Здравствуй, Дедушка Мороз, борода из ваты…

«Сегодня праздник у ребят,
Ликует пионерия,
Сегодня в гости к ним пришел
Лаврентий Палыч Берия…»
«Пионерская правда», 1939 год.

27 декабря президент Республики Беларусь праздновал Новый год на собственной новогодней елке. Задыхаясь от придворного волнения, корреспондент БТ отметила в своем репортаже: «Главную елку страны еще называют «президентской».

Дети со всех концов Беларуси посетили Дворец республики и от всех своих маленьких детских сердец поздравили А. Лукашенко с наступающим 2004 годом, не забывая поблагодарить за праздник, который наступил исключительно благодаря его отеческой заботе. Главе белорусского государства так понравились поздравления, что он прочно застрял на сцене, принимая подарки от детей! На заднем плане всего этого чествования маячила фигура какого-то бородатого старика в красной шубе…

Тысячи сияющих детских глаз на фоне президентской улыбки должны были создать новогодний образ «Процветающей Беларуси». Страна входит в новогодние и рождественские каникулы под знаком директивного снижения цен на алкоголь (за счет рентабельности предприятий торговли) и еще одного президентского «подарка» – недели отдыха (за счет отработки трех рабочих суббот). А. Лукашенко остается верен своим принципам – одаривать народ за счет его же кармана.

Новый идеологический шаблон – «Процветающая Беларусь» – вброшен в государственные СМИ всего неделю назад. Он должен символизировать не просто «успехи» завершающегося года, но продемонстрировать, что «процветание» страны является ничем иным, как «даром» главы белорусского государства белорусскому народу. Страна неумолимо сближается с образом рождественской Лапландии, где все проблемы решены, по дорогам бегают рогатые олени, а добрый Санта Клаус только тем и занят, что читает письма со всего мира и подгоняет неутомимых гномов – производителей конфет, пряников и деревянных лошадок.

«Дар», «помощь», «содействие», «пойти навстречу в это непростое время», «учесть интересы братского народа и его государства», «отдать должное роли и места…» – традиционный набор популистской демагогии и верный признак преобладания государственной политики социального и политического иждивенчества. Это белорусский государственный идеологический стандарт. Ничего не поделаешь.

Ничто не должно помешать тихому белорусскому счастью – ни землетрясение с 40 тысячами заживо погребенных в далеком «дружественном» Иране (где так и не увидели спасателей из нашего, естественно, «самого опытного на просторах СНГ» МЧС), ни самоизоляция страны от внешнего мира, ни реальная угроза остаться 1 января у потухших газовых плит. Оазис «процветания» непоколебим, а весь окружающий мир нам, естественно, люто завидует и страстно копирует. Даже новогодние елки.

Вот и В. Путин проводит елки с детьми. А до этого не проводил? Оказывается, подсмотрел у А. Лукашенко и научился, в чем его «Панорама» БТ (27.12.03) и уличила… Всему мы научили соседей – на заводах работать, города и газопроводы строить, фильмы снимать, в космос летать, ложкой и вилкой пользоваться… К сожалению, это не ирония. В этом уверены миллионы граждан «Процветающей Беларуси», этому их учат наши желтые госСМИ.

При таком непросыхающем круглый год новогоднем счастье все сваливающиеся на голову проблемы население должно воспринимать в формате преходящих напастей, которые если и не решаются, то обязаны решиться буквально на днях. На крайний случай, сам Санта Григорьевич в «голубом вертолете» прилетит и «покажет кино».

«Кина не будет». Под сегодняшней елочкой мы найдем только очень серьезных «Сашу» и «Сирожу», делящих несуществующий энергобаланс с соседней «вражеской» Россией.

А как все хорошо начиналось! Все лето и добрую половину осени белорусское руководство игнорировало предложения россиян. С конца июля почтальон, как заведенный, носил еженедельные письма в белорусский Совмин с напоминаниями и предложениями по выполнению апрельского «пакетного» 2002 года соглашения о поставках российского газа и создании СП на базе «Белтрансгаза». Вместо ответов БТ с упоением транслировало в белорусский эфир сюжеты о проблемах, которые досаждают РАО «Газпром».

