Из непонятно откуда в европейское будущее

Математически можно строить всякие фигуры и движения,
но не так легко их устраивать на нашей планете
при данном физическом и моральном состоянии людей.
С. Витте

Из непонятно откуда в европейское будущееЕсть такой замечательный афоризм: «Кто не знает куда плывет, для того нет попутного ветра» (Сенека). К белорусскому партийно-аналитическому сообществу на первый взгляд отношения он не имеет. Координаты пункта назначения особых споров не вызывают. Все мы согласны, что выгребать из тесных объятий Союзного государства следует в направлении Европы.

Белорусы имеют возможность постигать Европу непосредственно в ощущениях. Для особо продвинутой части населения существуют книги по экономике, социологии и политологии, в которых подробно описано общество, сформировавшееся в условиях разделения власти и собственности. В таком обществе «четко дифференцированы экономическая, социальная и политическая сферы, а потому базовые единицы их организации – рынок, гражданское общество и политика – легко конституируются в качестве базовых объектов анализа трех социальных дисциплин» (Андрей Фурсов).

Но то, что в Европе разделено, у нас представляет единое целое. Приведу одно из наиболее ярких описаний такого единства: «Власть и Президент прежде всего, я уже часто вам об этом говорил, должен контролировать самое главное три вещи: власть – она не приватизируется, собственность и деньги. Это должно быть сосредоточено прежде всего. Ну и потом, я уже говорил, идеология у нас не приватизируется и так далее» (Александр Лукашенко). Рекомендую обратить внимание на концовку цитаты. Экономика, социология и политология могут расслабиться в географическом центре Европы. Для них в Беларуси просто нет объекта изучения.

Проиллюстрирую столь неординарный вывод на примере статьи 40 Конституции РБ: «Каждый имеет право направлять личные или коллективные обращения в государственные органы. Государственные органы, а также должностные лица обязаны рассмотреть обращение и дать ответ по существу в определенный законом срок. Отказ от рассмотрения поданного заявления должен быть письменно мотивированным».

Почему право белорусов жаловаться закреплено в Конституции? Тот, кто полагает, что перед нами типичный образец демагогии – ошибается. Для функционирования власти (любой) требуется обратная связь. В Европе ее обеспечивает «рынок, гражданское общество и политика». В Беларуси – институт жалоб. Это один из наших базовых институтов. Он не сегодня родился и не завтра умрет. Когда у белоруса по чьей-то вине (как он полагает) возникает проблема, то он не обращается к своему адвокату, он пишет жалобу в соответствующую государственную инстанцию. Если проблема не решается, то белорус направляет жалобу в инстанцию более высокого уровня, и так вплоть до Администрации президента.

Лишите рядового белоруса конституционного права жаловаться, а вы лишите власть сотен тысяч информаторов волонтеров, чем существенно затрудните ей оперативно «принимать законные и обоснованные решения» (статья 15 закона «Об обращениях граждан»).

Во время предвыборной эйфории один из оппозиционных кандидатов в случае своей победы обещал пригласить в качестве консультантов группу нобелевских лауреатов. Представляете, в каком количестве и какого качества они бы наломали дров!

Из вышесказанного следует, что согласия внутри партийно-экспертного сообщества относительно конечной точки движения недостаточно для наполнения парусов попутным ветром. Координаты точки, в которой мы находимся, не определены. Однако на количестве местных Сусанниных, готовых за относительно небольшую плату подряжаться в качестве проводников, этот факт никак не сказывается. Более того, желающих пополнить их ряды с каждым годом становится все больше. Если так пойдет и дальше, то к очередному судьбоносному голосованию избирательный бюллетень придется  печатать в форме брошюры.

Белорусский вариант «Русской власти»

В Беларуси выборов нет. По этому вопросу разногласий в партийно-экспертном сообществе не существует. Консенсус, однако! Почему же тогда деятельность, связанная с организацией избирательных кампаний, пользуется у партийной оппозиции такой популярностью? Почему выборами балуется белорусская власть  – понятно. Время на дворе такое. От ценностей демократии публично отрекаться нынче не принято, тем более «всенародноизбранному» президенту. Демократические выборы без оппозиции, все равно, что брачная ночь без невесты. Это в СССР выборы проводились с целью демонстрации единства партии и народа. Как политическое мероприятие они не рассматривались, соответственно, и о признании результатов голосования Западом речи тогда не шло. Союз нерушимый был относительно самодостаточным и в экономическом и в цивилизационном смысле.

Политика появляется там и тогда где и когда в обществе начинают формироваться группы, осознающие свои (отличные от государства) интересы. Тут следует отметить, что без формирования института частной собственности невозможно и формирование частных интересов. А поскольку общества в современном понимании в Беларуси нет, то и потенциал наших партий близок к нулю. И это не вина партийных активистов. Это наша общая беда. У нее объективный базис, но есть и субъективная надстройка. Она порождена маниакальными попытками пересадить западный опыт политических действий на отечественный суглинок.

У каждой крупной социальной системы имеется свой базовый элемент: в индийской системе – каста, в античной – полис, в капиталистической – капитал. Беларусь не является крупной системой. Собственного базового элемента она не сформировала. Она его импортировала. К сожалению, не с Запада, а с Востока.

