Возрастной конфликт

Чрезвычайно интересно наблюдать со стороны за тем, как две незарегистрированные молодежные организации – Молодой Фронт и «Зубр» – сопротивляются стремлению зарегистрированных пенсионерских организаций, у нас в стране почему-то называющихся политическими партиями, затянуть их к себе в коалиционную «постель». Вероятно, мешает вполне естественная брезгливость. И еще немного – расчет. В конце концов, ничего нового нашей «площадке молодняка» попросту не предлагается. Все это было, было, было...

Однажды «Молодой Фронт» – или, как того требует Министерство юстиции, незарегистрированное общественное объединение «Молодой Фронт» – уже существовал. В той, прошлой, его жизни он возник даже раньше старого Фронта. У него было несколько имен – «Талака», «Тутэйшыя», Канфедэрацыя маладзёжных суполак. Было это, страшно подумать, более пятнадцати лет назад.

И руководил ими не Павлик Северинец, а совсем другие люди – Валик Вечерко, например. Он ведь тоже был когда-то молодым, талантливым, энергичным, и жил не грантами, а идеей. Правда, потом появились более взрослые, более циничные и прагматичные, хорошо знающие, что молодежь – это только лишь пушечное мясо, способное исполнять приказы старших. Появились – и захлестнули горло, певшее молодые песни, удавкой партийных решений, требующих безоговорочного послушания... Я описывал всю эту коллизию в 1997 году, в приказавшей ныне всем нам долго жить газете «Имя», в статье «Пожилой мальчик». «Взрослые» тогда на меня сильно обиделись, но у «мальчика» хватило жизненной мудрости промолчать.

Сейчас ситуация повторилась – правда, с несколько непривычным для пятнадцатилетней давности «мальчика» исходом. Валентин Григорьевич Вечерко был уверен, что и здесь партийная дисциплина возьмет свое и вынудит Павлика – как некогда самого Валика – умерить свои амбиции. Но выяснилось, что Павлик умеет считать. И он – посчитал.

Какую концепцию выдвинула на этот раз блестящая «коалиция всех талантов», от БНФ и ОГП справа до ПТ и ПКБ слева? Все подсчитали, все учли. Пришли к выводу: 110 плюс 110 кандидатов от оппозиции – вот что надо на грядущих парламентских выборах. В коалицию вошло пять официально зарегистрированных партий. Разделим цифру 110 («запаски» не учитываем, поскольку в какой момент ими «выстрелят», и «выстрелят» ли вообще – это большой вопрос) на пять субъектов политического поля. Получается – 22 человека на партию. Добавьте к этому еще, скажем, партию камрада Статкевича – и квота потенциальных мандатоносцев сузится неумолимо и неизбежно, как шагреневая кожа в повести Бальзака. Получится нечто странное вроде 18,33333 – количество троек можно продолжать до бесконечности. Добавьте непартийные структуры, имеющие собственный кадровый потенциал, вроде БХК и примкнувших к ним палатников-«республиканцев» – и цифра опять уменьшается (до 15,714). Причем без каких-либо гарантий насчет возможности пройти через предвыборное сито вообще.

Понятно, кому и зачем это нужно. Это нужно тем, кто будет канализировать средства (как же, мы сумели объединить деда с бабой и жука с жабой); тем, кто будет отчитываться об успешной работе перед донорами и собственным правительством (на этот раз мы выделили деньги тем, кто действительно сумел объединить вышеупомянутых деда с бабой и жука с жабой); наконец, тем, кто все равно не собирается попадать ни в какой парламент (на этот раз) и видит в правящем белорусском режиме всего лишь внешнее условие, дающее возможность отсидеться на грантах до прихода демократии. Александр Григорьевич может спать спокойно, свергать его пока никто не собирается – экономически нецелесообразно свергать кормильца, а временами даже и поильца.

Но перед незарегистрированным общественным объединением «Молодой Фронт» стоит совершенно иная задача. Его задача – вырасти в партию. Старое политическое поколение белорусских демократов, благополучно пробойкотировавшее 1999 и 2000 год, а затем пожавшее плоды собственной глупости в 2001 году, признать собственные ошибки и уйти в отставку не пожелало. При этом меня всегда умиляли высказывания некоторых сподвижников г-на Вечерки: «Ну да, проиграли. Но вот он уйдет – и кто тогда? Кто на его место?» Это безумно напоминает ситуацию 1999 года, когда ряд их бывших сподвижников по партии задавали тот же вопрос в отношении Зенона Позняка: «Ну, вот если не Позняк – то кто?» Оказалась, что есть кому, но хрен редьки не слаще. Новое руководство БНФ начало задаваться тем же вопросом, уверяя самих себя и окружающих в собственной безальтернативности. И получилось в точности, как сказал мне один бывший член БНФ после съезда, расколовшего эту старейшую партию: «Что Позняк, что Вечерко – мы навсегда опоздали и находимся на закате Фронта; вечер наступил». И хотя у Валентина Григорьевича все еще не наметилась позняковская лысина, но счет «очередным моральным победам» он ведет достаточно уверенно. Еще несколько шагов – и реальная (а не только моральная) политическая победа окончательно уподобится для членов БНФ птице цвета ультрамарин: искать ее, в точном соответствии с пьесой Метерлинка, будут в царстве мертвых.