В итоге, только жесткое сентябрьское решение А. Миллера о пересмотре тарифов на поставку в республику природного газа в 2004 году стало постепенно выводить официальный Минск из состояния безнаказанной Нирваны.

Белорусский Санта Клаус полетел в Сочи за «газовым подарком», но В. Путин повел себя исключительно прагматично и напомнил гостю, что России, в принципе, никто никаких подарков не давал, не дает и давать не собирается, долгов не списывал и не спишет, рынков не дарил и не подарит. Почему Москва должна что-то «дарить» пусть даже «союзной» Беларуси? Тем более, «дарить» через посредника. Ведь ни для кого не было секретом, что белорусский президент, который почему-то решил, что тариф пятого российского газового пояса является его личным приобретением, перепродает газ белорусскому потребителю с «накруткой» почти в 100%. Последовавшие с белорусской стороны «разъяснения» о том, что стоимость прокачки газа по собственным белорусским трубам на 600 км почти равна стоимости прокачки того же газа через российские газопроводы на 3 тыс. км, могли удовлетворить только крайне наивных людей.

В октябре, на заседании ВГС СГ, А. Лукашенко было уже не до газа. Ведь это была последняя в 2003 году попытка вырвать совместный референдум под маркой принятия Конституционного Акта. Вопрос об Акте «провис» до февраля. А. Лукашенко вылетел в Минск. Зимовать.

Потом он еще пытался как-то побороться за российский энергопирожок. Провел широко разрекламированную пресс-конференцию с демонстрацией слайдов и таблиц. Некоторое время упоминал россиян только в формате «братский русский народ», периодически звонил в Кремль по «инициативе российского президента»… В конце ноября в Минск приехал А. Миллер. Беларусь затаила дыхание, но ничем, кроме вежливого выслушивания друг друга, встреча не закончилась. А. Лукашенко понимал, что это зондаж Кремля, а глава РАО «Газпром» понимал, что понимает и ожидает А. Лукашенко. А ожидал он итогов выборов в ГосДуму.

Вот тут автор этих строк вступает в область неведомого. Беда в том, что он лично не знаком со своим героем, никогда с ним не беседовал и даже не видел собственными глазами. Поэтому он может только по косвенным признакам, с известными ошибками и допусками, оценить аналитические способности этого человека. Не вдаваясь в популярные в среде белорусской оппозиционной аналитики рассуждения о присущих белорусскому президенту «природных инстинктах», все-таки хотелось бы найти основу его странных, безусловно, как-то связанных с «измами» XIX и первой половины XX века взглядов на мировую политику и экономику, на значение в современном мире РБ, США, Европы, России, на роль личности в истории и т.д.

Нет сомнений, что мы имеем дело не просто c членом клуба диковинных и опасных идей и заблуждений. Для примера, А. Лукашенко чуть не ежедневно ждет информации о крахе американской экономики, о всенародном восстании в Ираке, о неминуемом и очень скором распаде России на удельные княжества. Он действительно верит, что госсобственность на средства производства и разветвленный государственный аппарат способны сотворить экономическое чудо. От выборов в ГосДуму РФ глава белорусского государства ждал не только хотя бы частичного выполнения своего плана «Лукашенко – Березовский – Зюганов», но и полного триумфа КПРФ. Более того, в узком кругу он высказывал сомнения в способности В. Путина, после прогнозируемой «победы» КПРФ, выйти на мартовские президентские выборы. Возникает ощущение, что он находится в плену собственных заблуждений и надежд. Он не анализирует окружающий мир в реальных красках, а смотрит на все в узком, четко очерченном спектре. Все, что вне этого взгляда, безжалостно отбрасывается. Все, что хоть как-то укладывается в прокрустово ложе президентских понятий, немедленно берется на вооружение. Окружение прекрасно знает эту специфику анализа реальности главой государства, и когда аргументов в поддержку выбранного курса не хватает, то начинает их просто придумывать.

Отсюда вывод – у нас беда. Наш президент в своих мечтах создал совершенно особую страну, которая не имеет ничего общего с реальной. Более того, он в ней уже живет, а мы – все девять с лишним миллионов его сограждан – просто ему мешаем жить так, как он считает нужным. Мешают не только белорусы, а также русские, американцы, западные европейцы и еще пропасть разных народов и их лидеров.