Базовым элементом нашей восточной соседки является власть. По мнению историка Андрея Фурсова: «Эта власть не сводится к государственности, хотя у нее есть государственное измерение; эта власть не является политической, хотя дважды – на рубеже XIX–XX и XX–XXI вв. – на короткое время – у нее появлялось политическое измерение (как результат ее разложения)». В современной науке этот тип власти принято называть «Русской властью» (далее РВ). Исторически она сформировалась как русский ответ на нерусские – евразийские и мировые – воздействия. В чистом виде (это мое собственное мнение) РВ сохранилась только в Беларуси. В России в настоящий момент происходит ее стремительная деградация, чему в значительной степени способствует «труба», с которой кормится правящий класс.

Главные черты РВ – надзаконность и социально однородный характер. Когда Лукашенко переносит дату своего рождения или, не дождавшись инаугурации, назначает нового премьер-министра, он шлет обществу сигнал: все нормально, я по-прежнему над законом, следовательно, обладаю всей полнотой властных полномочий. Надзаконность Лукашенко закреплена в Конституции, согласно которой президент не только «осуществляет посредничество между органами государственной власти» (статья 79), но и лично формирует их.

Альтернативой РВ является не демократия, а олигархия. В 1994 г. в момент распада советской версии РВ белорусы получили возможность выбирать между национальной версией РВ (Лукашенко), олигархией (Кебич) и демократий (Позняк, Шушкевич). Во второй тур вышли Лукашенко и Кебич, и это неслучайно. Победа «дорогого Вячеслава Францевича» означала бы развитие по российскому сценарию. С приватизацией при этом проблем не возникло. «Крепкий хозяйственник» наверняка начал бы не с убыточных предприятий, а с «фамильного серебра». И сегодня белорусы могли бы гордиться не только тем, что калийный комбинат находится в частных (отечественных) руках, но и наличием в тех же руках одного из популярных европейских футбольных клубов.

В своем классическом варианте РВ способна воспроизводиться лишь в условиях социальной однородности. Процитирую в очередной раз Лукашенко: «Все в мире сегодня отмечают, что разбежка доходов бедных, грубо говоря, и богатых у нас в 3 - 4 раза. Как в Швеции, где самый лучший показатель в мире (в России – в 25 - 30 раз. Это катастрофа, предреволюционная ситуация)». Под «разами» следует понимать децильные коэффициенты [1]. В Беларуси он не превышает 6, в России официально – 17, но многие эксперты полагают, что он не ниже 25.

Когда Лукашенко придает сакральный статус зарплате в 500 долларов («святая цифра»), он стремится не допустить социального расслоения. Только на такой экономической базе возможна концентрация всех властных полномочий в одних руках. Собственность имеет свойство порождать власть. Этот процесс мы имели возможность наблюдать в России в начале 90-х. С приходом Путина он был приостановлен, но ненадолго. Вот как его пролонгацию комментирует политолог Владимир Пастухов: «Если Дмитрий Медведев не управляет Россией, из этого вовсе не вытекает, что ею управляет Владимир Путин… Действительность суровей, чем это многим кажется: сегодня Россией не управляют ни Медведев, ни Путин. Реальная власть сосредоточена в руках отдельных финансово-бюрократических кланов, которые за время «междуцарствия» приобрели такую большую автономию, что не захотят делиться этой властью ни с одним правителем, как бы его ни звали».

В рамках теории РВ, сложившаяся в России ситуация, называется «князебоярством». Нашему князю пока удается сдерживать бояр в безсубъетном состоянии и не допускать прихватизации. К противоборству между князем и боярами и сводится реальный «политический» процесс в Беларуси. К выборам со всеми их прибамбасами в виде прозрачных урн, как нетрудно догадаться, этот процесс никакого отношения не имеет. Не имеет он отношения и к оппозиции, а оппозиция к нему.

«Русская власть» формирует «Русскую систему». Перечислю ее основные элементы:

Власть;

Популяция, то есть население, которого при нормальном функционировании власти лишено субъектности;

Лишний Человек – это те индивиды или группы, которые не «перемолоты» властью и поэтому не стали ни ее органом, ни частью Популяции (автора статьи, как и большинство посетителей сайта «НМ» в рамках данной классификации следует отнести к Лишним Людям).

В силу внутренних причин (не без помощи причин внешних) РВ способна распадаться. В прошлом веке такое с ней случалось дважды. В ответ на ее распад, т.е. потерю «политической» субъектности, возбуждается Популяция и обретает на время собственную субъектность. По своим отдельным характеристикам в момент возбуждения Популяция начинает напоминать общество.

Общество от Популяции не в последнюю очередь отличается уровнем внутренней солидарности, основанной на взаимных ценностях. Без доверия людей друг к другу солидарности не выстроить. К сожалению, я не могу подкрепить сказанное данными белорусских социологов, поэтому прибегну к помощи российского Левада-центра.