Павлику Северинцу хочется жить. Моральные победы ему не нужны – ему нужно признание его статуса самостоятельного политика и руководителя реального субъекта политического поля. Его синяя птица – возможность укреплять собственные структуры, объединенные не столько благодаря грантам, сколько благодаря идее (хотя, верю, гранты там тоже имеются). Но структуры – это всегда люди. Молодые, честолюбивые, мечтающие о том времени, когда не Вінцук Рыгоравiч, а они сами будут определять если не судьбу страны, то, во всяком случае, судьбу оппозиции. И для того, чтобы поддерживать их в работоспособном состоянии, чтобы им было, ради чего идти завтра на политические баррикады, им следует предоставлять возможность самореализации – то есть, полноценного участия в выборах, а не сводить их функцию к разбрасыванию листовок в округах дяди Вали и тети Гали.

Признай это Вечерко, предложи он включить Молодой Фронт в качестве самостоятельного субъекта в коалицию, добейся он этого включения – и конфликта бы не было. Вернее, не было бы этого конфликта. Был бы другой. Потому что по статусу сегодня Северинец является заместителем Вечерко. Окажись Северинец членом коалиции с правом решающего голоса – и о партийной дисциплине придется забыть раз и навсегда, поскольку те, кто не захочет участвовать в реализации очередной политтехнологической разработки г-на Вечерко (или Лебедько), но захочет при этом оставаться членом БНФ, всегда смогут «подчиниться» решению Молодого Фронта как более реалистичному. И возразить будет нечего: джинна из бутылки уже выпустили, БНФ пришел к плюрализму в одной голове.

Таков удел всех партий, в которых интересы партийной элиты выше интересов партийных структур. Конфликт Владимира Новосяда с руководством ОГП – это ведь тоже конфликт «политических реалистов» с «политическими прагматиками»: первые хотят реально участвовать в политической жизни страны, доказывать свою состоятельность на выборах, а вторым достаточно принять участие в «распиливании грантов», при условии, что «пилят гранты» именно они. Правда, ОГП в силу меньшей идеологической зашоренности начала обкатывать своих людей на чужих «свадьбах» – скажем, на выборах в России. Это своеобразный компромиссный вариант, в полном соответствии со «Стансами» Байрона:

Кто драться не может за волю свою,
Чужую отстаивать может.
За греков и римлян в кровавом бою
Он буйную голову сложит.

Правда, в роли греков оказывается известный российский империалист Анатолий Чубайс, а в роли римлян совсем даже душитель гласности на российском телевидении Альфред Кох – но нельзя же одним махом и рыбку съесть, и невинность соблюсти. Приходится забыть о политическом чистоплюйстве и думать все более о политической целесообразности. Пусть волонтерство на российских просторах – слабое утешение, но это хоть сколько-нибудь обоснованная форма политической абстиненции внутри страны: вот, потренируемся, как говорил известный персонаж, «на кошках», а там выпьем для храбрости и пойдем дергать нашего «тигра» за усы.

У БНФ такой возможности нет. Не в Польшу ведь им ехать и не в Литву – там ситуация уже настолько отличается от нашей, что «учиться» на волонтерском уровне просто невозможно. Остается вариться в собственном соку и подсчитывать «очередные моральные победы». Именно поэтому здесь конфликт превращается в нечто и вовсе чудовищное: вначале Молодому Фронту отказывают в праве собираться в штаб-квартире БНФ; затем Молодой Фронт отказывается подчиниться партийному решению о 110 + 110 кандидатах (то есть, продолжает настаивать на отдельной партийной квоте для себя и признании собственного самостоятельного статуса); наконец, и это уже почти очевидно, Северинца изгонят из БНФ столь же стремительно, как изгнали некогда «отца Молодого Фронта» Вячеслава Сивчика. Правда, Северинцу есть, куда уходить: он сам по себе – командующий Фронтом. Хотя и Молодым.

А Винцуку Вечерко я предлагаю покаяться перед Зеноном Позняком и стать его первым заместителем. Думается, они найдут общий язык несколько быстрее, чем с Северинцем. Возрастная дистанция несколько меньше.

Метки