Белорусский президент, с одной стороны, прекрасно знает себе цену, но, с другой стороны, верит в свое божественное предназначение. Нет сомнений, что сейчас у власти находится человек, который во многом отличается от того А. Лукашенко, который сел в президентское кресло в 1994 году. Он и сам почти уверен, что родился в год первых в Беларуси президентских выборов.

Все эти долгие девять лет он старательно создавал собственный образ. Более того, он в него почти вжился, свыкся, как к новой коже. Только периодически, в исключительных обстоятельствах, из-под надетой маски выглядывает истинный А. Лукашенко. Стоит отметить, что это не очень приятные минуты.

То же относится и к его идеологической «копилке». А. Лукашенко давно уяснил, что он конкурентен только в среде идей 50-60-х годов. Вся эта советская реинкарнация на территории небольшого государства без ресурсов и с устаревшей экономикой преследует только одну-единственную цель – «приватизация» высшего государственного поста. Так жук-плавунец тянет из атмосферы пузырьки воздуха и создает из них в водной толще воздушный домик-пузырь, в котором он может жить и дышать. Но только в гордом одиночестве.

Это неплохой план. В мире принято считаться с владельцами пусть и «воздушных пузырей». И «неадекватность» белорусского президента долгие годы давала ему возможность удерживаться у власти. Всю внутреннюю конкуренцию против себя он ликвидировал в корне.

Но ему все равно нужны «пузырьки» воздуха. Да и страна ждет новогоднего «подарка». Поэтому с начала декабря началась осада Москвы Сергеем Сидорским.

Это был месяц бесконечных поездок в белокаменную. Формально, российское руководство не закрывало двери для бесконечных «ходоков» из Минска. Состоялось бесчисленное количество заседаний и встреч, бесед. Толка никакого.

В принципе, уже 2 декабря Беларусь обнаружила, что она лишилась своего огромного завоевания времен президентства Бориса Ельцина – единого энергобаланса России и Беларуси. Хотя, слово «единый энергобаланс» в данном случае звучит слишком высокопарно. Просто в энергобалансе России долгие годы существовала «белорусская» строка. Уже на следующий день А. Лукашенко на совещании в Минске указал на этот провал, как смертельный удар по республике. Причем удар получился скоординированным между российскими газовиками, нефтяниками и энергетиками.

Если претензии газовиков связаны со срывом белорусской стороной соглашения от 12.04.02 г., то нефтяники не простили Минску бесконечные изменения правил поставок давальческой нефти на белорусские НПЗ, издевательские условия тендеров по продаже белорусской нефтехимии и попытки национализировать российскую государственную компанию «Запад-Транснефтепродукт».

Энергетики поступили проще всего. Они повысили цены на поставляемую в республику электроэнергию, ссылаясь на идентичное повышение тарифов на электроэнергию для россиян. Белорусское правительство восприняло эту новость исключительно болезненно.

После такого бравого начала месяца, все остальные действия белорусских энергогенералов приобрели характер PR -кампании. Отметились все – от Сидорского и Семашки до Бамбизы. Весь декабрь каждый из них, по очереди, в почти ежедневном режиме, «комментировал» переговоры по поставкам в 2004 году в исключительно мажорных тонах. Но главным «запевалой» был, конечно, нынешний премьер. «Не надо драматизировать» (2 декабря, С. Сидорский), «энергетический баланс РБ на 2004 год будет согласован до 20 декабря», «чем больше мы встречаемся, тем ближе наше понимание в этом вопросе» (2-3 декабря, С. Сидорский), – и так день за днем.

Интересно, что даже слова российской стороны комментировали исключительно высшие белорусские чиновники. Так, 17 декабря именно С. Сидорский ссылался на слова М. Касьянова о возможности сохранения внутрироссийских цен на газ для Беларуси. Правда, такая возможность открывалась в случае решения вопроса о создании СП на базе «Белтрансгаза». Тем не менее, на следующий день, 18 декабря, С. Сидорский бодро заявил, что «есть все основания, что переговоры завершатся успешно».

