Репрезентация взаимоотношений с ЕC на телеканале ОНТ

В качестве кейса настоящего эссе мне хотелось бы рассмотреть репрезентацию взаимоотношений Беларуси с Евросоюзом на телеканале ОНТ. Цель статьи – вкратце проанализировать, насколько эффективно осуществляется политическая коммуникация через белорусское телевидение, выяснить каким образом репрезентируется Европа в телевизионном сегменте белорусского медиапространства.

Для начала хочу обратить внимание на различие в понятиях: (а) средства массовой информации, (б) средства массовой коммуникации и (в) медиа. Такое разделение отсутствует в англоязычной практике, там есть понятия media and communications. Однако для того, чтобы лучше осмыслить постсоветский контекст, необходимо провести определенные разделительные линии. Автором данной идеи является украинский медиаэксперт Андрей Кулаков. С его точки зрения, средства массовой информации – это то, что было в СССР, поскольку «их основной функцией считалось информирование масс, передача информации от адресанта к адресату, а обратная связь была не так важна» [1]. Понятие средства массовой коммуникации приходит с появлением новых медиа, когда аудитория становиться соавтором и появляется термин интерактивность. Медиа, по Маклюену, – это расширение человека, его возможностей, их функции – формирование сообществ, репродуцирование простора между индивидами, это посредники между властью, гражданским обществом и бизнессом для подготовки и принятия совместных решений.

Белорусское телевидение сразу можно обозначить как средство массовой информации, поскольку, несмотря на развитие технологий, мы видим явное отсутствие коммуникаций между каналом и аудиторией, чтобы это доказать обратимся к сайту www.ont.by [2].

У пользователей нет возможности комментировать видеосюжеты, отсутствует такая важная составляющая как «форум», т.е. нет площадок для обсуждения, что в контексте интернета является серьезным упущением.

На гостевой странице справа мы видим раздел «лица новостей», там двенадцать фотографий, среди которых: А. Лукашенко, патриарх Кирилл, П. Прокопович, Г.  Василевич, А. Кулешов и т.д. Фотографии практически не меняются, последнее изменение случилось, когда на пост премьера вместо С. Сидорского был назначен М. Мясникович, соответственно поменяли и фотографию. В конечном итоге на «доске почёта» новостей присутствуют два зарубежных лица – патриарх Кирилл и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Европейские лица как постоянные фигуранты белорусских новостей отсутствуют.

Посмотрим как выглядит рубрика «Беларусь – ЕС». С ноября 2010 до февраля 2011 в архиве находятся 23 сюжета, из них 3 программа «Как есть», 9 сюжетов посвящены санкциям Евросоюза, 7 – диалогу с Европой, в которых Евросоюз показан другом и партнером, одно интервью Лукашенко с французким изданием «La Figaro». Один сюжет  посвящен созданию маршрута «Китай-Западная Европа» и ещё один – энергосбережению (Экономную энергетику обсудили в Полоцке эксперты из Германии, Испании и Франции).

Авторская аналитическая рубрика «Как есть» уже исходя из названия предлагает определенную аналитику политических событий. Ведущий Алексей Михальченко, в сущности не являясь экспертом, делает попытки анализа и оценки ситуации, однако непонятно какую ценность представляют его суждения. «Чтобы нейтрализовать гуманитарную науку, используется вечное оружие – антиинтеллектуализм, который заключается в том, чтобы опираться на плебисцитарные добродетели прямой демократии, находящиеся под защитой позитивных, гуманистических чувств. Задача состоит в том, чтобы произвести впечатление на публику, вынуждая ее приписывать принципы, с которыми в целом трудно не согласиться, тому, кто объявляет себя их держателем»[3]. Именно этим по сути дела и занимается нынешнее белорусское телевидение, в то время как в социальных сетях стал популярен тезис «Хочу жить в Беларуси, которую показывают по телевизору».

В Европе говорят о потребности в экспертизе социальных событий, о таком понятии как публичная политика, где пересекаются поля журналистики, политики и социологии, но что мы видим в Беларуси? Диктора, который создаёт образ врага в виде Европы и объясняет людям, что эта недоброжелательность вызвана завистью к нашим достижениям и результатам. Приблизительно так в СССР формировали образ вражеского Запада.

Если во Франции интеллектуальная журналистика появилась в семидесятых, то мы уже опоздали на сорок лет. Более того национальное телевидение не соответствует даже элементарным  журналистским стандартам – здесь нет мнения двух сторон, зато наличествует фатальная зависимость поля журналистики от субсидий со стороны государства. Но самое страшное, что это оказывает влияние на другие поля культурного производства и политики, несвободная журналистика тормозит процесс прихода в публичную сферу интеллектуалов. «Эксперт – это агент поля политики, наряду с другими формирующий легитимные представления о той или иной социальной, экономической или политической проблеме, а также конструирующий новые социальные категории, предлагая свой специфический продукт – экспертизу» [4].

В других сюжетах посвященных санкциям Евросоюза в качестве экспертов выступают следующие лица: глава национального банка Прокопович, журналист Прохоров, украинский публицист Владимир Скачко, политолог Мирослав Митрофанов (Латвия), президент российской академии геополитики Леонид Ивашов др. Самая главная проблема представленного ряда – отсутствие экспертизы, поскольку в белорусских новостях вместо экспертизы нам представляют мнения и суждения весьма ангажированных людей. Не нужно быть социологом, чтобы иметь представление о мнениях известной части русскоязычного населения Литвы и Латвии по поводу Европы – достаточно почитать эмигрантскую прессу или комментарии на портале Delfi (любой доктор наук с непризнанным дипломом из-за незнания национального языка с удовольствием расскажет, каким злом является Евросоюз). Однако журналисту или профессиональному эксперту следовало бы остерегаться подобных  мнений.

В заключение можно сделать следующие выводы. Во-первых, достаточно очевидно, что репрезентация Евросоюза изменяется в зависимости от актуальных политических отношений с Белорусью. Во-вторых, новостное пространство ОНТ не насышено репортажами о западных соседях, отсуствует освещение культурных и образовательных событий. В-третьих, экспертное сообщество представлено одними и теми же немногочисленными лицами, что создаёт впечатление их дифицита в стране, зарубежных экспертов на телевидении почти нет, за исключением представителей дипмиссий (МИД Польши, Германии). Отсуствует не только политическая комуникация, но и вовсе коммуникация, телевидение до сих пор остаётся СМИ, которое представляет мнение большинства уличными опросами, цензурируя ответы, не использует возможности интернета, и, исходя из всего этого, с большой натяжкой может называться средством коммуникации.

 

Ссылки

1.  Телекритика № 4 . «Прорив  комунунікаціі». –с.  88, 2009.
Данные приводятся по состоянию на момент написания статьи – январь 2011.

2.  Пэнто Л. Философская журналистика.

3.  Пэнто Л. Философская журналистика.

4.  Шматко Н.М. Феномен публичной политики.
http://sociologos.net/textes/chmatko/politique_publique.htm