Некомпенсированная уязвимость – 2

В ноябре 2010 года я говорил о том, что «для нашей системы критическая точка – это не выборы. Для нее критическая точка – это деньги, вернее их острая и хроническая нехватка, наблюдающаяся с момента начала сокращения российских дотаций. Причем, данная уязвимость является системной, то есть ее невозможно устранить без изменения всей системы в целом. Ведь наша система устроена так, что тратит больше денег, чем генерирует» (Некомпенсированная уязвимость). Так оно, в принципе, и получилось. Власти выиграли выборы, правда выиграли только на силовом поле.

Однако проиграли в экономике и в информационном поле – двух других составляющих власти. Причем эти другие составляющие власти не менее важны, чем наличие грубой силы. Как отмечает Элвин Тоффлер: «Главная слабость грубой силы кроется в ее абсолютной негибкости. Насилие может быть использовано лишь для наказания. Если быть кратким, оно – низкокачественная власть. Богатство – более удобный инструмент власти. Сила толстого бумажника значительно многостороннее. Вместо просто запугивания или наказания он может предложить превосходно градуированные награды – выплаты и вознаграждения деньгами или чем-то подобным. Богатство может использоваться как в позитивном, так и в негативном плане. Оно, следовательно, значительно гибче силы. Богатство – власть среднего качества. Однако самую высококачественную власть дает применение знаний. Власть высокого качества – это не просто возможность дать затрещину. Не просто возможность сделать по-своему, принудить других делать то, что хочется вам, даже если они предпочитают иное. Высококачественная власть предполагает значительно большее. Она предполагает эффективность – достижение цели с минимальными источниками власти. Знания часто могут использоваться для того, чтобы заставить другую сторону полюбить вашу последовательность операций при выполнении действия. Они могут даже убедить человека в том, что он сам придумал эту последовательность. Следовательно, именно знание – самое многостороннее из трех основных источников управления в обществе. Оно может быть применено для наказания, вознаграждения, убеждения и даже изменения. Оно может превратить врага в союзника. Лучше всего то, что, обладая верными знаниями, можно, в первую очередь, обойти нежелательные ситуации, а также избежать излишних трат сил и средств. Знание также служит для приумножения богатства и силы. Оно может использоваться для роста имеющихся в распоряжении сил и богатства или, наоборот, снизить их, если это необходимо для достижения данной цели. Конечно, максимальная власть доступна тем, кто в должном месте способен применить все три инструмента, искусно сочетая их друг с другом, чередуя угрозу наказания и обещание награды с убеждением и быстрым пониманием» («Метаморфозы власти», 1990).

Теперь посмотрим, что происходит у нас в этом плане. Сила у нашей власти есть. Насилие она применяет масштабно и не задумываясь о последствиях. Тут «без проблем». Денег у нашей власти нет. Более того, некомпенсированная уязвимость в экономическом плане после «19 декабря» не только не уменьшилась, но и возросла, несмотря на объявленный рост ВВП. Дело в том, что белорусская экономика не производит добавочной стоимости. Если взять знаменитую формулу Маркса «Д – Т – (Д + д)», то у нас Деньги с прибавочной стоимостью– это величина меньше, чем исходные Деньги. А чтобы экономика работала, должно быть наоборот. Показатель роста ВВП – это ерунда, если Д+д<Д. Например, купили за рубежом энерго-носителей и сырья на 1000 долларов, а товаров продали на 900, суммарный оборот или «ВВП» будет 1900 долларов. А в другом случае купили энергоносителей и сырья на 800 долларов, а товаров продали на 900. Во втором случае «ВВП» меньше 1700 долларов против 1900, но и ежу понятно, в каком случае экономика здоровее. Ежу, но почему-то не нашей власти, которая продолжают «надувать» ВВП по первому варианту.

И одной грубой силой отсутствие денег не компенсируешь, у силы есть пределы, это низкосортная власть, как говорит Тоффлер. Так в период голода царь Иродпродал свою золотую посуду и золотые украшения женщин, купил зерно и накормил народ. Злодей злодеем, но понимал, что никакое злодейство и никакой «ОМОН» от голодного народа не спасут. В принципе, поэтому и умер своей смертью в преклонном возрасте, несмотря на многие прегрешения. Тому, кто этого не понимал, обычно везло меньше. То есть даже в библейские времена экономическую уязвимость можно было компенсировать только «золотом», сила полностью ее никогда не компенсировала. В наши времена – тем более. И дубинки 19 декабря нанесли мощный удар в том числе и по экономике страны, а не только по оппозиционерам.

На информационном поле наша власть тоже проигрывает оппонентам, причем практически вчистую. И чем более страшные «заговоры» рисует наша пропаганда, тем меньше ей верят. Кроме того, информационное поражение больно бьет и по экономике, снижая инвестиционную привлекательность страны и ее общую конкурентоспособность. Причем и тут предпосылок для улучшения ситуации пока не наблюдается, скорее наоборот. Следствием информационного поражения является и то, что власть потеряла легитимность не только в глазах «запада» или «востока», но и стремительно теряет ее и в глазах собственного народа. Казалось бы, чисто нематериальный фактор, но это может оказаться в перспективе посерьезнее поражений в других составляющих власти.

То есть наша власть все же проигрывает власть. Из трех основных составляющих настоящей власти она реально выигрывает только в одной – силовой составляющей. Но в современном мире этого мало для длительного удержания власти. Нужны еще «деньги» и «знания», без них и «ружье» скоро стрелять перестанет.