Но уже 23 декабря господин Семашко практически провалил встречу с Алексеем Миллером. «Газпром» не удовлетворил объем уступок с белорусской стороны. Тем не менее, в тот же день из «Белтрансгаза» поступило утверждение, что «пройдет день-два, и взаимовыгодный компромисс найдется».

24 декабря, в разгар невероятного напряжения, когда должностные лица в «Белнефтехиме» и «Белтрансгазе» стали все больше походить на ходячие телефонные будки, неожиданно пришла информация о звонке В. Путина А. Лукашенко. Н. Петкевич сообщила, что В. Путин проинформировал белорусского президента, что он поручил правительству «в течение ближайших двух-трех дней урегулировать вопросы поставок газа в Беларусь в полном объеме». Чиновный Минск перевел дух. Его не насторожило, что Москва не подтвердила слова Н. Петкевич. Российские СМИ упомянули только просьбу российского президента белорусской стороне – не затягивать с началом процесса вступления в силу соглашения о создании ЕЭП.

25 декабря в эфире С. Сидорский утверждал, что Россия отказалась от своих претензий на контрольный пакет акций в будущем газовом СП: «Газпром» уже, мол, согласился только на 50% акций. Более того, Россия не просто готова начать с 1 января (или вернее, продолжить) поставку газа по цене 5 пояса РФ, но и перекачать в РБ 20,5 млрд. кубов.

С этого момента даже оппозиционная аналитика пришла к выводу, что успех уже в кармане только что утвержденного премьера, который заодно добился снятия приставки «и.о.» к своей должности, используя методы полицейских-сыщиков из известного мультфильма про поросенка Фунтика: «Хозяйка, пули свистели над нашими головами…»

Но утром 26 числа вдруг выяснилось, что переговоры все еще идут. Более того, к вечеру появилась информация о возможности вылета А. Лукашенко в Москву. Вся эта суета протекала под радостный стон «Панорамы» БТ о практически решенной проблеме по поставкам энергоносителей в республику.

Прошло 27 и 28 декабря. Самолет так и остался на стоянке аэропорта. Никуда белорусский президент не полетел. Он прекрасно понимает, что именно сейчас, пожалуй, впервые за девять лет его президентства, настало время для реального торга с официальной Москвой. Все, что было до этого, являлось только инсценировкой «перетягивания каната». Честно торговаться белорусский президент пока не пробовал.

Появление А. Лукашенко в эти часы в Кремле означало бы и для россиян, и для белорусов, что первый белорусский президент сдался. Фактически, такой визит был бы равнозначен звонку Э. Шеварднадзе В. Путину, когда «серебристый лис» понял, что грузинская оппозиция загнала его в капкан.

От появившегося на кремлевском паркете А. Лукашенко потребовали бы политических уступок. Возможно, что эти уступки были бы связаны лично с ним.

Белорусский президент решил остаться дома. Отсидеться, отлежаться. Ведь еще есть три дня…

Настало 29 декабря. Последний понедельник 2003 года. В Москве день Государственной Думы. Первое заседание нового состава. Уже с обеда начинается бесконечная череда новогодних фуршетов и праздничных визитов. Шереметьево и Домодедово перегружены. Каждые пятнадцать минут «Ил-96» и «Боинги» стартуют в Таиланд, на острова Бали и Маврикий, на лыжные курорты Австрии и Швейцарии, в Париж, Прагу, Берлин, Рим, Рио-де-Жанейро…

Никому не нужен на этом празднике жизни наш одинокий белорусский Дед Мороз. Он может и дальше протирать свои валенки, обходя здание за зданием в опустевшей на праздники Москве. Никто ему не подпишет соглашения о тарифах и объемах. Он опоздал.

Ему остается только молиться Богу, что через два дня не упадет давление в газопроводах, что придет в Мозырь очередной состав так называемой «колесной нефти», что не отрубят электрорубильник.

Но праздники рано или поздно заканчиваются, и Россия может потребовать от «Процветающей Беларуси» заплатить уже по среднеевропейским тарифам 2004 года. Ведь за «процветание» надо платить.

С Новым Годом и с новым «процветанием» Вас, уважаемые господа!

Метки