Беларусь-ЕС: быстрый откат назад

Перспективы развития отношений Беларуси и Европейского союза после событий 19 декабря стали предметом размышлений многих экспертов. Некоторые из них выразили глубокое разочарование тем, что санкции Евросоюза не стали тем кнутом, который мог бы нанести достаточно сильный удар по властному режиму. Другие посчитали санкции достаточной мерой для дальнейшего выстраивания отношений ЕС с Беларусью в русле прагматичного диалога или «реальной политики», о которой велась речь перед выборами.

В действиях политических сил Евросоюза можно проследить недвусмысленную логику. Каждый шаг, с которым выкристаллизовывалась позиция европейских политиков относительно ситуации в Беларуси, обозначал новую ступень в понимании эха тех или иных радикальных решений для дальнейшего сотрудничества ЕС с Беларусью. Политолог Денис Мельянцов в своей работе «Беларусь-ЕС: старые песни на новый лад» анализирует реакцию Европейского союза на события в Беларуси, основные этапы принятия решений по целесообразности введения санкций, а также пытается спрогнозировать дальнейшее развитие отношений между Беларусью и ЕС.

Денис Мельянцов указывает на то, что для Евросоюза выборы были главным событием, от которого бы начался отсчет нового этапа в отношениях объединенной Европы и Беларуси. И именно от действий властей во время выборов, а отнюдь не от их результата зависело будущее всех благих начинаний, которые проявились в предвыборный период. И практически никто из наблюдателей и аналитиков не сомневался, что если Брюссель позитивно отреагирует на белорусские выборы, то Беларусь может рассчитывать на дальнейшее улучшение отношений с Европой.

Однако, отмечает Д. Мельянцов, ожидания европолитиков и реальность в итоге получились слишком контрастными, что и обусловило жесткую реакцию Европы на события в Беларуси.

Первые комментарии с Запада на действия белорусских властей после выборов не заставили себя ждать. Они были негативными, но сдержанными, ведь пока не было достаточной информации для того, чтобы занимать четкую позицию. Ясно было одно: Лукашенко нарушил свои обещания. И это больно ударило не только по европейской стратегии сотрудничества с белорусскими властями, но и конкретно по дипломатии Сикорского и Вастервелле и других политиков-переговорщиков, которые выступали за метод пряника в отношениях с Беларусью.

После того, как евродепутаты смогли заслушать позицию белорусских журналистов, блоггеров и оппозиции, зашла речь о жестких санкциях в отношении официального Минска, причем идея введения жестких ограничений лоббировалась, в основном, определенными европейскими партиями. Санкции должны были включать снижение контактов с белорусскими властями до абсолютного минимума, приостановление финансовой поддержки режима и даже прямые экономические санкции в отношении «Белтехэкспорта». При этом на предварительных слушаньях европарламентарии заявляли о том, что санкции будут сняты только после освобождения всех политзаключенных.

Впрочем, после консультаций с экспертами и общих дебатов окончательный вариант резолюции приобрел более мягкую форму, по сравнению с начальным. Среди жестких формулировок осталось лишь требование освобождения всех политзаключенных, после чего персональные санкции в отношении белорусских чиновников будут сняты. И это положение резолюции Европарламента, как считает Д. Мельянцов, подталкивало бы власти Беларуси к торговле заключенными. Остались неизменными в резолюции Европарламента и призывы увеличить поддержку белорусскому гражданскому обществу.

Подобные метаморфозы резолюции Европарламента, по мнению политолога, указывают на то, что лоббистские способности белорусской оппозиции в этой структуре довольно сильны, но только на первоначальном этапе. Когда же в процесс совершенствования документов вступают эксперты и национальные правительства стран Евросоюза, влияние партийной оппозиции нивелируется.

Примечательно, что белорусский МИД отреагировал на резолюцию лишь в виде ответа пресс-секретаря на вопрос журналиста на брифинге. В то же время министру иностранных дел Сергею Мартынову удалось встретиться с высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон, что может свидетельствовать о стремлении обеих сторон к продолжению диалога.

Оценив резолюцию Европарламента и взвесив все «за» и «против», Совет министров иностранных дел принял решение по ситуации в Беларуси, еще более мягкое, чем резолюция представителей европейской законодательной власти. Главы МИД стран-членов ЕС решили, что возврат санкций в отношении белорусских политиков, станет действенной мерой по нормализации ситуации в Беларуси. Причем официальный переговорщик белорусской стороны – глава МИД Сергей Мартынов в «черный список» не попал.

Впрочем, правительства стран-участников ЕС посчитали необходимость уменьшить тягу белорусской стороны к торговле политзаключенными, добавив к требованиям по их освобождению еще и условия реформирования избирательного законодательства, обеспечения свободы слова и СМИ, собраний и ассоциаций.

Смягчение отношения ЕС к официальному Минску можно объяснить рядом причин. Во-первых, среди стран ЕС отсутствует единство позиций относительно применения санкций. Во-вторых, в обойме методов взаимодействия на Беларусь лишь два патрона – изоляция либо политика втягивания в процессы сближения с Европой. И если второй показал свою абсолютную неэффективность, то полезность второго будет понятна лишь спустя некоторое время.

Кроме того, нельзя отвергать того, что Беларусь важна для ЕС как политически, так и экономически. Жесткие санкции могли бы нарушить бизнес-связи белорусских и европейских предприятий. Более того, европейские страны понимают, что хотя белорусская власть нарушает права собственных граждан, она не представляет собой угрозы соседним государствами и международной общественности.

Таким образом, на данный момент потери от изоляции Беларуси для Евросоюза больше, чем возможные имиджевые, геополитические и другие выигрыши от втягивания Беларуси в процессы европейской интеграции.

Как считает Д. Мельянцов, нынешний цикл конфронтации-нормализации в белорусско-европейских отношениях будет менее продолжительным, чем предыдущий. Белорусская сторона будет стараться вернуться к прежнему уровню взаимоотношений, чтобы выйти из невыгодного для нее сейчас внешнеполитического положения. И Евросоюз, имеющий заинтересованность в Беларуси, пойдет навстречу официальному Минску.

Процесс «отката» на прежние позиции может завершиться к осени 2011 года, когда, очевидно, наступит очередное обострение отношений Беларуси и России и начнется период подготовки страны к парламентским выборам 2012 года.

Целиком работа Д. Мельянцова здесь:

http://www.belinstitute.eu/index.php?option=com_content&view=article&id=859%3Anone&catid=11%3Apolitics&Itemid=28&lang=be