аспектам и направлениям жизни и деятельности.

Рассмотрим только один из аспектов, который особенно остро встал перед страной в последние месяцы, после неправомерного применения силы государства против общества 19 декабря 2010 года.

Беларуское общество было возмущено симуляцией избирательного процесса и по окончании голосования на президентских выборах вышло на площадь выразить это возмущение. Проявление общественного мнения в такой форме (за неимением у общества других форм и возможностей) было очень агрессивно встречено государством. Общественная активность была жестоко подавлена. Общество оказалось неготовым к тому, чтобы противопоставить жестокости и агрессии организованное сопротивление. Режим же воспользовался ситуацией, чтобы ликвидировать любые возможности для общества и отдельных граждан защитить самих себя и свои права. Усилилось давление на правозащитные организации, как правило, существующие без регистрации, т.е. в параллельном пространстве. Любые попытки расширения правозащитной деятельности пресекаются. Практически ликвидирована независимость адвокатуры – старейшего института защиты прав граждан.

В стране фактически установилось чрезвычайное положение. Ограничена реализация основных конституционных прав: право на защиту в суде, свобода слова и свобода собраний. Массовые аресты, допросы, принудительная дактилоскопия, судебные приговоры, выносимые по приказу, – все это стало обычными повседневными явлениями.

Как же ведет себя общество в этой ситуации?

К положительным аспектам реакции общества на введение чрезвычайного положения относятся проявления солидарности с потерпевшими от произвола властей. Очень многие граждане оказывают помощь потерпевшим. Это делают как стихийно образовавшиеся группы, так и давно существующие правозащитные организации.

Правозащитники и журналисты внимательно наблюдают за всеми случаями нарушений прав, фиксируют все факты, ведут постоянный мониторинг.

Но наблюдение не ведет к снижению репрессий, уменьшению произвола. Необоснованные аресты и задержания продолжаются, и проводятся не просто с нарушением всех процессуальных норм и законов, но даже без сколь-нибудь вменяемого повода (например, случай задержания группы людей, собравшихся на квартире В.Щукина в день его рождения).

Если беларуское общество заинтересовано в прекращении репрессий, в выходе из чрезвычайного положения, в переходе к нормальному функционированию общества и государства, то необходимо переходить от наблюдения, мониторинга и помощи потерпевшим к активным действиями, от наблюдения к противодействию произволу.

Для этого нужно развивать и совершенствовать общественные структуры и институты. Современные правозащитные структуры Беларуси хорошо делают свою часть работы. Но есть задачи и проблемы, решение которых им не под силу.

Во всех государствах, входящих в Совет Европы, а также в сотне стран мира, введен институт уполномоченного по правам человека – омбудсмена, в функции которого входит обеспечение взаимодействия общества и государства в области прав человека и гражданина и контроль за соблюдением прав и свобод государственными исполнительскими  структурами. Омбудсмен – государственная должность. В некоторых странах эта должность учреждается парламентом, в других – главой государства. В Беларуси нет парламента. А исполняющий обязанности главы государства бывший президент Лукашенко никогда не признает в государстве должности, которая осуществляла бы контроль и за его действиями, в том числе.

Функция, которая осуществляется в цивилизованных странах омбудсменом, в Беларуси никем не осуществляется. Если государство не заинтересовано в наличии такой функции и должности в нашей стране, значит, это становится делом общества.

Правозащитным организациям следовало бы собрать общенациональный конгресс сразу после событий 19 декабря, избрать общественного омбудсмена и дальше осуществлять действия национального масштаба через этот институт. Понятно, что в условиях чрезвычайного положения в стране у правозащитников забот и хлопот больше, чем обычно. Им просто было не до того.

Сейчас чрезвычайщина как-то сворачивается и заканчивается. Когда пройдут все суды, власти несколько уменьшат репрессии. Новых потерпевших станет меньше, и борьба за освобождение политзаключенных должна будет вестись в других формах. Тогда должность общественного омбудсмена будет востребована как никогда.

Поэтому правозащитный конгресс вполне уместно провести в мае или в начале июня 2011 года.

Причем это должен быть не конгресс правозащитников, а правозащитный конгресс. Поскольку проблемы защиты прав сейчас становятся общенациональным делом. Сегодня любая общественная активность практически является правозащитной деятельностью. В этих условиях омбудсмен нужен всем.

Возникнут проблемы признания этой должности и человека, который на эту должность будет избран, как внутри страны, так и за рубежом. Но у гражданского общества Беларуси есть опыт нетрадиционных креативных действий, которые в Европе, пусть и не сразу, но принимаются.  Все таки гражданское общество – это явление цивилизованного мира, а цивилизованные люди тем и отличаются от нецивилизованных, что умеют договариваться и понимать друг друга.

Сложнее будет в отношениях с государством. Но ведь именно эти отношения усложнились до такой степени, при которой уже невозможны традиционные и шаблонные пути.

Именно общественный омбудсмен должен стать фигурой, которая начнет урегулирование отношений общества и государства по самому актуальному и насущному вопросу  никакие нормальные отношения общества и государства невозможны, пока в стране десятки политических заключенных и узников совести. Сейчас все отношения ненормальные. Значит, требуют нормализации. Если государство неспособно сделать шаг в направлении нормализации, гражданское общество должно это сделать само.