Памяти Александра Грицанова

Памяти Александра ГрицановаНа сайте «Наше мнение» две первые статьи Александра Грицанова появились в декабре 2004 г. Автор рассматривал причины установления диктаторских режимов на постсоветском пространстве.

В постановке проблем статьи не отличались оригинальностью. Но они были очень оригинальными благодаря личности самого писателя. Автор статей за несколько дней до публикаций был условно-досрочно освобожден из мест лишения свободы.

Этапирование Александра Грицанова из Шкловской колонии осуществил еженедельник, в то время называвшийся «Белорусским рынком».

Грицанов был другом и автором этой газеты. Естественно, что в назначенное время редакционный «Фольксваген» припарковался вблизи тюремного КПП.

«Белорусский рынок» оказался тем изданием, которое предоставило постоянную работу опальному мыслителю.

Две-три публикации после освобождения – автор напомнил о себе. Весной 2005 года Александр Федута, в то время непосредственно работавший на сайте «Наше мнение», благодарил судьбу за возвращение к активной деятельности незаурядного публициста Александра Грицанова.

К слову, Александр Алексеевич, еще во время следствия, когда содержался под стражей в СИЗО на Володарского писал «тексты», которые публиковались в печати под псевдонимами.

В зоне общался с обычным «мужичьем». С теми, кого сажают за мешок украденной картошки или за срезанный медный провод. Но беседовал и с убийцами, и с авторитетами, и с особо крупными экономически преступниками.  И не потерял себя, и никогда не бил себя кулаками в грудь, как это обычно делают те, кто вынес физические мучения, но сломался как личность.

Каким несгибаемым ушел на зону, таким же и вернулся. Возобновил проекты по изданию философских, культурологический книг, не имевших аналогов не только в Беларуси, не только в постсоветском пространстве. Вполне возможно, что философская библиотека, изданная Александром Грицановым, является крупнейшей в обозримой истории человечества.

В русле философской традиции таких авторов называют энциклопедистами.

Со времени первых советских писателей, со времени первых философов и идеологов пошло – всякая «философская» рукопись изготавливалась по государственному заказу и приносила авторам большие «потиражные», не считая должностных окладов за службу в так называемых общественных организациях.

Александр Грицанов в таких организациях не состоял и «потиражных» не получал. Работал за медный грош. В качестве компенсации за мизерные гонорары принимал возможность работать над следующей книгой. И потому работал на износ. Всякий раз с воодушевлением – а вот это еще надо сказать и написать. Когда вышла книга «Научный антикоммунизм и антифашизм», написанная вместе с Анатолием Тарасом, журналисты, а вслед за ними и официальные критики постарались свести событие к каламбуру. Де мол,  авторы в игре словами неправомерно отождествили разные социально-политические явления. Не разные даже, а противоположные.

Демократическая публика тоже недоумевала, не считала нужным углубление в детали, когда полностью определены сущности.

Наверное, не полностью определены. Будь по-иному, не было бы столь энергичных возражений. Но не спорить же с теми, кто до сих пор считает роман Горького «Мать» шедевром литературы, созданным в русле социалистического реализма. Поэтому Грицанов не вступая в споры, отвечал: я должен был написать эту книгу. Она вызревала во мне годами.

Книга не оказалась последней, но она выразила отношение автора к действительности. И ко всем нам.

Не менее сорока лет футурологи утверждают: человечество погубит информационный бум. По этой причине здравомыслящая часть населения резонно считает, что от гибели ее может спасти только лень. В самом деле, зачем изучать инструкцию о применении лопаты, если это легко определяется опытным путем. Вообще, большинство необходимых для нормальной жизнедеятельности человека алгоритмов или даются ему от рождения, или усваиваются в первые годы жизни под давлением воспитателей.

Зачем же думать? Незачем...

Но мы все-таки попробуем. Александром Грицановым, редактором, составителем, автором были подготовлены к изданию и изданы десятки томов превосходных по своему литературному достоинству книг. На абсолютно безбюджетной основе. Этими книгами давно пользуются студенты, преподаватели, любители серьезного чтения.

Студенты по ним сдают экзамены своим преподавателям. В большинстве своем – авторам тощих методичек и идеологически безупречных бессодержательных пособий. Студенты при этом не ссылаются на источники, преподаватели не настаивают на соблюдении установленных норм.

До 21 марта не было в белорусских университетах, академиях и институтах  философской кафедры, которую не смог бы возглавить Александр Грицанов. После 21 марта не стало Александра Грицанова, который мог бы возглавить любую философскую кафедру любого университета.

Все прочие остались. Но никто никогда больше в завершение беседы по мобильнику не услышит неизменное грицановское «береги себя».

Себя он не уберег.

Александр Грицанов в Википедии