Обратите внимание на аномально высокую долю «доверчивых» россиян в 1991 г. Именно чувство взаимного доверия выводило в начале 90-х на улицы сотни тысяч людей. Без окрепшего взаимного доверия невозможны были бы электоральные революции ни в России, ни в Беларуси.

Но возбужденное состояние не может поддерживаться в течение длительного времени, как не может длительное время продолжаться безвластье. Популяция обретает субъектность в вынужденном режиме. Убедившись, что власть подобно терминатору вновь собралась из осколков, Популяция свою субъектность утрачивает, ее возбужденные представители успокаиваются и замыкаются в частной жизни.

С каким из двух суждений Вы бы скорее согласились?


1991

1998

2005

2006

2007

2008

2009

2010*

Людям можно доверять

52

34

23

22

26

26

27

25

С людьми надо быть осторожным

41

42

74

76

72

68

66

70

Затруднились ответить

6

24

4

2

2

5

7

5

* Опрос НИСЭПИ, декабрь 2010

В последней колонке приведены результаты опроса, полученные НИСЭПИ после завершения президентских выборов. Уровень межличностного доверия среди белорусов оказался даже ниже, чем среди россиян. Интересно, о «какой принципиально новой электоральной ситуации» вели речь отдельные оппозиционные кандидаты накануне выборов?

Две против одной

Поиск эффективной стратегии, способной консолидировать оппозицию, сегодня актуален как никогда. Предложений хватает, но при внешнем разнообразии все они укладываются в две стратегические колеи. Предоставляю слово Андрею Егорову: «Среди них можно явно выделить две: "революция" и "диалог". Каждая из них акцентирует внимание на разных способах трансформации существующего режима».

Обратите внимание, как первый, так и второй способ невозможен без субъекта, способного заставить режим трансформироваться. Но такой субъект в Беларуси сегодня отсутствует. Что в таком случае остается? Правильно, остается жаловаться на неспособность власти вести переговоры. Вот как, к примеру, это делают участники круглого стола на сайте «НМ» («Проект гражданской консолидации в Беларуси. Мы должны стать полноценным обществом»): «…власть демонстрирует нежелание вести широкий политический диалог». «Это типично белорусская ошибка – не уметь договариваться. Обе стороны: и власть, и оппозиция находятся сейчас в тупике в равной степени». «Если говорить об общих усилиях власти и оппозиции по преодолению увеличившегося раскола в белорусском обществе – опыт показывает, что власть не готова серьёзно обсуждать существующие в обществе разногласия, власть не считает нужным начинать какой-либо честный и открытый диалог».

Совершенно верно. Власть не желает, не умеет, не готова и не считает нужным договариваться. Потому что это «Русская власть»! Она уже 450 лет не желает, не умеет, не готова и не считала нужным это делать. Всех несогласных она просто сажала на кол, но сегодня вынуждена терпеть. Сегодня РВ в ее белорусском варианте несамодостаточна и без ресурсной подпитки со стороны нежилец.

В свое время Ленин прекрасно понимал с кем (с чем) имеет дело. Он не готовил революцию, он готовился к революции (чувствуете разницу!) и не морочил никому голову бесплодными разговорами по поводу налаживания диалога с самодержавием. Оппозиции требуются аналоги программы минимум и программы максимум. Первая программа – это программа действий в условиях спящей Популяции. Она должна быть нацелена исключительно на Лишних Людей («меньшинство» в терминологии Лукашенко).

Рассказывать «меньшинству» о европейском будущем бессмысленно. Ему надо рассказывать о механизме перехода из нашей реальности в европейское будущее. Но для этого с нашей реальностью необходимо разобраться. Сделать это невозможно за счет разового мероприятия. Вот для этого и нужен диалог.

У любой социальной конструкции есть свое начало и свой конец. РВ ценой огромных жертв смогла в первой половине прошлого века преобразовать аграрную Популяцию в индустриальную. Попытка же ответить на постиндустриальный вывоз привела РВ к очередному распаду, после которого на своей исторической родине в классическом варианте она так и не смогла возродиться.

Что касается реинкарнации РВ в границах Острова Беларусь, то она стала возможной исключительно за счет дотаций. Начиная с 2007 г. Россия приступила к последовательному перекрытию дотационного крана. Запад же дотациями не занимается. Запад дает кредиты. Но кредиты – это финансовые инструменты рыночной экономики, а в рыночной среде РВ не воспроизводится. Кроме того, необходимо помнить, что Беларусь в отличие от Российской Империи не имеет собственного цивилизационного измерения, к тому же в республике слишком высока доля Лишних Людей (порядка 30%).

Перечисленный букет причин оставляет немного шансов для выживания РВ в среднесрочной перспективе. Из этого, однако, не следует, что на смену историческому реликту придет праздник демократии, если это и будет праздник, то скорее непослушания. Популяция ведь никуда не денется, да и с Лишними Людьми проблем будет выше крыши.

Сможет ли в этих условиях оппозиционно-аналитическое сообщество предложит программу перехода в светлое европейское будущее? Интересный вопрос, согласитесь.


[1] Децильный коэффициент неравенства доходов – отношение средней величины доходов 10% наиболее состоятельной части населения к среднедушевому доходу 10% беднейшей части.